ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

В пятницу 31 июля в вильнюсском Доме Национальных общин состоялась встреча
27.07.20 | РАРОГ » Проза
«Сократ» - прозвище оперативного работника милиции, чью непростую и опасную
80 лет назад была восстановлена Советская власть в Литве, это событие, как
В понедельник 13 июля общественность Вильнюса почтила память героев
12 июля исполняется 100 лет со дня заключения в Москве Договора между Литвой и

1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ

18.02.11 | Раздел: РАРОГ » Публицистика | Просмотров: 5818 | Автор: Валерий Виленский |
Амуниция и экипировка французской армии.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ

КУДРИНСКИЙ Ф.А. «ВИЛЬНА В 1812 ГОДУ».
Часть V

XII.

Сформирование в Литве военных отрядов.

Пожертвования на военные нужды.

Распоряжения временного правительства.


Жизнь Вильны не представляла в летние месяцы 1812 г. каких-либо выдающихся фактов политического значения. История не дала нам ни одного документа, который свидетельствовал бы хоть о каких либо практических попытках (кроме официальных деклараций) временного литовского правительства закрепить политическую самостоятельность страны прочными государственно-культурными начинаниями. Все интересы политического виленского кабинета вращались около войны. Наполеон как бы затмил другие интересы. Страна напрягала все силы, чтобы угодить императору французов, в военное счастье которого слепо и потому преданно верила. Все сохранившиеся, преимущественно официальные, документы показывают только одно — желание лиц, поставленных во главе правительства, выполнить по мере возможности приказания Наполеона, направленные к содействию его военным успехам.
Отметим более выдающиеся распоряжения этого рода. Они касаются главным образом продовольственной части армии, её укомплектования, образования новых полков, как военных, так и жандармских, пожертвований на нужды армии и пр.

Продовольствие войск.

1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Вильна.
Литография 19 в.


По первоначальному предположению, Вильна должна была доставить (с уезда) 100.000 центнеров ржи, 500.000 ц. овса, 4.500 ц. сена и 4.500 ц. соломы, а всего со всего виленского департамента (Вильны, Ковны, Ошмян, Меречи, Олиты и др.) 200.000 ц. ржи, 2.000.000 ц. овса, 18.000 ц. сена и 18.000 ц. соломы.
Армия особенно нуждалась в убойном скоте, и виленский департамент обязывался доставить гурты волов. По мере продолжения войны, по этой статье в армии Наполеона чувствовался все больший и больший недостаток. А при обратном движении фанцузов, виленский департамент обязывался доставить для армии 10.000 волов, причем каждый вол должен был весить не менее 4 центнеров. Распоряжение осталось неисполненным.
Французы не доверяли однако местным смотрителям провиантских магазинов и поручили им только наблюдение за приемкой продовольствия и выдачу квитанций. Расходование же продуктов возлагалось на особых смотрителей — французов.

Сформирование полков.

1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Иностранные легионеры французской армии – поляки, немцы, мамелюки и др.

Симпатии поляков к Наполеону сказались в доставлении для него войск. В армии Наполеона одних поляков из коренной Польши было около 60.000 человек. По словам Наполеона, сказанным Балашеву, в великой армии числилось 80.000 поляков. Менее рвения в этом отношении оказала, по-видимому, Литва, — где вербовка солдат для армии Наполеона шла не столь успешно.
Кроме почетной литовской гвардии, составленной из молодежи знатных богатых фамилий (нечто в роде улан, которые должны были находиться при особе Наполеона) и состоявшей из сотни гвардейцев, под начальством полковника, — в Вильне предположено было сформировать народную гвардию из двух батальонов. В виленском департаменте следующие города обязывались сформировать части народной гвардии: Волковыск, Лида, Слоним, Кобрин, Пружаны и Каменец-Литовский. Жители Гродненского и Сокольского уездов, собравшись под председательством Панцержинского, «постановили сформировать на свой счет один пехотный полк, такой же численности и такой же организации как и все прочие полки польской пехоты.
Народная гвардия формировалась однако плохо, судя по тому, что в приказе 12 октября правительство все еще «озабочивается сформированием в главных городах департаментов народной гвардии».
Приказом 13 июля Наполеон назначил офицеров в литовские полки и начальников — командиров.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Граф Винценты Корвин Красинский (1782-1857), участник Наполеоновских войн,
польский, французский и русский генерал (с января 1815 г.).


Граф Викентий Красинский особым письмом 21 июля, адресованным к члену административной комиссии Тизенгаузу, напоминал о разрешении Наполеона принять в свой полк старой гвардии 1000 молодых литовских дворян, причем указывал условия зачисления в полк: дворянское происхождение, незапятнанное поведение, возраст от 18 до 32 лет, снаряжение коня и мундира, «расходы по которому, по окончании кампании или в течение её, будут возвращены». По официальным данным виленского департамента, в четырех уездах (Виленском, Завилейском, Тельшевском и Россиенском) нашлось только 33 человека охотников вступить в вышеупомянутый гвардейский полк.
В Вильне формировался также 18 пехотный полк, под начальством графа Александра Ходкевича. К нему, равно как и к другим формируемым в Вильне войскам, были прикомандированы инструкторы, батальонные и эскадронные командиры из старых офицеров варшавского войска. Генерал французской службы поляк Конопко, участник испанских походов, получил приказание сформировать второй гвардейский полк литовских улан, по образцу волтижеров графа Викентия Красинского, с той разницей, чтобы украшения мундиров вместо серебряных были золотые.
Между поляками, неизменившими русскому правительству в отечественную войну, следует указать на генерала Чаплица, который совершенно разбил сформированную Конопкой, «героем Альпухары», литовскую гвардию и самого Конопку взял в плен.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Ефим Игнатьевич Чаплиц (1768-1825), генерал-лейтенант русской армии.
Художник Джордж Доу.
Военная галерея Зимнего Дворца,
Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)


Около Погулянки (место, тогда незастроенное в Вильне – ред.) был большой плац, удобный для военных упражнений. По словам польского корреспондента, на этом плацу обыватели имели возможность «созерцать примеры гражданской доблести»...
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Улица Большая Погулянка в Вильне (нынче ул. Басанавичюса).
Гравюра 1835 г.


«Мы видим, сообщает, корреспондент, как с каждым днем увеличивается число добровольцев, поступающих в 18-й пехотный полк, находящийся под командой Ходкевича»... Корреспонденты не жалели красок, чтобы по поводу каждого незначительного явления возбуждать польский патриотизм. Если верить их восторженным описаниям, то можно подумать, что вся польская молодежь поголовно пошла в военные ряды. Между тем, на самом деле такого увлечения не было. И, даже, корреспондент, захлебывающейся от восторга, по поводу патриотического воодушевления, вызванного «завоеванием» Наполеоном Литвы, должен был отметить, что за пятнадцать дней «со дня формирования этого (гр. Ходкевича) полка количество солдат превысило 600 человек»... Прибыль — не особенно значительная, если взять во внимание доминирующее влияние поляков в крае и преклонение шляхты пред Наполеоном.
Вообще, организации военных частей шли, по разным обстоятельствам, не то, чтобы совсем не успешно, но вяло, несмотря на патриотическое воодушевление поляков.

Жандармы и набор рекрутов.

Небольшой также популярностью пользовалась в крае и организация корпуса жандармов, для сформирования которого тоже изданы соответствующие распоряжения. Офицеры и жандармы, выбранные всеобщим голосованием из городских обывателей, обязывались служить бесплатно «в силу уважения к чину, мундиру и почетной обязанности». Рядовой доброволец корпуса жандармов получал жалованья по злотому в день. Виленский департамент обязывался сформировать корпус в 550 человек, не считая офицеров. Однако мало было охотников принимать на себя столь ответственную должность.
Распоряжения о наборе рекрутов не могли быть проведены в желательном для Наполеона виде, вследствие неизвестности количества душ и домов, находящихся в департаментах, «так как все ведомости по этому предмету были увезены предшествующим правительством». Во всяком случае, виленский департамент обязывался поставить 3.000 рекрутов.
Особое воззвание было обращено к литовским татарам (2 августа). Татары края призывались, во имя любви к родине, служить на защиту Польше. «Ныне, по возрождении родины, неужели вы (т. е. татары) не окажетесь такими же, каковы были и ваши предки? Жертвовать всем для блага родины было всегда отличительною чертою татарскаго народа. Пусть татарские отряды докажут, что вы — природные потомки Корицких, эпохи Яна Собеского, Азюлевичей и др.».
Воззвание повторено командиром первого эскадрона татарской кавалерии Мустафом-Мурзой Ахматовым татарскому народу 23 октября. Мурза пожертвовал часть своего имения для уменьшения казенных издержек и лично занялся сформированием уланского полка «в особенно красивых и удобных мундирах». Предполагалось сначала сформировать первый эскадрон, который «соберется в Вильне» и будет обмундирован «на счет отечества». Для усиления чувства польского патриотизма литовских татар, кроме славы Корицких, Азюлевичей, в воззвании Ахматова упоминаются еще Барановские, Беляки и др.

Равнодушие населения к жертвам.

К концу войны все так же слышались приглашения вступить в те же полки. 22 сентября издано было воззвание о сформировании конно-егерскаго полка. Многие из вас, - обращается правительство к литовцам, — уже вступили в ряды новосформированных пяти полков пехоты и четырех кавалерии, но многие, благодаря почти полному комплекту этих полков (полки были далеко не полны), лишены возможности содействовать возрождению родины». В виду этого и формируется новый конно-егерский полк. Это же воззвание печаталось еще два раза — 3 октября и 7 октября в «Курьере Литовском», который превозносит отзывчивость местного населения к военным нуждам французской армии.
Но то же население было неравнодушно и к разбойничьим организациям, судя по тому, что они очень умножились в Литве во вторую половину 1812 г. Появилась масса разных шаек, составленных из дезертиров и праздношатающихся людей. Власти бессильны были справиться с ними. Правительство вынуждено было сформировать шесть батальонов егерей из лесничьих команд «для поимки шаек беглецов из войска и для поддержания порядка в стране».
Пожертвования на военные нужды в Литве тоже шли медленно, судя по газетным данным, которые скорее можно обвинить в преувеличении, чем в умышленном замалчивании.
Из сохранявшихся сведений о крупных пожертвованиях известно, что поручик польских войск Гиацинт Антошевский дал на нужды войска, «трудящегося для возрождающегося отечества, тысячу мер ржи (по 26 литовских гарнцев каждая) и 500 таких же мер ячменя».
Чтобы поднять среди местных литовских поляков охоту к пожертвованиям, командир 18 польского пехотного полка, полковник граф Ходкевич, издавал реляции, в которых оглашал благородные поступки варшавских патриотов, выразившееся в поставке для армии рекрутов.
А как действительно незначительны были пожертвования, об этом свидетельствует список пожертвований, сделанных обывателями Трокского уезда: подпрефект Трокского уезда Петриковский доставил на весь отряд жандармерии значки с полным снаряжением. Президент межевого суда Клечковский — 6 новых мундштуков, несколько десятков локтей полотна и 10 рублей серебром; городской писарь Вротновский — лошадь с седлом; Вазгирд, хорунжий из Меречи, — 2 форменных куртки синего сукна, 4 кожи и разные мелкие принадлежности; межевой судья Голейевский — двадцать локтей полотна, 2 «вырезковые» шкуры и 30 злотых; майор Цейн — 50 пар сапог, 21 локоть темно-серого сукна, 10 пороховниц и 10 темляков; поручик Рудницкий — 2 сабли и пару пистолетов; каноник Волчацкий — 50 польских злотых; Симонович — пару пистолетов, полотно и разную мелочь; Станислав Жилинский — саблю, полотно и разную мелочь; Ян Перковский — пару пистолетов, кожи, мортиру и разную мелочь; Алексей Жилинский — несколько кож, 20 локтей сукна и разные мелкие принадлежности, мортиру и деньгами 40 польских злотых.
Помещица Хорошевская пожертвовала на нужды отечества два браслета, украшенных бриллиантами, за что, конечно, ее усердно благодарила комиссия временного правительства. Богуславский и Жильверт пожертвовали двух волонтеров-жандармов.
В качестве особого патриотического подвига «объявлен» поступок ротмистра польского войска дворянина Антония Богуславского, который оставил свое имение и привел в порядок юрбургскую и полангенскую таможню и внес в тельшевское казначейство таможенных пошлин на сумму 5800 злотых и 26 с половиной грошей.
Даже католические организации и конгрегации не проявили в этом отношении желательной для самостоятельной Польши и Литвы инициативы. Известно, впрочем, что полоцкие отцы-иезуиты оказали некоторую услугу французским войскам: де Марбо заключил с ними условие о выкурке на их заводе вина для продовольствия французских войск. Одну из причин такого равнодушия к французам де Марбо видит в том, что поляки и литовцы северо-западнаго края боялись русских: «Богатые польские помещики, говорит французский генерал, опасаясь русских, не смели открыто держать сторону французов, но втайне старались нам помогать и снабжали нас шпионами. Подойдя к Полоцку и желая узнать, что делается в русском лагере, генерал Сен-Сир обратился к одному помещику с просьбой оказать ему в этом случае содействие.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Маркиз Лоран Гувьон-Сен-Сир (1764-1830).
На бивуаке в сражении под Полоцком 18 августа 1812 года
Национальный Музей в Версале


Последний отправил к русским несколько возов с фуражом и послал с ними своего управляющего, переодетого крестьянином. Этот человек, весьма расторопный и смышленый, узнал из разговоров с солдатами Витгенштейна, что они ожидают прибытия многочисленного отряда. Получив такое известие, Сен-Сир решился напасть и разбить Витгенштейна прежде, нежели прибудут к нему вспомогательные войска».
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Первое сражение под Полоцком в августе 1812 г. между русскими и французами.

XIII.

Вильна в летние месяцы 1812 г.

Болезни.

Административныя распоряжения временнаго литовскаго правительства, вызванныя войной.


Вильна летом 1812 года.


Вильна в летние месяцы 1812 г. представляла военный пункт с специально-военными функциями. Торговая жизнь значительно ослабела. Сношения с городами почти прекратились. От Петербурга, Минска, Москвы, Киева — Вильна была отрезана войсками, общение поддерживалось только с Варшавой и западными городами.
Вильна была не только пропускным пунктом войск, шедших с запада, но и артерией, питавшей огромную наполеоновскую армию. Как следствие таких обстоятельств — в Вильне явился недостаток жизненных средств. Если бы город обладал несравненно большими средствами, то и тогда едва ли он был бы в состоянии удовлетворить всем потребностям великой армии. В результате такого положения явились болезни, от которых Вильна долгое время не могла оправиться.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Еврей, продающий книги.
Литография 19 в.


В месяце июне, особенно с прибытием французских войск, появился кровавый понос, который особенно распространился среди еврейского населения. Дизентерия уносила массу жертв. Комиссия временного правительства предписала виленскому медицинскому обществу (основано в 1805 г.) принять меры в борьбе с дизентерией и рекомендовать одного из своих членов на должность санитарного чиновника. В экстренном заседании общества 14 июля 1812 г. были выработаны правила борьбы с эпидемией и указаны способы лечения болезни. Правила были немедленно напечатаны и розданы жителям города. На должность санитарного чиновника общество рекомендовало своего члена д-ра Мяновского, показавшего много энергии и уменья в борьбе с эпидемией.
Вслед за дизентерией стали появляться заболевания сыпным тифом, принявшие характер злокачественной эпидемии.
Тиф появился в Вильне еще в 1807 г. Его называли здесь «гнилой горячкой». Развился он, по свидетельству Франка (председатель медицинского общества), вследствие прохождения войск и плохого устройства госпиталей. В 1808 г. эпидемия значительно ослабела, но в 1812 г. опять вспыхнула со страшной силой. Жизненные припасы и, вообще, жизнь в городе значительно вздорожали, вследствие быстрого и значительного увеличения населения, так как, кроме большого скопления войск, в Вильну устремились со всей губернии помещики с семьями и прислугою.
Распространению болезни много содействовали солдаты и евреи, продававшие на улицах платье умерших от тифа.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Виленский тряпичник
Литография 19 в.


Осенью в одних военных госпиталях в Вильне число больных достигло 1000, из которых лишь 50 человек были больны цингою, все же остальные были тифозные. Не безынтересно объяснение этой эпидемии тифа, данное А. Снядецким.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Анджей Снядецкий (1768-1838).

Указав, что большие эпидемии возникают обыкновенно во время войн, он объясняет их появление не плохими санитарными условиями, дурным питанием, утомлением и нравственными влияниями, делающими организм менее устойчивым, а соприкосновением и собранием в одном месте людей, принадлежащих к разным народностями. (Явная ксенофобия – прим. ред.)
Университет был временно закрыт, так как многие профессора — немцы бежали перед французами, а многие университетские залы были заняты больными и ранеными. Газеты и журналы, выписываемые обществом, перестали получать, и пришлось отказаться от подписей на них.
Печальное санитарное положение города и необходимость поддерживать французов заставила временное правительство обращаться к частной благотворительности. В летние месяцы было издано немало таких призывов.
Для подъема благотворительности правительство прибегало к магическому имени Наполеона. «Его приближение к нам, подобно солнцу, возносящемуся над громадами льдин, расплавило и уничтожило все препятствия, исполнив сердца наши сладкою надеждою и чувствами живейшей благодарности». «Пожертвования, которые мы от вас требовать будем, как бы они ни были велики, покажутся ничтожными в сравнении с благом возвращения нам самостоятельности.

Заботы о населении.

Правительство было озабочено устройством разбежавшегося населения, о котором, впрочем, вспомнило лишь тогда, когда истощились средства города и прекратились платежи. Литовские крестьяне считали себя в праве освободиться от помещичьей власти, тем более, что с именем Наполеона связывались ожидания полной независимости крестьян от помещиков. Есть известие, что Наполеон, входя в Литву, освободил крестьян от крепостной зависимости.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Крестьянин
Литография 19 в.


Однако документальных данных, подтверждающих это известие, до сих пор не найдено. Вероятнее всего, что на литовских крестьян было распространено распоряжение о свободе крестьян Варшавского герцогства, данное Наполеоном несколькими годами раньше. Во всяком случае, временное литовское правительство ничего не сделало для улучшения быта крестьян. По словам польского историка, в помещичьих имениях на Литве в 1812 г. происходили открытые бунты. Многие жители сёл и деревень, при появлении французов в стране, оставили свои жилища и разбежались по разным местам.
18 июля было издано особое воззвание к городским, уездным и сельским властям, в котором разбежавшиеся жители приглашались «вернуться и приступить к исполнению своих земледельческих работ и повинностей; повиноваться помещикам, владельцам и арендаторам имений или лицам их заступающим; ничем не нарушать собственности; исполнять все предписанные им работы и повинности, исполнявшиеся ими до сего времени. Не исполнившие эти или исполняющие свои обязанности дурно, по докладу сельских властей, подлежат увещанию, наказанию и принуждению к выполнению этих обязанностей при посредстве уездных властей и даже воинской силы, если того потребуют обстоятельства». «Не смущайтесь отдельными случаями злоупотреблений, о которых нам говорит и сам наш избавитель в его приказе от 3 июля, которые порочат военное звание и препятствуют правильному распределению продовольствия. К прекращению сего приняты уже надлежащие меры: разосланы летучие команды, коим поручено отыскивать и задерживать бродяг. Предание виновных суду и немедленное исполкоме приговоров, а также организация жандармерии, коей вменяется в обязанность наблюдать за порядком и общим спокойствием, — все это должно в скором времени прекратить подобные злоупотребления. Поэтому спокойно оставайтесь в домах ваших, собирайте разбежавшихся жителей и старайтесь внушить им, сколь необходимо заниматься земледелием и отправлять предписанные договорами повинности, доказывая им, что только соблюдением порядка, повиновением и исполнением своих обязанностей можем достигнуть желаемого благоденствия».
Конечно, объявления и официальные распоряжения не прекратили беспорядки и злоупотреблений, находивших для себя почву в обстоятельствах времени. Из обывательских распространенных злоупотреблений должно отметить участившуюся перепродажу частными лицами военных предметов, полученных от солдат. Зло приняло громадные размеры. Муниципалитет города Вильны вынужден был объявить во всеобщее сведение, «что никто из жителей, при каких бы то ни было условиях, не имеет права покупать от солдат никаких вещей, а также мяса, хлеба, частей обмундирования и, вообще, всего, что исходит от военных корпусов или из магазинов».
Местное духовенство приглашалось именем великого Наполеона к содействию гражданским властям в деле устройства края. Оно должно было всячески убеждать народ «терпеливо переносить случайные невзгоды, которые в свое время будут вознаграждены», «уговаривать население продолжать земледельческие занятия и возвратиться в свои дома».

Мародеры.

Но особенно беспокоили правительство не прекращавшиеся набеги мародеров, вызвавшие неоднократные строгие распоряжения и приказы. «Строжайшими приказами всемилостивейшего императора и короля Наполеона великого воспрещается солдатам нападать на деревни, грабить их, чинить обиды, нарушать собственность и причинять вред (сельскому) хозяйству помещиков и крестьян; военные команды и жандармерия, назначенные для охраны порядка и собственности общественной и частной, имеют приказ ловить бродяг, хватать и отправлять в полки отсталых от армии, — всем усадьбам и жителям их вменяется в обязанность выдавать бродяг, доносить о них и оказывать помощь к прекращению грабежей. Уездная администрация должна неотлучно находиться в главном городе уезда. Усадьбы собирают сельские сходы, каковые, разделённые на десятки и сотни, должны подчиняться порядку и быть готовыми, для нужд самих же сходов, оказывать помощь в поимке и задержании бродяг, всякий раз, когда будут вызваны к этому воинскими командами, жандармами и чинами администрации, способствуя, таким образом, очищению края от людей, вредных для войска и сельским хозяевам».
Эти распоряжения оглашались с амвона, прочитывались на сельских сходах, а в уездных городах прибивались на дверях ратуши. Они лучше военных описаний показывают настроение края и порядки, царившие в нем при временном литовском правительстве.

Патриотические меры.

26 июля во всех виленских костелах были совершены торжественные молебствия, по случаю «победоносного движения армии Наполеона». Проповедь за торжественной обедней говорил ксендз Кошко на тему о том, что «истинные сыны отечества не должны щадить ни достояния, ни крови для освобождения родины от неприятеля». Виленский театр тоже возбуждал патриотические чувства поляков. По словам «Курьера Литовского», варшавские артисты Дмушевский и Кудлич, вместе со здешними, воспламеняют живейшее чувство как своею игрою, так и выбором патриотических и приличных обстоятельству пьес и песней».
Но более всего воспламеняла патриотические чувства виленская газета, освещавшая факты со своей точки зрения. Так, отступление русских от Двины были истолковано «Курьером Литовским» как победа французов над русскими. В устах корреспондента, это событие отлилось в такую форму сообщения: «Динабургская крепость, над сооружением которой 10,000 человек трудилось почти два года, пала пред победителями, как стены Иерихона. Двина, укрепленные берега которой казались неприступными, в настоящее время течет среди французских отрядов так же, как Вилия и Неман: в один месяц Наполеон сделал то, на что нашим князьям и королям нужны были века». Кобринская победа Тормасова над французами изображена была газетой, как полное поражение русских.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Памятник русским войнам в Кобрине, разгромившим здесь пятитысячную саксонскую бригаду войск Наполеона.
(Современное фото)


Большую путаницу в торговых делах страны вводило несоответствие русской монеты с французской. Поэтому в конце июля издано было распоряжение, по которому медная российская двухкопеечная монета равнялась трем медным грошам, а пятикопеечная — семи.
8 августа вышел приказ устроить «в четырех главных городах департаментов более значительные, а во всех уездных городах меньшие запасные магазины и, кроме того, снабдить, на случай надобности, провиантом этапы в местечках Меречи и Олите» (нынешний Алитус – ред.).
Особый провиантский магазин был устроен в Сморгони, на большом военном тракте, ведущем из Вильны в Минск. Магазин рассчитан на помещение, «в котором постоянно должны находиться сто бочек муки, десять воловьих шкур, а также несколько печей для изготовления хлеба»... Там же должен находиться особый комиссар.
Так как приглашения к добровольным пожертвованиям перестали действовать: население к ним привыкло, и потому не обращало внимания, — то воззвания стали носить несколько нервный и повелительный характер. По воззванию, изданному 7 августа, - «все землевладельцы приглашались к пожертвованиям: с каждой недвижимости должны пожертвовать две осьмины ржи, две осьмины овса, два гарнца крупы ячменной или гречневой, два гарнца гороху, 80 фунтов сена и столько же соломы; при чем рожь должна быть смолота возможно мельче». Сроком для выполнения этого пожертвования назначается день 1 октября сего года».

Недостаток топлива.

1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Вид Вильны с поречья.
Литография 19 в.


Муниципалитетом г. Вильны были получены сведения, что «вверх по течению реки, около Зубова, Неменчина и Верок находятся плоты различного леса, пригнанного русскими для постройки моста». Муниципалитет нашел нужным «принять меры к осмотру берегов, отысканию дерева и доставке такового в город, в дровяной склад, на площади Зайковского на берегу Вилии». Распоряжение мотивируется тем, что «запасы лесного склада уже приходят к концу, и что явится настоятельная необходимость в подготовке этого рода материалов» (17 июля).
Действительно, дров не хватило, судя по тому, что через девять дней президент города Вильны, Михаил Роммер, написал отношение к комиссии временного правительства такого содержания: «25 июля сего года губернатор г. Вильны, его превосходительство генерал Жомини, предписал муниципалитету, дабы всякого рода лес, который окажется на реке Вилии и в городе Вильне, был забран, в силу реквизиции, на военные нужды. Муниципалитет доносит, что это постановление исполнено, но считает нужным довести до сведения комиссии временного правительства, что в настоящее время виленским пекарям предписано печь хлеб для армии и гнать пиво и водку на винокуренных заводах; сами же обыватели нуждаются в топливе. Лесов около города Вильны нет; каким же образом могут обыватели исполнить повинность и удовлетворить собственные нужды без дров? Обыватели толпами приходят жаловаться. Вышеизложенное дает муниципалитету право обратиться, в виду важности вопроса, к комиссии временного правительства Великого княжества Литовского, не найдет ли она возможным постановить, дабы военные и обывательские (гражданские – ред.) нужды были признаны тождественными и вышеуказанный лес был бы разделен согласно надобностям».
Вымогательства.
Пользуясь лесным и дровяным кризисом, понтонеры, саперы и военные мастеровые, занимавшие караулы на мостах и на понтонах по Неману и Вилии, «вымогали плату за пропуск леса через мосты», что вызвало особые распоряжения со стороны генерал-губернатора Литвы — Гогендорпа.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Дирк ван Гогендорп (1761-1822),
генерал-губернатор в Вильне с 8 июля 1812 г.
(После изгнания французов получил такую же должность в Гамбурге, в июне 1813 года - ред.)


Сохранились известия о случаях вымогательств, «чинимых караулами, стоящими у городских ворот» в Вильне. Документы свидетельствуют, что не только военные караулы вымогали у подвод, въезжавших в город, но вымогали и чиновники в самом городе... «Это пугает обывателей и уменьшает подвоз».

Доставка корпии
(корпии - перевязочный материал: разделенная на нити льняная или хлопчатобумажная ветошь – ред.).

Особые воззвания были изданы насчет доставки для войск корпии. «С каждого одноэтажного дома обывателями будет доставлено полфунта корпии, с двухэтажного — фунт, с трехэтажного — полтора. Кроме того, состоятельные жильцы доставят по полтора фунта корпии, а беднейшие — по полфунта. Что было достаточно до сих пор, составляет лишь незначительную часть того, в чем в настоящее время чувствуется особенная необходимость». Воззвание повторено в конце 2 сентября в виде обращения «к прекрасному полу Литвы о доставлении корпии для раненых». Для поощрения литовских женщин к этому занятию приводились разные красивые фразы, очень лестные для прекрасного пола... Генрих Снядецкий — профессор химии и доктор медицины — Яков Шимкевич обещали собирать доставляемую корпию, а «Курьер Литовский» считал для себя «за высокую честь печатать имена патриоток и их высокоуважаемые дары».

XIV.

Вильна в августе 1812 г.

Торжество 3 августа.


1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Апофеоз императора Наполеона.
Художник Жан Огюст Энгр (1806).


В августе Вильна праздновала тезоименитство Наполеона. Оно было положено 15 числа. Собственно Наполеон не знал дня своих именин до заключения конкордата с папой Пием VII. В католическом календаре не значится «Наполеона» и, только по особому распоряжение папы, тезоименитство Наполеона было приурочено ко дню его рождения, т. е. к 15 августа .
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Грегорио Луиджи Барнаба Кьярамонти (1742-1823),
Римский папа Пий VII (1800-1823).
Художник Ж.-Л.Давид.


Накануне этого дня пушечные выстрелы известили жителей Вильны о наступающем празднике. Движение в городе увеличилось. «Всю ночь, говорит «Курьер Литовский», — продолжались приготовления к торжеству. На другой день, по сигналу, данному пушечными выстрелами, «многочисленные отряды поляков, баварцев, французов и войск императорской гвардии собрались на площади и прошли церемониальным маршем около генерал-губернатора». Затем следовали обычные представления генерал-губернатору «для изъявления чувств преданности избавителю угнетенного народа».
Президент города Вильны Роммер приготовил на виленской площади для народа пир и произнес речь, в которой, между прочим, говорил: «Граждане! цепей больше нет! Вы можете свободно дышать родным воздухом, свободно мыслить, чувствовать и действовать. Сибирь уже не ожидает вас, и москали сами принуждены искать спасения в её дебрях. Уже победоносные орлы преследуют неприятеля в той стране, где некогда оружием предков означены были наши границы».
Для народного угощения были предложены жареные быки, начиненные дичью, поросятами, баранами и пр. Всюду разносили водку и пиво. Угощение продолжалось от четырех часов дня до девяти часов вечера и сопровождалось польскими патриотическими манифестациями. В театре было дано соответствующее представление (пьеса «Краковяки», которая, по словам корреспондента, «всегда смотрится с удовольствием, потому что возбуждает любовь к отечеству и ненависть к врагам народа». По окончании представления, гражданам Вильны был дан бал местными помещиками, продолжавшийся до 6 часов утра. «Город был так блестяще иллюминован, как этого не запомнят никогда со времени конституции 3 мая». «Среди бесчисленного множества плошек, покрывавших фасад ратуши, поставлены были между колоннами пять транспарантов, из коих один представлял двух улан, поляка и литовца, коих окружали толпы соотечественников, возносящих руки к вензелю императора и к орлу, мечущему молнии».
Между частыми домами в Вильне обращал на себя внимание своим украшением дом каноника Богуславского. На нем красовался транспарант, на котором были изображены пылающий Зеленый мост, бегущие по нему русские, а Наполеон сидит на берегу Вилии и глядит... Вверху надпись: «Освобожденная Вильна 26 июня 1812 г.», внизу: «Храбрость не страшится чудовищ».
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Евсевий Яковлевич Словацкий (1773-1814),
профессор Виленского университета.
(Отец Юлиуша Словацкого - классика польской поэзии – ред.).


По поводу торжества профессором виленского университета Словацким была написана ода. В ней говорилось: «Это праздник Владыки Европы, (властвующего) от берегов Таго до Волги! Это праздник того, пред кем, где он ни ступит, все склоняется; праздник законодателя всех народов, посланца рока, который своими победами, подвигами и заслугами достиг в своей славе облаков!.. Где же они (враги)?. В какие страны бежали их испуганные полчища? Уже пали перед победителем твердыни Днепра и Двины. Те страны, где полночь развертывает над мерзлой землей свою черную завесу, страны, нелюбимые солнцем, уже видят героя-освободителя. Где же те, кто еще так недавно смел здесь повелевать? Где их страна?». Конечно, Словацкий — «профессор польской литературы Виленского университета» — умел слагать образцовые оды...

Торжество 15 августа.

1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Мария-Луиза Австрийская (1791-1847), императрица Франции.
(Вторая, после Жозефины, жена Наполеона с 1806 г. – ред.)
Художник Франсуа Жерар.


27 августа Вильна торжественно праздновала тезоименитство супруги Наполеона, Марии-Луизы, по обычному порядку торжеств. В этот же день в Вильне происходили выборы депутатов в генеральную конфедерации польского королевства. Избраны: доктор медицины Шимкевич, член нескольких ученых обществ, и Ходзевич, письмоводитель городского совета 32).

Сформирование национальной гвардии.

Виленская национальная гвардия, исполнявшая в Вильне полицейскую службу, составляла гордость местных патриотов. Виленский хроникер не мог нахвалиться её прекрасным состоянием: «Она отлично обмундирована, обучена, проникнута сознанием служебного долга»... 12 августа она заняла в городе караулы и гауптвахты. Общая численность несущих службу доходила до 1220 человек. Городская виленская гвардия, утвержденная Наполеоном 13 июля, должна была состоять из 1450 человек. Под охраной гвардии находились все тюрьмы. Первым был сформирован и начал службу батальон Франценсона.
Заслуживает внимания тот факт, что многие гвардейцы, по изгнании французов, подавали прошение, в котором, желая реабилитировать себя в глазах русского правительства, ссылались на разные обстоятельства, заставившие их поступить в гвардию. Некоторые заявляли, что они силою были привлечены в гвардию французов, этих «свирепых иноплеменников..., известных целому свету по неистовствам их и бесчеловечию». Старшины цеховых обществ (сапожного, напр., и др.) впоследствии жаловались, что «люди ремесла нашего, были заняты сею обязанностью (т. е. служением в гвардии) и удерживая городские караулы, не в состоянии уплачивать следуемые от них подати».

Движение польских войск.

1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Польские уланы наполеоновской армии.

В конце августа через Вильну проходили войска маршала Виктора герцога Беллуно.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Маршал Франции Виктор: Клод-Виктор Перрен, герцог Беллуно (1764-1841).

«С гордостью увидели мы, говорит «Курьер Литовский», среди этих войск и нашу польскую милицию...
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Маршал Франции Давид Этьенн Морис Жерар (1773-1852).

Это была 28 дивизия Жерара, 9 корпуса Виктора, в которую входили четвертый, седьмой и девятый пехотные полки Герцогства Варшавскаго». Для нужд армии приказано было доставить 120 подвод (для перевозки амуниции из Ковны в Сморгонь и из Минска в Оршу).

Недостаток в хлебе.

Несмотря на огромные провиантские запасы, в Вильне, в августе, население испытывает иногда недостаток в хлебе. В конце августа голодающими были разбиты и разграблены две еврейских хлебопекарни.
Участились насилия. Не хватало лиц судебного ведомства для разбора дел. Временное правительство взывало ко всем адвокатам и присяжным, «как прежним, так и новым», явиться в Вильну в первый департамента главного суда для ведения дел уголовных».

Денежные сборы.

Недостаток денежных средств под влиянием все более и более обострявшейся нужды очень давал себя чувствовать. Временное правительство решило устроить в месяце августе поголовный сбор со всех жителей Великого княжества под названием «личное единовременное пожертвование». Правительство открыто сознало, что обстоятельства «требуют усиленных неотложных расходов, удовлетворить которые не может наша истощенная, оставшаяся без всяких запасов казна, если только вы, обыватели, не придете ей на помощь, чего она имеет право ждать от вас. Все источники государственных доходов, из коих мы до сего времени черпали, недостаточны для удовлетворения неотложных расходов края».
«Все жители княжества без различия состояния и религии» обязывались внести в государственную казну один раз в год пожертвования, соответственно своему материальному состоянию. Для этого было установлено одиннадцать разрядов налога. Налог в пятнадцать грошей возлагался на крестьян, не имеющих дохода, батраков, работающих в деревнях, и пр. Один злотый должны были платить крестьяне, исполнявшие барщину, ключники, наемные рабочие, пастухи, ремесленники без подмастерьев, прислуга и т. д. Десятый разряд — 500 злотых возлагался на владельцев или арендаторов имений, имевших свыше тысячи дворов, на чиновников, получавших жалованья от 15 до двадцати тысяч злотых и проч. и, наконец, одиннадцатый разряд — налог на капиталистов, по расчету одной седьмой части доходов или процентов с капитала». Конечно, правительство не могло учесть в то время доходность капиталистов, и потому «полагалось на благородство» капиталистов: оно просило их самих определить свою доходность.
Города литовского княжества, соответственно обложению, были поделены на пять разрядов. В первом разряде на первом месте поставлена Вильна. От налога освобождались: нижние чины, находившиеся на службе, монастыри, содержавшие больницы, калеки, старики, арестанты, молодые женщины, живущие при мужьях, не имеющие отдельных профессий, и малолетние. «Сбор этого налога особенно необходим, — писалось в постановлении, — неотложное выполнение его основано на вашей чуткости, на ваших лучших стремлениях». Постановление подписано в заседании 22 августа (н. ст.). Власти энергично взялись за его осуществление, и казна значительно пополнилась.
Прежние распоряжения по уравнению стоимости монет не ввели порядка в меновые денежные операции. Падение курса и несогласованность местной монеты с иностранной, которую в большом количестве ввезли французы, заставили правительство издать подробное «постановление об иностранной монете и о курсе таковой, которое вводилось в действие, как обязательное, особенно для казначеев и сборщиков податей в Вильне с 28 августа, а в департаментах с 1 сентября. При этом, в видах большей точности денежной отчетности, запрещено было принимать в общественные кассы литовского княжества банковые билеты герцогства варшавского в уплату пошлин».
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ
Въездные врата в Вильну на Антоколе,
на заднем плане виден костёл Св. Петра и Павла.
Литография 19 в.


Продолжение.

ХV.

Известия о Бородинском бое.

Вильна в сентябре — октябре 1812 г.



1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ

...........................................................................................................

(По формальным причинам сноски на источники не публикуем, поскольку текст этой книги со сносками можно найти в Интернете - ред.)
(голосов: 3)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ КУДРИНСКИЙ Ф.А. «ВИЛЬНА В 1812 ГОДУ». Часть VII XVIII. Русские в Вильне. Приезд императора Александра.
1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ КУДРИНСКИЙ Ф.А. «ВИЛЬНА В 1812 ГОДУ». Часть VI ХV. Известия о Бородинском бое. Вильна в сентябре — октябре
Эмблема Русской кампании войск Наполеона 1812 г. 1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ Кудринский Ф.А. «Вильна в 1812 году». Часть IV IX.
Переход войск Наполеона через Неман в Шанцах у Каунаса 23-24 июня 1812г. 1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ Кудринский Ф.А. «Вильна в 1812 году».
Конный портрет Александра I Художник Франц Крюгер 1837 г. Холст, масло. Государственный Эрмитаж 1812 - НАКАНУНЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЮБИЛЕЯ Кудринский
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

БЕЛОРУССКИЕ ПОГУЛЯНКИ В ЛИТВЕ
БЕЛОРУССКИЕ ПОГУЛЯНКИ В ЛИТВЕ Сегодня 3 июля союзное России государство Республика Беларусь отмечает свой государственный праздник – День независимости.
МАРШАЛОВ ПОБЕДЫ ВСПОМНИЛИ В ВИЛЬНЮСЕ
МАРШАЛОВ ПОБЕДЫ ВСПОМНИЛИ В ВИЛЬНЮСЕ Встреча общественности Вильнюса с ветеранами ВВКУРЭ и деятелями культуры посвящённая 75-летию Великой Победы состоялась в Доме
«И ТОЛЬКО ГОРСТКА НЕ УЙДЁТ…»
«И ТОЛЬКО ГОРСТКА НЕ УЙДЁТ…» Предлагаем нашим читателям статью о творчестве д.г.н. Э. Суодене главного редактора калининградского литературно-художественного

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара