ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

В декабре 1864 года, 155 лет назад, произошел бой, известный как «Иканское
26.11.19 | РАРОГ » Проза
Публикуем рассказ виленского литератора члена СРЛХ «РАРОГ» Валерия Рассвет,
Исполнилось 450 лет со времени образования в результате заключения Люблинской
Много мифов сложено о происхождении литовцев, как в прочем и о других
Староверы Литвы составляют четверть русского населения Литовской Республики.

СИМФОНИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ НА СТУПЕНЯХ ВОСХОЖДЕНИЯ

05.12.15 | Раздел: РАРОГ » Поэзия | Просмотров: 1749 | Автор: Валерий Виленский |
СИМФОНИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ НА СТУПЕНЯХ ВОСХОЖДЕНИЯ

Эляна СУОДЕНЕ
Доктор гуманитарных наук

СИМФОНИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ НА СТУПЕНЯХ ВОСХОЖДЕНИЯ
Рецензия на сборник стихов и прозы русских и русскоязычных литераторов «СТУПЕНИ». Изд. МАПП, Вильнюс 2015 г.



Выдающийся русский поэт Арсений Тарковский писал:
... Загородил полнеба гений,
Не по тебе его ступени,
Но даже под его стопой
Ты должен стать самим собой...
... Когда отыскан угол зренья,
И ты при вспышке озаренья
Собой угадан до конца.
Итак, вектор указан – самопознание.


СИМФОНИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ НА СТУПЕНЯХ ВОСХОЖДЕНИЯ
Арсений Александрович Тарковский (1907-1989), русский поэт и переводчик с восточных языков


«Симфоническая личность» - термин Л.П.Карсавина, цель человеческой жизни он видел в лицетворении, что понималось им как «обóжение». Лицетворение – самопознание в устремлённости к Лику, освобождаясь от личин.
Иными словами, в становлении личности, в становлении человека. Именно об этом говорится в стихотворении С.Лаврова «Предназначение» (стр. 149):

«...Проснись на ступенях грядущего века –
Родись человекам и стань Человеком!»

Само название альманаха «Ступени» вводит нас в пространственно-временную парадигму мифопоэтического видения мира: путь, странник, дом – основоположные символы мифофилософских систем разных народов, как и понятия «верха – низа».

СИМФОНИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ НА СТУПЕНЯХ ВОСХОЖДЕНИЯ
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), русский религиозный философ, историк-медиевист, поэт


«Симфоническая личность» альманаха 2015 «Ступени» предполагает полифонию различных поэтических систем, которые, в свою очередь, настраивают на лад разноголосицу своих собственных поэтических «Я». Множественность различных точек зрения создаёт предпосылку того, что коммуникативный акт представляет собой гармоничный обмен взаимодополняющими репликами в открытом и бесконечном диалоге.
Вместе с тем, симфоническая личность Международного альманаха 2015 «Ступени» представляет собой модификацию мифа о ПОЭТЕ – ПРОРОКЕ, ПРОВИДЦЕ, ЮРОДИВОМ в христианской и романтической трактовках.


СИМФОНИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ НА СТУПЕНЯХ ВОСХОЖДЕНИЯ
Иннокентий Фёдорович Анненский (1855-1909), русский поэт, драматург, переводчик, критик, исследователь литературы и языка, директор мужской Царскосельской гимназии


Духовные ступени предполагают наличие путника, и путником является симфоническая личность, состоящая из идиолектов участников коммуникативного акта, несущая в себе символ коллективного подсознания, архетип мудреца, может выступать он и в виде ребёнка, юродивого, и в виде бога; как бог Один в скандинавской мифологии, он должен пройти непременно испытания, дарующие мудрость, или мёд поэзии, а ступени вниз на самом деле могут предполагать передышку в движении вверх, ибо, говоря словами И.Анненского:
«А если грязь и низость – только мука
По где-то там сияющей красе?..»

Таким образом, путь может быть не линейным, а само восхождение может трактоваться как возвращение к утраченной целостности мира.
Итак, симфоническая личность сборника – термин, заимствованный у Л.Карсавина, который всё сущее понимал как обладающее личностным началом, состоит из полифонии поэтических систем, каждый автор сборника соотносится с другими, сингулярен и гетерогенен, участвуя в создании некоей единицы коллективного разума, отображающей мирочувствие эпохи и являющейся носителем общечеловеческого цивилизованного кода культуры.
Движение наверх, лестница, восхождение предполагает наличие фундамента, и духовным фундаментом этим является общечеловеческий цивилизованный код – культура.
«А клинопись одна на всех» - говорил Арсений Тарковский.
Различные номинации этого цивилизованного первоначала, духовного истока, в разных поэтических системах обозначены по-разному.
Так, В.Молочников пишет (стр. 167):

«...Но даже в час больших обид
Душа стремится к идеалу,
К вершинам райских пирамид,
Единородному началу...»


Крупицы древнего знания рассеянны по различным поэтическим системам альманаха: так, книга Тота имплицитно наличествует в стихах Л.Король («Туман», стр. 119); Голем упоминается в стихотворении Анны Тураносовой-Абрас («Осень в Вильнюсе», стр. 222); библейские сюжеты – в стихотворении Э.Поздней «Утро» (стр. 184); символы древнего Междуречья наличествуют в стихотворении И.Мастерман («К Плутарху», стр. 160); древнегреческая мифология аукается с поэтическими дискурсами Е.Шеремет («Не радует», стр. 237); Сизиф – в стихах В.Трофимова («Поэт», стр. 216).
В духовном фундаменте общечеловеческого цивилизованно-культурологического кода – сакральная составляющая.
Сакральная тема – одна из основных в настоящем сборнике. П.Антропов с болью обращается к вопросу об особенностях различных аспектов вероисповедания («Триста лет нас зовут староверами», стр. 15), а Е.Ахтаева исследует в художественной форме вопрос о том, как подойти к Богу, чтобы переход в Инобытие не был болезнен, как научиться жить в Боге ещё при жизни («Равнодушие неба», стр. 25), Э.Басина ощущает «Единство Я с величьем света» («Весна», стр. 38). Бог может представать в образе нищего, как в поэтическом дискурсе Ю.Гапанюка («Растаять не хочется в жизни никчемной», стр.58). В стихотворении А.Гаала «Пасхальное воскресенье» (стр. 60) христианский мотив ведёт к онтологическим обобщениям сути бытия в художественных образах. Проникновенны стихи о Боге А.Гузика (Вера», стр. 72), В.Екатериничевой-Фатеевой («Колокольный звон», стр. 101). Особой сакральностью пронизана вся поэтическая подборка А.Якимова – стр. 251 («Деревенский храм», «Рождественское утро», «Крестный ход», «Колоколенка»). Сами названия стихотворений в подборке текстов А.Якимова свидетельствуют о духовном направлении.

Любовь к России и сакральная тема органично сочетаются в мирочувствии Л.Хорошиловой – стр. 228 («У иконы», «Милая Русь», «Прости», «Рассвет»). С.Лорманас называет своё стихотворение «К Всевышнему» (стр. 154).
Иногда названия предметов церковного обихода, слова, связанные с церковной литургией, помогают создать суггестивное воздействие стиха, как в стихотворении И.Мастерман слово «чётки» участвуют в создании образа пулемётной очереди («Война», стр. 158), у А.Долгушина с целью художественного воздействия создаётся в стихотворении «Чучело» (стр.98) образ креста. Трогают душу строки И.Кунцевича: «...И гляжу на скамейку у хаты, / Как на пламя церковной свечи» («Бесконечность постичь не пытаюсь», стр.130). Само название стихотворения И.Татаровой «Треба» (стр. 209) участвует в организации художественной ткани стиха.


СИМФОНИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ НА СТУПЕНЯХ ВОСХОЖДЕНИЯ
Олеся (О́льга) Александровна Николаева (1955), русская поэтесса, прозаик, эссеист, профессор Литературного института им. Горького


Даже если слово «Бог» не названо напрямую, даже если в стихотворении нет прямых указаний на церковную тематику, стихи выдержаны в системе духовных координат, заложенных в Славянском мире после Крещения Руси и соотносящихся с иудео-христианской и эллино-греческими цивилизациями. Поэт и учёный Олеся Николаева (Москва) указала четыре основные мировоззренческие ипостаси русской литературы с древних времён до наших дней:
1. Отношение к человеку как к образу Божьему;
2. Отношение к слову как к логосному и способному пророчествовать;
3. Отношение к миру, который «во грехе лежит», но весь изнизан божественными энергиями, повсюду видны божественные следы;
4. Отношение ко греху, который нуждается а покаянии. Тема Возмездия – одна из магистральной в русской литературе.

Понимание человека как образа Божия отражено в уже цитировавшемся стихотворении С.Лаврова.
Отношение к слову как логосному и способному пророчествовать ставит человека в ранг пророка, провидца. Много стихотворений посвящено именно таким русским поэтам: А.Пушкину (Э.Поздняя, В.Куракевич, Н.Русских-Аболина); М.Лермонтову (Е.Шеремет); С.Есенину (П.Антропов, А.Бикульчус); А.Блоку (С.Лавров); З.Гиппиус (Н.Русских-Аболина). Образ пророка, провидца, поэта преломляется особо, если речь идёт о сцене, как в стихотворениях А.Корсарова (стр. 121) и Ю.Щуцкого (стр. 238). Трагизм доли поэта отражается в стихотворении Н.Алифановой «Про музу» (стр. 7). Книги как неотъемлемая часть русского бытия–быта отражаются в стихотворении Е.Арбузовой «Тихие стихи» (стр. 21). Образы русской литературы настолько органичны нашему мировидению, что даже Сикстинская мадонна может принимать образ Катюши Масловой (С.Лавров «В Ясной Поляне» (стр. 151).

Феноменология Слова отражена в стихотворении А.Гузика «Слово» (стр. 77), А.Бикульчусу в стихотворении «Поэзия» (стр. 44) открыты восторги сверхпознания. Сам процесс рождения мысли и её утраты фиксирует С.Лавров в стихотворении «Полёт мысли» (стр. 151). Хотелось бы особо отметить стихотворение С.Лаврова «Памяти Блока» (стр. 152), где во внутренней динамике произведения отражается сам процесс создания, рождения стиха. В.Трофимов обращается к феноменологии поэзии в стихах «Поэт» (стр. 216), «Зрелость поэта» (стр. 220). Секретами мастерства делится Г.Деканидзе в стихотворении «Мои стихи» (стр. 83).

Противоречие должного и сущего, трагизм бытия, чувство одиночества среди людей отражают многие тексты альманаха. Экзистенциональное одиночество человека отражено в стихотворении Г.Деканидзе «Одиночество» (стр. 79). Лирический герой А.Долгушина прибегает к образу своеобразного креста в стихотворении «Пугало» (стр. 98) для выражения конфликта индивида и социума. Против пошлости быта протестует стихотворение Е.Арбузовой «Не смейте играть «Бригантину» (стр. 18). Чувство сиротства среди людей выражено в стихотворении Н.Алифановой «Я нигде не бываю своею» (стр. 7). Физиологическую реакцию на нелюбовь фиксирует стихотворение Е.Ахтаевой «Сердце-аптекарь» (стр. 24).
Остро социальная тема звучит в стихотворении А.Гузика «Заздравная» (стр.73), где встают образы Припяти, Чернобыля, Фукусимы. Г.Деканидзе в стихотворении «Божий перст» (стр. 82) пишет:

«...Господь проснётся. Снимет тяжкий крест,
Когда в святом и благородном гневе
Он указующе направит перст
На подлецов – на «правых» и на «левых».


Мотив возмездия – один из характерных для русской литературы, но только в том случае, если нет раскаяния. Мотив покаяния звучит в текстах С.Смирнова «Галка» (стр. 197), у Е.Ахтаевой «Обетованное» (стр. 23) эта тема имплицитна. В стихотворении А.Гречука «У братской могилы» (стр. 66) тема чувства вины за развал страны имплицитна.
Ключевые для мировой поэзии символы ДОМ, ПУТЬ приобретают разное значение у разных поэтов. Так, «Дом» (стр. 53) у А.Врубеля – уют и спасение. Дом для А.Гаала – прибытие в Свет, прибытие к «Богу» («Прибывание домой», стр. 63). Неоднократно символ дороги, пути используется у Г.Деканидзе. Так, в стихотворении «Встреча с матерью» (стр. 84) он говорит: «...Я в мире – только гость», в другом же стихотворении мы читаем (стихотворение «Будь», стр. 80):

«...Я думаю, пройти по жизни надо
Походкой твёрдой, оставляя след.
И по нему пойдут тебе в награду
Потомки, воспринявшие совет...»


Символ пути – в стихотворении Э.Поздней «И так всегда» (стр. 182), стихотворение «Крестный ход» (стр. 254) А.Якимова можем воспринять как метафору жизни, как «дороги к храму». У А.Гузика стихотворение «Дорога» (стр. 74) – поэтический анализ жизни, где счастье дружбы превосходит боль обид, но боль потерь ощутимо саднит. Это – путь восхождения к Добру. Постижение любви как цель жизни – в «Жизни путь» (стр. 179) Л.Олифсон-Цереня.
На пути восхождения – (возвращения к единоначальной целостности бытия) – одна из духовных ступеней альманаха – историческая культурологическая связь с судьбой народа, страны. Оттого есть и стихотворение, посвящённое Петру I (Г.Деканидзе, стр. 81), и текст, обращённый к А.А.Ишкову («Флот, который построил Ишков», стр. 217, В.Трофимов). Оба они, несмотря на временную дистанцию, строили русский флот!
Сборник приурочен к 70-летию окончания Второй Мировой войны, поэтому немало стихов о войне. Война является мейнстримом поэтической подборки А.Гречука, причём, тематика раскрывается своеобычно: котелок у него – солдатский друг («Солдатский котелок», стр. 70), а мат солдатский помог выжить и победить в войне («Русский мат», стр. 68»):

«...Кто мёрз в окопах, мок в походах,
Те могут смело утверждать:
В лихие огненные годы
Мат помогал им побеждать»


В поэзии, как у Бога, грань между мёртвыми и живыми стёрта, все живы, как в стихотворении А.Ашурбековой «В братской могиле» (Рассказ покойного солдата), стр. 26, в переводе Е.Ахтаевой. Смерть условна, умершие есть живые, стираются противоречия, враги становятся друзьями, мёртвые беседуют друг с другом, общечеловеческие ценности выше смерти.

Тема Холокоста звучит на страницах альманаха: в переводе Э.Поздней опубликовано стихотворение Шмарьягу Качергинского «Тише, тише» (стр. 183), написанного в 1943 году в Вильнюсском гетто. Стихотворение И.Мастерман «Коричневый рейх» (стр. 159) невозможно читать равнодушно. Набатом звучат строки М.Зинкевич (Шожиной) «Не рабами рождаются дети» в стихотворении «Обелиск» (стр. 106).

Тема гражданственности, отзываясь на современные актуалии, на боль гражданской войны, звучит в поэтических системах С.Лорманаса («Две правды», стр. 156) и Е.Шеремет («Амулет», стр. 236).
Важнейшей духовной ступенью при восхождении человека к человеку «...человеком и стань Человеком!» (С.Лавров) является любовь. На страницах альманаха любовь представлена в разных ипостасях. Прежде всего, это любовь к Богу, метафизическая составляющая. Вместе с тем, это любовь к Родине – Большой и Малой, к Отечеству, как изначалию, что роднит это с сакральностью.
Любовь к родному краю звучит в проникновенных стихах Е.Арбузовой («Песня о Лудзе», стр. 22), А, Бикульчуса («Вильнюсу», стр. 45), описывается в стихотворении А.Долгушина «Прибалтийское лето» (стр. 97), название стихотворения В.Екатериничевой-Фатеевой «Осенний Вильнюс» (стр. 103) созвучно названию «Осень в Вильнюсе» (стр. 222) А.Тураносовй-Абрас, по мотивам творчества М.К.Чюрлёниса создано стихотворение В.Иванова «Кораблик» (стр. 110), обращённое сыну.
Любовь к родной земле воспета в стихотворении В.Молочникова «Живая вода Мёртвого моря» (стр. 168). Любовью к Родине – России пронизаны произведения И.Татаровой.
Акцент, отличающий специфику альманаха – тема русских в Прибалтике, по-разному рассматриваемая в разных поэтических системах. Со всей остротой высказывается М.Тервонен («О город мой! Готическая стать», стр. 212):

«...Ты не сотрёшь дистанции моей,
А я твоей вовеки не нарушу.
О город-кров, я не твоих кровей.
Ты мне не льстишь и не морочишь душу...»

М.Тервонен блистательно выражено и чувство носителей двуязычия («Я хочу говорить на родном языке», стр. 210):
«...я владею - другим, но живу – на родном»

Тема русских в Прибалтике в дихтомии «свой – чужой» рассматривается в поэтических системах Е.Ахтаевой («Не отыскать родней», стр. 24) и Э.Поздней («Царское село», стр. 180).
Тема прибалтов в Сибири звучит в стихотворении А.Виткаускаса «Сон» (стр. 71) в переводе А.Гречука.
Словно продолжая тему вины перед прибалтами, поднятую ещё И.Анненским, А.Гузик пишет («Ностальгия латвийца в Англии», стр. 76):

«...Здесь тяжёлый песок, а берёзовый сок
Вяжет губы – слегка горьковатый.
Я вопросом томлюсь – в сыновья ли гожусь?!
Может быть, виноват? Виноватый...»

Чувство чины отражено и в стихотворении А.Гречука («Литве», стр. 71):
«...Живи, Литва, крепись и хорошей!
Всегда с тобою – это много значит! –
Я врос в тебя – судьбу не обойти.
И всё же по России сердце плачет.
Не обессудь. Пойми меня. Прости!»


Жизнь лирического героя поэзии А.Блытушкина неразделимо связана с Россией. Боль за Россию, сопричастность её судьбе пронизывает всю поэтическую подборку этого поэта в альманахе. «Анисовая водка» из текста И.Анненского словно переливается из текста в текст его стихотворений («Станция Пашково» стр. 49):
«...Выпьем без повода, скажем охаяно –
Есть такой грех на Руси.
Станция Пашково, если неправильно, -
За ударенье прости!»


Неповторимо описана русская деревня в стихотворении Г.Деканидзе «Ворники» (стр. 78), трогает душу стихотворение А.Долгушина «Жаркий полдень» (стр. 94).
Проникновенно стихотворение о России А.Гузика «Я знаю» (стр. 74). Любовью к Отечеству отмечено стихотворение Е.Шеремет «Мой Дальний Восток» (стр. 204). Верностью русским традициям проникнуто стихотворение Т.Казюнене «Татьянин день» (стр. 117).

Тема любви между мужчиной и женщиной – одна из центральных в альманахе. Невозможно без волнения читать стихотворение Г.Деканидзе, обращённое к жене «Зимний вечер» (стр. 85), о счастливой любви – стихотворение А.Врубеля «Забочусь» (стр. 53) в переводе О.Рябининой, ему в унисон стихотворение О.Долгунова «Колыбельная рыжей» (стр. 91). В обоих стихотворениях герои властны над снами любимой.
Проникновенны стихи о любви И.Кунцевича «Я знаю: ты меня услышишь...» (стр. 131), парадоксальны стихи А.Тураносовой-Абрас «Нелюбовник» (стр. 225). Стихи о любви Э.Поздней невозможно читать, не сопереживая («Утро», стр. 184).
Вместе с тем, читаем про «Змеиную любовь» (стр. 45, А.Бикульчус), а у А.Гузика есть горькие строки: «Для меня – долгожданное чувство, Для неё – долгожданный трофей...» («Любовь», стр. 76).
В альманахе явственно звучит тема дружбы (поэтические системы Э.Поздней, Е.Няголовой, А.Гузика, Г.Лабанаускаса). есть даже стихотворение, обращённое к любимому ученику (Н.Кябликене).

Отрываясь от эмпирической реальности к миру Духа, возникает онтологическая тематика, аксеологическая, как в произведениях В.Иванова, когда импульсом для создания художественного произведения служат явления не быта, а бытия, культуры. Вопросы соотношения жизни – смерти, времени – вечности, исследуются художественно в поэтических системах В.Иванова, С.Лаврова, А.Гаала, А.Якимова, Э.Басиной, Е.Ахтаевой. Проблема идентичности - Кто – Я? – звучит в художественных системах А.Гаала, Э.Басиной, иллюзорность бытия ощутима в поэзии И.Эссе.
Симфоническая личность, ступая по духовным ступеням восхождения (у И.Татаровой есть даже стихотворение под названием «Восхождение» (стр. 207) обладает генетической памятью, которая даже старше, чем архетипы. Эта прапамять восходит к общему вегетативному коду. Сейчас учёные установили, что ДНК человека не так уж отличается от ДНК бабочки, или древесной коры. У Н.Кябликене есть стихотворение «Моему другу – каштану» (стр. 141), где изоморфизм, синкретизм мирочувствия ощутим. Именно о единстве вегетативного кода человека и природы говорится в стихотворении Е.Арбузовой (стр. 18):

«Я обнимаю тихо и растерянно
За мокрый ствол берёзу у ворот:
Ну что же ты, заплаканное дерево?
Прольётся дождь и грусть твоя пройдёт.
Твоя – пройдёт. Моя же, окаянная,
В клубок свернётся – ох, как тяжела!
Ты одолжи мне сердце деревянное,
Чтоб я своё им заменить смогла!»


Чувство сопричастности природе выражается в тонком сопереживании, ощущении духовной близости с ней, оттого так явствен параллелизм в текстах Е. Арбузовой («Осень коснулась клёнов», стр. 19), А.Гузика («Зима», стр. 73), Г.Деканидзе («Перед бурей», стр. 80), В.Екатериничевой-Фатеевой («Летняя ночь», стр. 102), А.Якимова («Полный сил и порывов телесных!», стр. 251), С.Смирнова (из цикла «Круглый год», стр. 192-195). Э.Басина создаёт своеобразный гимн Земле. У Ю.Гапанюка осень вызывает ассоциации с цыганским табором.

Восхождение симфонической по духовным ступеням предполагает в полифонии голосов как общее, свойственное всем поэтическим системам, так и индивидуальное, называемое идиостилем или идиолектом. Так, О.Долгунова отличает феноменология повседневности, тогда, как в пьесах А.Чехова, люди то и делают, что пьют чай, а в это время рушатся жизни. Произведения С.Лаврова продолжают традиции философской лирики Ф.Тютчева, А.Тарковского, отличаются внутренней динамикой. Э.Басина – мастер подтекста, когда всё содержание стихотворения, вызванное к жизни каким-либо событием, подводит к художественному обобщению («Гобой и скрипка», стр. 38). Этот метод свойствен и С.Смирнову, только решается иными художественными средствами. Подтекст – и в стихах М.Тервонен («Message», стр. 211). Поразительно стихотворение А.Гузика, когда говорит сама поэтическая ткань стиха, и обилие ассонансов и аллитераций оправдывает название стиха «Ж-Ж-Ж», (стр. 75). Глубокая духовность отличает идиолект А.Якимова.
Разные жанры – лирические стихи, легенды (Э.Ашурбекова), элегии (Е.Няголова), венок сонетов (Ю.Щуцкий).
И всё таки: куда движется, куда восходит Симфоническая личность в полифонии голосов по духовным ступеням?
В стихотворении «Восхождение» (стр. 207) И.Татарова пишет:

«Готово к смерти всё. Не выродиться чтобы,
Живое, обратись в звучание и слух»

Это возвращает нас к идее жизнетворчества, жизнестроительства, выдвинутых Серебряным веком русской литературы.
Траектория пути структурно зашифрована в композиции альманаха. Возьмём первое стихотворение. Это стихотворение Н.Алифановой, замечательное по своей искренней исповедальности, отражает романтическое противостояние «Я», индивида и общества, конфликт «Я» и сущего («Всмотревшись в сонм разнообразных лиц», стр. 6). И одно из последних стихотворений альманаха А.Якимова «Колоколенка» (стр. 255), заключающееся строками:

«Всё вернётся и наладится –
Снова будешь Богу нравиться!»

Таким образом намечен путь от раздробленности, расколотости, негармоничности мирочувствия – к желанию Богу нравиться. «К БОГУ – С БОГОМ – В БОГЕ» - три способа продвижения по духовным ступеням альманаха. И всё же последнее стихотворение сборника «Ужель все листья облетели?» (стр. 256) А Якимова говорит о жизни и смерти, а эта парадигма объединяет и первых, и вторых, и третьих.

Раздел поэзии соединён тематически с разделом прозы (тема Холокоста, военная тематика), что позволяет говорить о композиционном единстве альманаха. Кроме того, прозаические тексты В.Егоровой, Д.Тейшерските, О.Рябининой можно образно назвать стихами в прозе – настолько они лиричны.
В.Вахрамеев в исследовании военной тематики показал истинное лицо «закрытой» от нас Финской войны 1939 г. Столь же самобытен в прозе А.Гречук, анализируя эту тему в стихах.
Высока художественная проза И.Гажимона, О.Михалевича.
Текст Е.Бахметьевой артистичен, что роднит его со стихами А.Корсарова, Ю.Щуцкого.
Тема сострадания, покаяния – основоположные для русской ментальности, исследуется Д.Эпштейн, и это возвращает нас к исходному постулату: «А клинопись для всех одна».
Особо хочется отметить блистательный вклад в оформление Международного альманаха «Ступени» В.Кольцова-Навроцкого и Д.Месенгисер.
И всё-таки вопросы – Кто мы? Откуда? Куда идём? – остаются открытыми. И это может служить стимулом для создания новых Международных альманахов подобного рода.


СИМФОНИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ НА СТУПЕНЯХ ВОСХОЖДЕНИЯ

............................................................................................................................................................................................................
(голосов: 5)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Поэзия
В Вильнюсе представлен новый Международный литературно-публицистический альманах «Ступени», изданный Международной ассоциацией писателей и
Президент МАПП Андрей Корсаров и президент Литовского отделения МАПП Лев Месенгисер (награждён дипломом ЕАИЛ) Георгий ПОЧУЕВ МАПП – 5 лет в Литве
Раздел: РАРОГ » Поэзия
6 июня - 213 лет со дня рождения А.С.ПУШКИНА Александр Сергеевич ПУШКИН. Худ. Василий Тропинин, 1827 Александр ПАПШЕВ ФРАНЦУЗСКИЕ СТИХИ
СКВОЗЬ ЖИЗНЬ И ЛЮБОВЬ Этот мир - как эхо в горах: если мы бросаем в него гнев – возвращается гнев; если мы отдаем любовь – возвращается любовь.
«МЕЛОС» - ПОПУТНАЯ ПЕСНЯ В первый вторник декабря т.г. в 17 часов, как традиционно в такой же вторник каждого месяца (кроме двух летних), в большом
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ЧЕЛОВЕК, СЛУЖИВШИЙ ГАРМОНИИ
ЧЕЛОВЕК, СЛУЖИВШИЙ ГАРМОНИИ Девять дней назад после тяжёлой продолжительной болезни ушёл из жизни член Союза русских литераторов и художников «РАРОГ» Николай
СТО ТЫСЯЧ ДОРОГ ПОЗАДИ
СТО ТЫСЯЧ ДОРОГ ПОЗАДИ Минувшей субботой 7 декабря в большом зале вильнюсского Дома национальных общин собралось более сотни человек, чтобы отметить
ИСКУССТВО РАЗНЫХ СТИЛЕЙ И НАПРАВЛЕНИЙ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ
ИСКУССТВО РАЗНЫХ СТИЛЕЙ И НАПРАВЛЕНИЙ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ В Клайпеде с 25 сентября работает выставка «Беларускi шлях» («Белорусский путь») - белорусских художников, среди картин

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара