ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

В вильнюсском Доме подписантов, 25 сентября т.г. состоялась научно-популярная
Доклад историка В.В Иванова на Международной научной конференции «Раздел Речи
Наш друг д.и.н. А. Бендин прислал свою статью, посвящённую затеянному
На днях, 10 сентября, исполнилось 150 лет со дня рождения известного русского
07.09.22 | РАРОГ » Проза
Публикуем сказку члена СРЛХ «РАРОГ Валерия РАССВЕТ «ДЕВОЧКА, ПУТТО, ОХОТНИК И

ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?

01.07.22 | Раздел: РАРОГ » Публицистика | Просмотров: 301 | Автор: Валерий Виленский |
ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?

ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?


Как-то раз в одном журнале (не скажу – в каком) мелькнули такие слова:
«Национализм – любовь к своей нации»
Дальше там следовали разъяснения этой формулы: «та сила, которая даёт человеку … веру…любовь» и т.д. (очевидно, и надежду на «творческую силу духа»). Но и без того стало понятно, что мы не понимаем, что такое национализм, и в особенности – что такое русский национализм. Каковое непонимание чревато. Особенно сегодня, когда мы в глубоком анусе и остром цейтноте.
Для начала предлагаю заглянуть в энциклопедический словарь «Брокгауз и Ефрон» (напоминаю: жемчужина русской культуры!):
«Национализм – превращение живого народного самосознания в отвлечённый принцип, утверждающий «национальное» как безусловную противоположность «универсального» и «своё родное» как безусловную противоположность «чужеземного». Как отвлечённый принцип, н. основан на ложном разделении того, что в действительности неразрывно соединено. Всё, что производилось в истории, имело всегда троякий характер: 1) личный, 2) национальный и 3) универсальный. Всякое историческое творчество коренится в личных силах и дарованиях, обусловливается национальной средой и приводит к результатам всечеловеческого значения… Национализм, как исключительное утверждение одного из них в ущерб двум другим, есть воззрение прежде всего антиисторическое. С другой стороны, обособление каждого народа от всех других, будучи делом безнравственным по существу, является, при современном прогрессе культуры, физической невозможностью» (т. ХХ, с. 710).
Ну, как?
А я ещё добавлю: «любовь к своему народу» (и к его истории, культуре и т.д.) называется патриотизмом. А национализм – ненависть и злоба ко всем окружающим (или так – встреченным по пути) народам. Чисто зоологическая, при которой человек другой национальности кажется существом другого зоологического вида. Зоопсихоз, как выражался я в детстве, когда сталкивался с совершенно беспричинной злобой со стороны какого-нибудь литовца или поляка (которые – ещё после войны! – делили между собой подаренную им Лениным и Сталиным Вильну).


ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?
Юрек (как меня называли в детстве)
или Юргис (как –ещё совсем недавно! – меня называли друзья),
или просто Юрий ГРИГОРЬЕВ


Справка
«ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ – международная солидарность людей различных наций и рас, основа их взаимопонимания, взаимного доверия, взаимопроникновения культур, ценностей, знаний и технологий; противоположен национализму». БСЭ


ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?

«НОВЫЙ» НАЦИОНАЛИЗМ: ПЯТЬ ОТВЕТОВ…

«Возврат к национализму» — одна из наиболее часто встречающихся характеристик современных политических процессов во всем мире. Что значит этот поворот? Что значит феномен «национального государства» в XXI веке? Что нам делать с новым национализмом?
Мы решили узнать у коллег и друзей издательства «Новое литературное обозрение» (https://www.nlobooks.ru/events/novosti/novyy-natsionalizm-pyat-otvetov-k-razrabotke-temy/ )
— Алексея Миллера, Ильи Будрайтскиса, Андрея Захарова, Ильи Калинина и Андрея Тесли — о том, какое значение приобретает понятие «нации» в современном политическом словаре, и можем ли мы говорить о новых формах национализма.
Мы задали один вопрос:

В современной общемировой политической риторике мы всё чаще встречаем апелляцию к конструкту «национального» и всем его производным. Brexit, Make America Great Again, Национальный Фронт во Франции, «Долгое государство» — лишь самые яркие примеры из этого ряда. Можем ли мы говорить, что идея «национальности» и «национального государства» получает новое значение и прочтение сегодня, или же этот поворот свидетельствует о кризисе «национализма»? Что происходит с понятием нации сейчас, и что нам делать с новым национализмом?

ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?

Алексей Миллер. Профессор Европейского университета в СПб

Мы живем в эпоху краха прежнего миропорядка. И речь уже не о крахе СССР, а о завершении длинной волны глобализации и уверенности в победоносности либерального глобализма. Как правило, сталкиваясь с новой, кризисной, не вполне понятной ситуацией, люди обращаются к привычным, кажущимся понятными формам и идеям. Если глобализм отступает, а лидер глобализма, то есть США, начинает действовать в духе национального эгоизма, всем приходится реагировать. И очень часто реакцией становится обращение к национализму. Так же было и после развала СССР. Попытки построить эффективные нации-государства в бывших республиках СССР не привели к большим успехам, потому что идея о нормативности и универсальности нации-государства — одно из главных заблуждений XX в.
Нация как была ключевым политическим символом в течение XX века, так и остается. Можно заметить некоторую реанимацию понятия «класс», с которой пытаются сегодня бороться через отождествление социализма и коммунизма с тоталитаризмом. То, что либеральные медиа в Европе называют сегодня «популизмом», на самом деле весьма разнородная палитра правых и левых движений, реагирующих на растущее социальное неравенство, обостряющуюся проблему миграций и разнородности общества, и кризис демократии, выражающийся в отчуждении рядового избирателя от правящей транснациональной элиты.
Поэтому верно говорить не о кризисе национализма, а о кризисе общества. Апелляция к национализму — одна из реакций. Нет никаких причин надеяться, что национализм будет в 21 веке более эффективным ключом к решению нарастающих проблем, чем в 20-ом. Но также наивно было бы думать, что решением может быть попытка спасти потерпевший поражение либеральный глобализм. Это новая эпоха, с новыми вызовами, которая требует новых ответов. Все сказанное в полной мере относится и к России.


ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?

Илья Будрайтскис. Историк, социальный теоретик и художественный критик.

Понятие «национализм», очевидно, не является самым популярным для обозначения электоральных коллапсов либеральной демократии, связанных с именами Трампа или Ле Пен — чаще говорят о «правом популизме», «консервативном повороте», «нео-реакции» или даже «пост-фашизме». На первый взгляд это может показаться странным: ведь современные крайне правые политики постоянно обращаются к таким определяющим идеологическим фигурам национализма, как защита суверенитета, протекционизм и реализм в международной политике, общность интересов гомогенной нации и т. д.
Однако, в отличие от классического национализмом прошлых двух столетий, современные правые популисты не предлагают никакого проекта коллективного будущего — текущему неудовлетворительному положению вещей противопоставляется собирательный и абстрактный образ прошлого (характерно, что, например, Трамп никогда не конкретизировал момент, когда Америка была «великой» в его понимании).
Таким образом, для поддержки правых популистов определяющей оказывалась эмоция протеста против настоящего, которую дополняли страх перед будущим и лишенный исторических очертаний образ идеализированного прошлого. Национализм, напротив, неразрывно связан с модернистской установкой: нация обретает себя через «общее забвение» (по известному определению Ренана) и устремленность в лучшее коллективное будущее. Также национализм был исторически связан с экспансией гражданского равенства и демократии (естественно, ограниченных суверенными границами нации). Именно поэтому исторические отношения между национализмом и консервативной реакцией оставались сложными и динамичными — периоды сближения сменялись моментами открытых конфликтов. Консервативная темпоральность, в отличие от националистической, всегда включала в себя тревогу в отношении будущего и апологию исторического опыта, который возвышается над несовершенством рационалистических амбиций современников. Кроме того, консерватизм сохранял скепсис по отношению к демократии, равенству и ценностям Просвещения.
Безусловно, современный правый популизм представляет из себя эклектичную композицию идей и образов, часть которых отсылает к элементам политического национализма. Однако консервативная составляющая в нем явно оказывается сильнее. Отказ от любых проектов, обращенных в будущее, также отличает движения Трампа или Ле Пен от исторического фашизма первой половины XX столетия (как это показывает, например, в своей новой книге историк Энцо Траверсо). Вообще, последний подъем классического национализма был связан, наверно, с «бархатными революциями» 1989-го в Восточной Европе: тогда единство нации переживалось как оптимистическое в связи с представлением о счастливом «транзите» к рыночной демократии. Сегодня правые движения сопровождает пессимизм и недоверие к будущему — которые во многом отражают характер нашей эпохи, но придают ему уродливые и пугающие политические формы.


ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?

Андрей Захаров, философ и политолог,
редактор журнала «Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре»

К несчастью, мы сейчас действительно переживаем очередной спад глобализационной волны, за последнее столетие с небольшим поднимавшейся дважды — перед Первой мировой и после Второй мировой войны. Начиная с 1945 года, универсализация экономических, социальных, культурных, политических процессов виделась главным средством предотвращения нового общемирового конфликта. В начале XXI века, однако, глобализация в силу ряда причин начала захлебываться. Но если чахнет универсальное и общемировое, ему на смену идёт партикулярное и национальное. Это означает подъем национализма как идеологии и оживление популизма как его политической базы. Ничего хорошего от этого процесса ждать не стоит. Глобализация удерживала мир от новой общечеловеческой бойни, а обособление, напротив, будет провоцировать конфликты — и, в конечном счете, может спровоцировать очередную общемировую войну. Кроме того, в ходе нынешнего «националистического ренессанса» пострадает человеческая субъектность поскольку на место универсальных трактовок прав человека придут частные их трактовки, разрушающие сложившееся после правозащитной революции второй половины ХХ века единое гуманитарно-правовое пространство. Причём, как бы ни хотелось порой думать иначе, не бывает «хороших» и «плохих» национализмов: любой национализм означает неравенство, угнетение и подавление одних людей другими людьми — если даже на первых порах он видится освободительным движением. И в силу этого всякий национализм отвратителен.

ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?

Илья Калинин. Историк культуры, шеф-редактор журнала «Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре»

Возвращение «национального» может быть обнаружено на нескольких уровнях, во многом противоречащих и даже противостоящих друг другу. С одной стороны, мы можем наблюдать низовой, так сказать, демократический национализм, являющийся реакцией на тенденции последних десятилетий: глобализацию капитала, переход основных экономических агентов на транснациональный уровень, уход государства из сферы социальной поддержки населения, неолиберальный менеджмент и как следствие (по крайней мере, многие видят именно в перечисленных выше факторах причину происходящего) – прежде невиданный рост неравенства, кризис представительного правления, разрыв между обществом и политическими элитами. С другой стороны, мы видим попытку господствующих элит, воспользоваться реактуализацией национального аффекта для того, чтобы сохранить существующее социально-экономическое statusquo. В последнем случае, речь идет о стремлении риторически и тактически перехватить недовольство положением вещей, оформляющееся в том числе и через апелляцию к национальному чувству, для того, чтобы лишить его трансгрессивной силы, угрожающей современному социально-политическому и экономическому порядку, преобразовать его критическую энергию в фиктивный патриотический консенсус, выражающийся в поддержке правящего класса, якобы озабоченного национальными интересами.

ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?

Андрей Тесля. Философ, старший научный сотрудник Academia Kantiana Института гуманитарных наук Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта (Калининград)

На мой взгляд, речь идёт не о радикально новом значении «национальности» и «национального государства», а об их актуализации — о том, что на данном этапе эти значения получают новую значимость. Ведь «национальное» и «национальное государство» связано с тремя важнейшими элементами модерной политической реальности — гражданством, субъектностью «народа» (что и выражается в понятии «нации») и территориально-политическим сообществом. Как сформулировала ещё несколько лет назад Тереза Мей, как раз отражая актуальность старых смыслов — нельзя быть гражданином «ничего».
Процесс, набиравший обороты с 1980-х гг., который с известной долей условности маркируется как «глобализация», означал — пользуясь метафорой Зигмунда Баумана — переход к «текучести», где сила, власть, богатство теперь оказывались, в противоположность «классическому» модерну, связаны не с пространством — а свободой от него. Но пространство никуда не девается. Проблема в том, что теперь издержки по его обустройству и сохранению, связанность с ним — бремя слабейших.
Последние десятилетия — условной «глобализации» и торжества «либерально-демократического консенсуса» — означали не только наличие все большего числа тех, чьи интересы не учтены или учтены в недостаточной степени, но и одновременно размывание элементов, лежащих в самом основании консенсуса, начиная с логики «представительства» (в связи с чем в последние полтора десятка лет мы все чаще обсуждаем теории нерепрезентативной демократии) и механизмов, поддерживающих гражданское устройство. То, что легитимировало существующий порядок, все чаще осознавалось не только не соответствующим реальности — но и тем, против чего этот порядок во многом направлен на практике.
И поскольку запрос на государство — связанное с принципом гражданства, участия в качестве не индивидов, а единства, народа — не только не исчезает, но и имеет все основания для долгой жизни, начиная с экзистенциальных вплоть до самых прагматических, ситуативных потребностей — то прощаться с национализмом не приходится, как, впрочем, было бы принципиальной ошибкой и слепотой противопоставлять его глобальному. Напротив, как мы видим — это глобальный тренд, как и сам национализм был и остаётся глобальным — по крайней мере одним из путей в современность и одним из способов оставаться в ней.
..............................................................................................................................................................


Справка
Нацисты западноевропейских стран воевали совместно против народов СССР во время Второй Мировой войны


ЛЮБОВЬ ИЛИ НЕНАВИСТЬ?

...............................................................................................................................................................................................
(голосов: 1)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
В день 104-летия Октябрьской революции большевиков публикуем статью известного литовского публициста Яраса Валюкенаса - размышления о минувших
Современные события на землях исторической Литвы во многом вызваны незнанием истории этого региона. Предлагаем статью д.и.н. А.Ю.Бендина, которая
Рост националистических настроений в нынешнем западном мире не случаен. Публикуем философское эссе посвящённое этой проблематике и направлению
3 июня состоялся юбилей академика и общественного деятеля ГЛЫБА РУССКОГО ИНТЕЛЛЕКТА Школьником он сдавал экстерном экзамены на
Философское эссе Вечная России Художник Илья Глазунов, 1988 г. Рафаэль МУКСИНОВ Доктор гуманитарных наук ЭЛИТЫ И НАРОД «Люди ужаснулись бы,
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ЗНОЙНЫЙ ПЛЕНЭР ХУДОЖНИКОВ В КЛАЙПЕДЕ
ЗНОЙНЫЙ ПЛЕНЭР ХУДОЖНИКОВ В КЛАЙПЕДЕ В Клайпеде с 16 по 26 августа по приглашению отца Григория, настоятеля тамошнего Николо-Покровского храма, прошёл очередной
ОЧЕРЕДНАЯ ВЫСТАВКА «ЛИТВА МНОГОНАЦИОНАЛЬНАЯ»
ОЧЕРЕДНАЯ ВЫСТАВКА «ЛИТВА МНОГОНАЦИОНАЛЬНАЯ» В вильнюсской гостинице Аrt City Inn 5 августа 2022 года прошло торжественное открытие выстави художников «Литва
ВЫСТАВКИ КАРТИН «ЛИТВА МНОГОНАЦИОНАЛЬНАЯ»
ВЫСТАВКИ КАРТИН «ЛИТВА МНОГОНАЦИОНАЛЬНАЯ» Продолжая инициативу секретаря СРЛХ «РАРОГ» В. Серёгина и руководства Центра национальных культур г. Клайпеда в Литве намечается

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара