ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

26.06.17 | РАРОГ » Проза
Понедельник 19 июня в Вильнюсском Доме национальных общин в рамках
22 июня 1941 года для людей, проживавших на территории СССР и их потомков,
Публикуем статью виленского филолога Юрия Александровича посвящённую «Слове о
29.05.17 | РАРОГ » Проза
Публикуем новеллу виленчанина Юрия Александровича посвящённую памяти двух
Публикуем конспект сенсационной публичной лекции астронома, д.ф.м.н. Георгия

ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

30.04.14 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 1268 | Автор: Валерий Виленский |
ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

За овальным столом нижнего, камерного зала вильнюсского Дома национальных общин собралось более двадцати человек – все местные русские литераторы. Здесь 28 апреля прошло очередное заседание Литературного объединения «ЛОГОС», руководимого Евой Ахтаевой.
ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»
Ева Ахтаева

Рядом с членами ЛО «ЛОГОС» присутствовали: Елена Шеремет – председатель Ассоциации русских писателей Литвы, член Союза писателей России; доктор гуманитарных наук Елена Бахметьева – председатель Общества русского романса «МЕЛОС»; Лев Месенгисер - координатор МАПП в Литве; Валерий Иванов - председатель Союза русских литераторов и художников "РАРОГ"; Маргарита Савчук - руководитель "Литературной гостиной".
ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»
Елена Шеремет

ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»
Маргарита Савчук

Повестка этого заседания была весьма торжественной и интересной: исполнилось 70 лет Ольге Деньковской - основателю (учредителю) и первому председателю ЛО «ЛОГОС»; вышел в свет новый сборник стихотворений и новелл старейшины нашего русского поэтического цеха в Литве, члена Союза писателей России Ивана Гажимона «Неугасимое былое».
ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»
Валентина Егорова

В адрес всех виновников названных знаменательных событий прозвучали сердечные поздравления в стихах и прозе, были вручены цветы и подарки. Все участники данного собрания творческого коллектива русских литераторов и деятелей культуры Литвы отметили удивительно дружескую атмосферу взаимопонимания и солидарности, царящую в нем, а также то, что благодаря аккуратному и тактичному руководству Ольги Деньковской, объединение «ЛОГОС» не растеряло по дороге своих членов, а наоборот год за годом приросло новыми талантливыми литераторами.
ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»
Ольга Деньковская

ПОСВЯЩЕНИЕ ОЛЬГЕ ДЕНЬКОВСКОЙ
Елена Шеремет

Олечке нашей стукнуло ...надцать!!!
Как же к лицу ей нам всем улыбаться!
Всех одарит и цветами, и словом,
В бой за свой «Логос» рваться готова,
Не пощадит она сил и души –
Так же, как строчечки пишет свои:
Ей, мол, неважно, жуком, пчёлкой смелой
Стих прозвучит её.
В возрасте зрелом
Все мы желаем Вам мудрости, Оля,
Главное – чтобы был автор доволен,
Но не собой, а творением в целом,
Ну, а стремлениям к цели предела
Нет!
Так дерзайте, творите,
Будьте здоровы, день каждый любите,
Чтоб «Недошитая скатерть» Деньковской,
Скромная, славная, милым наброском
Стала – эпиграфом к будущей книге,
Как Вы для «Логоса» – чёрточкой лиги...


Затем внимание собравшихся было сосредоточено на новых литературных произведениях виновников торжества, которые они сами и зачитали.
ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»
Иван Гажимон

С большим удовольствием Иван Гажимон представил свою новую книгу, рассказал много теплых, трогательных воспоминаний из детства и юности, прошедших в далеком украинском селе. Затем зачитал свой рассказ о трудном и полуголодном детстве среди благоухающей природы. Светлыми, проникновенными словами описал автор любовь матери, посвящавшей свою жизнь подрастающему сыну. Разноцветной мажорной палитрой метафор обрисован мир юности автора новеллы «Там, где корни мои». С большим вниманием присутствующие выслушали чтение автором нескольких своих произведений - аплодисменты стали заслуженной наградой за доставленное духовное удовлетворение. Бесспорно, в этом и других произведениях нашего коллеги Ивана Гажимона, мы видим столь редкого нынче представителя художественного литературного направления «почвенников», ибо «горожане», бесспорно, превалируют среди нас.
ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»
Юрий Щуцкий

В заключении актер и драматург Русского драматического театра Литвы Юрий Щуцкий трепетно прочёл поэтическое посвящение Ивану Гажимону - от старшего преподавателя русской гимназии «Ювенты» Надежды Кябликене.

Валерий Виленский


..........................................................................................................................................................................................................................................


Иван Гажимон

«НЕУГАСИМОЕ БЫЛОЕ»
Страницы из новой книги

ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

ТАМ, ГДЕ КОРНИ МОИ

Каждыи год, поздним августовским вечером, после долгой дороги, я переступал порог родительской хаты, где на столе уже стояли незабываемые по вкусу мамины разносолы и чарочки-осьмушки, наполненные неповторимым своим, отцовским, настоянном на зверобое, самодрылом. Это застолье ни в коем разе не превышало норм традиционного ужина, после которого завязывались взаимные вопросы и ответы. Им не было конца до тех пор, пока петух не провозглашал свою утреннюю песню.
Я шёл в отведённую для меня комнатку и зарывался в истинно пуховую постель, сотворенную мамиными руками.
Какое счастье, вот так запросто, без всяких там камланий, молитв и прошений, вдруг почувствовать себя рыжеволосым мальчишкой в родной хате, с её сказочным, лёгким воздухом, иконами в святом углу, окрашенными лунно-белой краской ночными сельскими окнами, под которыми, благословляя ночь, цветут невзрачные фиалки, распуская что-то волшебное, невыразимое, проникающее вместе с ночной прохладой в мою комнатку и баюкающее своим ароматом...
А где-то на третий-четвёртый день, сбросив дорожную усталость, набравшись сил, я брал на поводок престарелого Азора и шёл в поля, в самую их глубину – от Бильчанской могилы и до Сидорихиной...
Мало сказать, что поля моих корней красивые. Они ещё и разноцветные, былинные, густо политые потом моих предков. На их раздолье проливалась кровь, рождались былины, песенные эпосы, могилы запорожских казаков, игрались свадьбы, в бочках квасилась капуста, в которой находили розовых голопузиков. А всё, что они рождали – умирало. От человека до последней, самой неприметной былинки. Они творили и творят историю. При взгляде на них может показаться, что им конца-края нет. Только где-то там, далеко-далеко, на горизонте, упирается в их бока старенькое небо, которое то грозами хмурится и зигзагообразным, ярким посохом в дырявый подойник грома стучит-трещит, то в предрассветный час мягким, спеленатым в светлые пеленки невесомого тумана, подрисованного первым цветением клевера, как дети нежатся в Божьем подоле...
Разгороженные зелёными лесопосадками, будто цветастыми занавесами, они дают приют полнолицему месяцу, пока дневное светило золотыми зёрнами небесную ниву засевает.
Поля, поля. Согретые быстроногими куропатками и дрофами, зацелованные васильками,обвитые прохладными стелющимися стебельками вьюнков... Ночами тёмными пасутся на их ладонях нестреноженные табуны озорных ветерков. Сипло вдыхают хмельной, настоянный на тишине и полыни воздух, старые, цвета вечернего зарева, кобылицы. Голенастые стригунки-сумерки вытанцовывают на зелёных полотнищах люцерны, украшенной по краям-межам первыми маками-самосейками, которые процвели от серебристого смеха жаворонков.
Благослови вас Господь, мои былинно-легендарные поля! Потому что время идёт к косовице. И высокая, густая, пожелтевшая пшеница будто предчувствует её, пахнет перед дождём сладким, тягучим духом хлеба, словно просится лечь под хедер комбайна...
Подпоясанные свяслами Млечного Пути, как и вечность тому назад, стоят на покатом краю земли нашей мудрые поля. Убаюканные, на их руках дремлют молодые подсолнухи, серебрятся росами дымчатые рассветы, а вечерние туманы.в дырявых плащах пасутся по низинам и тихо-тихо гомонят между собой под музыку перепелов; стыдливо приникают к шаловливому, еле уловимому подыху ветерка полевые ромашки.
И только раз в году, после троицыной седмицы, бывает ночь, когда приходят к ним, будто на вече, прошлые столетия. Приходят в дымке своих мудрых седин, словно к старым криницам с родниковой водой – святой и целительной силой земли, чтобы под скрип старого деревянного ворота, принадлежащего месяцу, зачерпнуть ковшом Большой Медведицы из вечных, немелеющих глубин сладкой, как материнское молоко, влаги времени...
Небесный же ковш с водою жизни, серебрясь, пойдёт по кругу, и наполнится она духом веры другого времени: веры в Бога, в распластанные поля, в себя и в будущие поколения, созданные нами и полями.


..........................................................................................................................................................................................................................................

ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

ЖИВИ ВЕРБА, ЖИВИ

Сижу под вербой и слушаю неповторимую музыку своего детства, которая витает в памяти, словно розовые снегири в перемешку с редкими стремительными чёрными стрижами. Верба шумит, как и вчера, как и позавчера. Здесь, внизу – неторопливо, а вверху – то просвистит сусликом, то пропищит мышью, то прошуршит, будто огромная птица взмахнула крыльями, а взлететь не взлетела. Шумит верба. О чём она ведёт свою непонятную речь? Прислушиваюсь, но ничего не понимаю.
Кто постигнет этот прекрасный шёпот? Из зелёного купола беспечных листочков приходит он ко мне, ласкает слух, волнует сердце и постепенно уходит в распахнутую синеву небес. Что остаётся после него? Память. Она со мною, она моя, пока я жив, пока осязаю спиной лёгкое покачивание шершавого вербного ствола.
Словно белые искры далёких звёзд, она широко и просторно озаряет прошлое, приносит радость, навевает грусть...
О чём же шепчет, о чём шумит верба?
Может быть, о том, что как бы в жизни трудно ни жилось, какие бы тяготы и утраты ни ложились на твои плечи, надо жить, беречь землю нашу и тишину полей, где прорезается к солнцу и наливается эликсиром жизни пшеничное зёрнышко? А, может быть, о том, что не надо вспоминать прошлое, навсегда утратить память о плохом и хорошем? Нет, так нельзя. Кто не помнит прошлого, не может радоваться настоящему. Жить на земле, любить и ненавидеть, помнить и сравнивать, творить прекрасное и не разрушать его – это и есть высокое подлинное человеческое счастье, это и есть жизнь. Остальное – пародия на неё, прозябание, если даже и осыпан ты золотой пылью...
А вот и мама идёт к речке. Её седые непокорные волосы выбиваются из-под платка, развеваются от лёгкого дуновения ветерка, посылаемого заходящим солнцем. Не знаю, почему, но они очень похожи на усыхающую полынь, которая уже никогда не засветится сочной зеленью. Как давно я не видел тебя, мамочка! Сколько же годков – три, пять? Мама, словно угадав мои мысли, поворачивает ко мне лицо и с каким-то грустным укором смотрит на меня. Мне становится стыдно. А может, так только кажется?.. И всё же я невольно отвожу глаза от неё, смотрю на бело-зелёную листву вербы.
А мама остановилась и говорит:
- Постарела, сынок, твоя верба. Уж как за нею отец присматривает, ан не помогает.
Предвечерняя роса рассыпала зелёные горошины на картофельной ботве, и они неслышно покатились в нетерпеливые ладони земли.
- Нам так хочется, – продолжает мама дрогнувшим голосом, – чтобы она жила подольше. Ведь это же ты посадил её... Мы с отцом часто приходим к ней. Постоим, посмотрим на неё, – и на сердце становится как-то легче, будто с тобой свиделись.
Я поднялся, опёрся рукой о вербу, посмотрел на маму. Она заботливо заправляла под платок седую прядку. По её лицу было видно, что ей действительно будет очень больно, если вдруг усохнет верба. А мне хотелось сказать ей, чтобы она не трвожилась понапрасну, что верба есть верба. Верба – дерево. Она не слышит, не видит, не чувствует. И не её надо беречь, а себя, моя хорошая. Вон сколько морщинок на лице, а губы сами собой складываются в тревожно-печальную оборочку... И вся ты уже согнутая, словно осенний завявший стебелёк под ветром, тяжкой ношей, которую возложили на твои плечи годы и жизнь...
Но слова мои горячим комом завязли в горле.

..........................................................................................................................................................................................................................................

ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

ДУША И ПАМЯТЬ

Малина спелая, крапива жгучая.
Лес прячет ягоду, как грош – буржуй.
Сухая веточка, что гром, трескучая, –
Дрожит испуганный в траве валуй.
Меня не бойся, гриб, случайно встреченный,
К ведунье я иду – своей ветле:
Крестом украинским для жизни меченный,
Но всю – до капельки – отдал Литве.
Теперь корю себя, что дым над крышами –
Дым не соломенный, дым – дровяной,
Горчит он сердце мне витками рыжими,
Да прикипел к Литве я всей душой!
Скажи, что делать мне, ветла-пророчица,
Я на распутье двух глухих дорог:
В сад абрикосовый душе так хочется,
Но рута хиленький сожгла мосток.
Ветла ответила:
- Рви спелы ягоды,
И не мечтай о том, что не свершишь...
На небе облако – макушкой пагоды,
Шуршит взволнованно лесной камыш.

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

БЕЗМОЛВИЕ

Вереск тучный, да мох на болоте.
И цепочка волнистая диких гусей.
На бугре, на измученном доте,
Пожелтевшими рёбрами никнет пырей.
Нет от смерти ни следу, ни духу,
Будто здесь безмятежность от века жила.
Только в травах траншея-старуха
Ещё тихо ползёт без печали и зла.
Я стою средь густого безмолвья –
Шорох спрятался в ветки плакучих берёз.
Лишь рябины червонные гроздья
Дряхлый дот окропляют росинками слёз.

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

РОДСТВО

Когда с собою не в ладу,
Когда гнетёт меня усталость,
В ржаное поле я иду,
Вхожу в распахнутую радость.

Мне здесь легко… Я не хандрю,
Когда в ладонь ложится колос.
Я только с рожью говорю,
Как у неё – негромкий голос.

- Ах, рожь густая, мне б с тобой
Шуметь, цвести и колоситься.
Ведь по натуре я – ржаной,
Твоя волна всё время снится.

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

М.-К.ЧЮРЛЁНИСУ

Дорогу в край сокрытых истин
Художник звёздами мостил.
Он на полотнах их взрастил,
Нам подарил волшебной кистью.

И мы узрели наяву
Его фантазии громаду:
Вот катятся миры в траву –
Нам только шорох слушать надо.

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

КУСТ

Мир ночью до предела пуст.
Но как он, полный непокоя,
Шуршит листвою – чёрный куст –
Над жуткой пропастью речною.

О чём так грустно шелестишь?
О чём печаль твоя ночная?
И днём ты, золотисто-рыж,
Движеньем полнишься сверх края.

Быть может, в прошлые года,
Когда вокруг земля пылала,
Осколком сбитая звезда,
У твоего подножья пала.

И кровью стебли обожгла,
Чтоб листья осенью кричали
Слова, что смерть оборвала –
О ненависти и печали?..

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

ШАЛЬНАЯ НОЧЬ

Шальная ночь на травах
звёзды студит.
А рожь звенит, пыльцой пыля.
Луна дрожащая и огненные губы,
И пьяная качается земля.

И скоро-скоро там, за горизонтом,
Рассвет взыграет гривой золотой.
А рожь звенит без устали и тонко,
А косы пахнут маем и грозой.

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

КОВЫЛЬ

Сторона родная, матушка степная,
Славная под вишней из осок постель.
В загородке томно козочка вздыхает,
И скрипит под вечер в пойме коростель.

Звёздочки мерцают в глубине высокой.
Перепёлки хвалят хлебные поля.
Боже! Как уютно на траве-осоке
И лежать и слушать угасанье дня.

Веет с речки мятой – голова кружится.
Будет день погожий – хрущ гудит в ветвях…
А сведу ресницы – луг ковыльный снится,
Тот, где балки руки моют в родниках.

Вырваться к тебе мне трудно и непросто:
Студит время тело – я же не Кощей.
Уезжал – впервые зрели абрикосы,
А сегодня пишут – ни следа, ни пней.

Сторона родная, тропочка босая,
Кроткий лик Марии, славных предков пыль,
Я тебя, пожалуй, нынче не узнаю…
Лишь во сне иной раз снится мне ковыль.

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

ДЕНЬ

Жгла утро румяная вьюга,
Наш луг был и зелен и розов.
И мы – два цветка – среди луга,
Ещё с огоньком медоносов.

Вечерние воды в канавах
Продрогли в осеннем шушпане.
Мы капли росинок на травах,
Ещё различимы в тумане.

День прожит. Был хлеб и бесхлебье,
Но лился свет душ наших в песню.
Мы тусклые звёзды на небе,
Ещё не упавшие в бездну.

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

ПОСОШОК

Среди берёз и веток гравилата,
Где полумрак и птичья ворожба,
К шершавой ленте плоского асфальта,
Петляя, пробирается тропа.

Завидуют ей хлипкие невежды –
Свою работу знает наизусть:
Ведёт к асфальту шалые надежды,
Обратно – огорчения и грусть.

От старости покрылась пылью сивой,
Спина вогнулась в землю желобком…
Устала? Что вы! Мнит себя счастливой:
Идущим служит верным посошком..

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

МОЯ ВИНА

В письме последнем мне писал отец:
«…Живёшь ты вроде за границей,
Не знаешь, что мы хату, наконец,
Обили красной черепицей.

Для крепости… Быть может, кто из вас
Приедет жить в село родное…
Угля и дров на зиму я припас,
А маты мается ногою.

Картошку вырыли и в погреб занесли –
Чтоб только до тепла хватило.
А, может, не дотянем до весны –
Совсем уж старость придавила…»

И от начала строк и до конца
Плелись нестройно закорючки:
Видать, болели руки у отца,
А пальцы чуть держали ручку.

Ну что ты, батя… Душу не терзай –
Молюсь за вас – и Бог услышит.
Ещё мы поживём, ты так и знай,
Иначе, кто же мне напишет?..

Я не ответил на письмо отца –
В душе рвалась привычки залежь:
Распад страны топтался у крыльца,
Пред ним пятнистый двери – настежь.

Теперь и впрямь живу за рубежом.
Легли родители под травы.
Я, каюсь, виноват перед отцом,
Пред Богом – за развал Державы.

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

ТАЙНА ДУШИ

Дожди, дожди…Не радуют грибами –
Картофель вымок, вымокли жита.
Не возместить ни водкой, ни деньгами
Морщинку грусти, лёгшую у рта.

Судьба меня не в гамаке качала:
Вполсыта ел, порой в полглаза спал.
Тернистой тропкой счастье убегало,
И звёзд на грудь никто мне не давал.

В Литве – дожди, а в Скифии – зной юга…
Моя же боль – одна на две страны:
Мне Украина – мать, Литва – подруга…
Но есть в душе и таинство струны:

Когда пойму… нет выхода иного…
Беззвучно сердцем Богу помолюсь:
Пусть будет на земле Господне слово.
Пусть будет на земле Святая Русь.

………………………………………………………..


ЗА ОВАЛЬНЫМ СТОЛОМ У «ЛОГОСА»

..........................................................................................................................................................................................................................................
(голосов: 3)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Поэзия
Поэты Союза русских литераторов и художников «РАРОГ» ЛИРИКА СТИХОВ НАПИСАННЫХ СУДЬБОЙ Мария Николаевна 3ИНКЕВИЧ (в девичестве Шоржина) родилась в
Раздел: РАРОГ » Поэзия
Поэтические чтения СИРЕНЕВЫЙ ТУМАН Ларисы АЖУКЕНЕ Если бы человек мог знать свою судьбу, был бы он счастлив от этого знания? Нет, конечно! Ибо
Раздел: РАРОГ » Поэзия
Поэты Союза русских литераторов и художников "РАРОГ" СЕРДЦЕ В ХРУСТАЛЕ Вышла в свет четвертая книга стихов Людмилы Хорошиловой «Сердце в
Раздел: РАРОГ » Поэзия
Поэт Иван Николаевич ГАЖИМОН в кругу своих почитателей С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ МЭТР! Людям нужна доброта. Людям нужны внимание и любовь. Без них наша жизнь
Раздел: РАРОГ » Поэзия
80-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ПОЭТА Иван Николаевич ГАЖИМОН Сегодня среди русских людей Вильнюса, творчески осмысливающих различные перипетии жизни,
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ НА «РУССКОМ ВЕРНИСАЖЕ»
ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ НА «РУССКОМ ВЕРНИСАЖЕ» В клайпедском Центре национальных культур и в помещении Генерального консульства России в Клайпеде 16 июня состоялось открытие
ПРАЗДНИК РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ – ВИЛЬНЮС, 2017
ПРАЗДНИК РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ – ВИЛЬНЮС, 2017 11 июня в вильнюсском парке Вингис состоялись большой концерт и народные гуляния, посвящённые празднику День России…
ПОМНИТЕ! - ПИСЬМА С ФРОНТА
ПОМНИТЕ! - ПИСЬМА С ФРОНТА Литературно-музыкальный полдень, посвящённый наступающему Дню Победы, под названием «Письма с фронта» прошёл 20 апреля в Доме

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара