ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

Основатели российской письменности Святые Кирилл и Мефодий составили славянскую
Продолжаем публикацию статей с критикой современных псевдонаучных спекуляций
В третий раз Бессмертный полк прошёл в Вильнюсе на 9 мая в День Победы…
Продолжение публикации Галины Свиробович о святителе митрополите Еливферии,
В продолжение рассказа о православии на землях Литвы, наше повествование о

ТРИ РАССКАЗА

04.10.12 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 2054 | Автор: Валерий Виленский |
ТРИ РАССКАЗА


Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ

ТРИ РАССКАЗА


ДЕД ЯСОН
(теперь, кажется, я его понимаю)

На днях с автором этих строк произошёл конфуз: впервые в жизни прочёл о смерти древнегреческого героя Ясона. Оказалось, он, потеряв жену и детей, не исчез, а отправился бродить по свету. И спустя долгие годы случайно набрёл на свой легендарный корабль «Арго», заброшенный и истлевший; прилёг отдохнуть в его тени, и тут на него свалилась хоть и трухлявая, но корма (мораль: не возвращайся туда, где было хорошо) А я, оказывается, с 40-х годов имел в памяти иной вариант – который рассказал нам, мальчишкам, колхозный конюх Максим на ночном выпасе в глухой сибирской деревне (так и называлась – Глухая), где мы с мамой пережили войну.
Что за дед – не знаю. После войны мы вернулись в Виленский край, и никогда я той деревни, тем более деда, не видел. Борода запомнилась – чёрная. Но, думается, было ему уже за 50 (а то и 60) – иначе бы мобилизовали. Жил он бобылём в избушке из самана и дерновых пластов, которую подновлял каждое лето (зимою – сплошной сугроб, только дым из трубы). Но внутри – чистота (я к нему заходил, брал книжку про Робинзона Крузо). Со двора – огромного, с огородом, обнесённого, как крепость, земляным валом с плетнём, – просторные сени, где дед мастерил, а также переодевался на работу и с работы. Дальше – светёлка с белёными стенами (травы висят пучками). Слева – русская печь с плитой, тоже очень опрятная. В правом дальнем углу, меж двумя оконцами, – икона с белым рушником, под нею – стол. Лавки по стенам. Пол глинобитный, но чистый, даже, кажется, с половиком. Почему запомнилось? По контрасту: двор – как крепость, избушка – как дзот (и окна как бойницы), а внутри – человек живёт, тихо и чисто.
Наверняка казак: и строился по-казачьи, и коней знал. Но ведь всякий казак – из какой-то станицы, из какой-то сотни. А у этого – никакой родни! Даже казачку свою потерял – хотя она, конечно же, была: такое хозяйство одному не сладить. И только казачки способны каждую субботу белить печку – и мужа, видать, приучила.
И ещё: после Гражданской войны казаков везде трясли по-страшному, всю биографию проверяли. Значит, шарили и его. И, значит, вывернулся. Даже колхозных коней ему доверили (да и не зря: за всю войну, насколько помнится, ни один не пал). Хотя у этого тихого бобыля определённо имелось гимназическое образование. Что могло быть только у офицера. А раз офицер, да ещё в Сибири, - ну, головой можно ручаться: колчаковец.
Он, в общем-то, своё образование прятал наглухо. Книжки у него были самые простые, не то, что у некоторых ссыльных. А древнегреческие мифы рассказывал только мальчишкам, которые увязывались за ним в ночное. На такой костерок – в поле между нашей речкой Тихой и степным озером – однажды попал и я. И услышал:
-Убила Медея детей Ясона и улетела чёрным облаком в родную Колхиду. А он с горя ушёл от людей, и никто его с тех пор в Элладе не видел. Только долгие годы спустя плыли мимо её берегов совсем чужие мореходы, увидали глухую, тихую бухту, решили в ней заночевать. Заплыли туда и вдруг смотрят: там, на берегу, – старый-старый корабль! И выходит из-за того корабля старый-старый старик, седой, иссохший: «Мир вам, путники! Меня зовут Ясон, а это – мой корабль «Арго». Они говорят: «Ты Ясон? Тот самый, про которого слава по всему свету?» - «А что слава? Ни молодости не вернёт, ни детей» - «А как ты здесь оказался?» - «Да как остался один, так и решил дожить жизнь с любимым кораблём. Вот и живём вдвоём, в стороне от людей, год за годом».
Где он пристал к Колчаку? Пожалуй, с Волги, с Каспия, судя по любви к морю. Но люди, присягавшие Верховному, мыкались после краха по всему белому свету, назад им дороги не было. А дед? А вот – вернулся и вывернулся! Причём чуть ли не от Иркутска, где погиб тот, кому он присягал. Очень уж яростно и живописно рассказывалось у нашего костра про Симплегады:
-Смотрят аргонавты: а вдали перед ними в тумане две огромные скалы плавучие, называются Симплегады. То сходятся, то расходятся. Чуть сунется между ними что живое – шмяк! - и только красное пятно на каменных лбах! Никого не пропускают...
Призадумались аргонавты: ну, как проскочить такой страх? И тут один молодой герой – совсем молодой, вроде вас – говорит:
-А давайте пустим впереди себя голубя. Они же на него непременно кинутся, но им же после того непременно разойтись надо. Тут мы их и подловим на противоходе: пока остановятся, пока повернут, пока скорость наберут...
Так и сделали. Разогнали ладью на вёслах и поближе к скалам пустили голубя. Они на него как кинутся! Гром! Сшиблись, отпрянули после удара, расплываются... А тут – «Арго»! Ещё быстрее голубя! А волны! А ветер! И гул, как от поездов: почуяли их скалы, торопятся на живое... Поздно! Пролетел «Арго» - привет, каменные лбы, людоеды! – только рулевое весло успели задеть. Глядь – а на палубу голубь садится, Тот самый, которого они пустили! Но – как они без руля, так и он без хвоста...
Очень восхищали деда находчивость и ловкость древних греков. Известно – любят казаки проскочить «по дождю между капельками». Но что-то в этой истории касалось колхозного конюха лично. Где-то и сам он успел проскочить «на противоходе»: пока искали в Забайкалье – вынырнул в уже обысканном Семиречье, вошёл примаком в казачью семью, а потом и от тестя отделился, забрался с женой в Глухую деревню над Тихой речкой. Станет ГПУ проверять – а мы люди простые, бедные, с Семиреченской линии. И про древнегреческие корабли знать не знаем – тут ведь и моря сроду не было. Только степь да «уколки» – круглые, как островки, рощицы, сопротивляющиеся натиску степных трав и ветров. Глушь первозданная...
Но сегодня, захлёбываясь в уже безнадежной борьбе за жизнь, я понимаю: был у деда корабль! Гордый и прекрасный! Сквозь века плыл – со всеми своими степями, лесами, водами. До того родной, что и не захотелось его бросать. Несмотря на все ГПУ и НКВД.
Правда, тогда русоеды, как ни зверствовали, а такой силы, как сейчас, не имели. Тогда ещё братьями русских называли, да ещё старшими – которые о младших должны заботиться. А попробуй теперь выжить, когда и корабль-то весь поделен между нерусью, и мы – во всех степях, на всех реках, у всех морей! - «мигранты-оккупанты». Даже в Москве задвинули в пятый угол.
Всю планету, кажется, уже мобилизовали: «Либо миру быть живу, либо России». Очень хочется, чтобы и мы рассыпались в прах, как древние мифы.
Ладно.
Свистят над планетой ветры времени. Летят самые разные облака. Старятся корабли. Умирают герои.
Ничего. Ещё посмотрим, гады, на ваши Симплегады.
ТРИ РАССКАЗА

..........................................................................................................................................................................................................................................


ТРИ РАССКАЗА

Я с Региной учился с девятого класса. В десятом у нас любовь началась – все девчонки трезвонили, учителя с родителями советовались!... Кончили школу – а меня в армию призывают.
Я спросил:
-Будешь ждать?
-А ты как думаешь?
И тут мы с ней – раз! – и расписались. Понятно? И я поехал.
Она – ничего. В смысле не забеременела. И вдруг через год – шлёп! – никаких ответов на мои письма! И я – как ёжик в тумане, ничего не соображаю. Мать тоже пишет какую-то тягомотину: вот, вы, молодые, без всякой ответственности живёте, у вас чувства несерьёзные, а жизнь – дело серьёзное… В общем, надо было раньше думать. Я пишу: «А теперь что делать? « - «А я почём знаю?»…
Но я всё-таки дорвался до родных мест, прикатил на побывку. И таки да. Узнаю: я – с носом. То есть с рогами. То есть с приветом!
- А как же расписки, кольца, клятвы?
Она отвечает: не будь дураком. Сердцу не прикажешь!
Я ей по морде врезал – начала орать. Сбежались соседи, свидетели – все желающие принять участие. Глядят: такой здоровый амбал беззащитную женщину бьёт. Сделали мне милицию. Дежурный капитан говорит:
-Ну, ты даёшь, солдат. Ты что – в школе пушкинских «Цыган» не проходил? Наверно, даже сочинение писал – «Образ Алеко»? Да хоть бы ты с ножом полез – кому ты что докажешь, кроме своей глупости?
Я спрашиваю:
-А что делать?.
-Что, что… Читал же Пушкина? Там же ясно сказано: уважай другого человека, не считай его своим рабом.
-А зачем тогда эти расписки?
-Брось, - отвечает капитан. – Это не присяга. Это на случай, когда при разводе начнут вещи делить, жилплощадь. Это не для тебя. Вот если она теперь родит – вот тогда эта расписка заработает: будешь платить алименты, как за своего ребёнка… В общем, давай так: мы тебя оформим как семейную ссору. Но помни: советский закон всегда на стороне женщины и особенно безжалостен к хулиганам. Понял? Держи мою руку, но чтоб завтра тебя в городе не было. Я тебе сочувствую, но ты явно сошёл с рельсов, колотишь уже по шпалам. Смотри, не наломай дров. Понял? Держи руку.
По-хорошему разошлись. Но я ещё с отцом имел разговор. Пошёл к нему вечером, выставили пузырь. Я говорю:
-Ты, конечно, тоже сейчас начнёшь: «Ты человек самостоятельный! Когда женился – меня не спрашивал! Нечего и теперь жаловаться!..»
- А что? Правильно.
Я посмотрел на него – на отца родного. И говорю:
-Ты-то чего шлангом прикидываешься? Ты что – не знаешь, сколько мне лет? Это у тебя позади – целая жизнь, а у меня – только уши. Вы меня и в школу отдавали, и в армию провожали – и всё твердили: «Так надо». А когда мне надо – вас нет. Только уголовный кодекс.
И тут он раскололся:
-Ладно, давай по душам, по-мужски. Я тебе честно скажу – что думаю. Я думаю, что предателей надо в сортире топить – тогда воздух чище будет. Только ты этого, пожалуйста, не делай. Во-первых, ты капитану в милиции обещал – и сам будешь сукой, если слово не сдержишь. А во-вторых, так сейчас никто не делает. Разве какие-нибудь подонки.
-А за нарушение присяги что полагается?
-Сравнил Божий дар с пальцем! Без того закона вся армия рассыплется. А на гражданке – дело другое.
-А как ты сам от нас загремел?
-А что я? Я нормально женился – мне тогда 27 было. Ты родился – я тебе пелёнки менял, стирал, гулять возил. Всю получку домой приносил. Не пил. Я с тёщей не поладил!
-Ну и что?
-А то. Она мне и заделала козу – вместе с твоей мамашей. Они ж меня к вам на свиданья не пускали! Я в суд пожаловался: мол, алименты плачу, а какие у меня родительские права? В суде отвечают: имеете полное право на свидания, ежели не пьяны, умственно полноценны и не верблюд. Принесите справку. «Так ведь всё равно не пускают!» - «А вы настаивайте»… Тем дело и кончилось.
-Да, - говорю. – В общем, надо было раньше думать?
-Насчёт «раньше думать» у меня тоже есть соображения. По-моему, так говорят, чтобы отвязаться от человека: пусть думает, что сам чего-то недомыслил, сам виноват, сам дурак. Займётся собой – другим мешать не будет. Только жизнь иногда такое выкидывает, что и нарочно не придумаешь. Про тебя хоть в «Цыганах» писали, а про меня где? В «Анне Карениной»? Так у нас Бога нет, под поезд никто не бросается. Раньше был другой закон: мужчина во всём прав, и никаких разводов. А теперь наоборот: закон защищает женщину.
Отец у меня хороший мужик, никогда не откажется помочь, нас с сестрой любит до чёртиков – но лопух лопухом! Так и не научился жить. Мы у него на кухне сидели – и тут возникает его жена – ей тоже интересно, о чём мы базарим. И тут он кидает такую тему:
-Ты думаешь – эта меня не предаст? Хо-хо! Подождёт, когда я под суд попаду или в больницу. Когда попрошу её стакан воды подать. Вот тут она меня и осчастливит. Тут она мне откроет глаза!
Ну, она и развернулась:
-Если ты так думаешь. Так зачем ты здесь живёшь? Давай – уходи, тебя тут никто не держит.
-Мне идти некуда – это моя жилплощадь.
-Моя тоже.
-Так, значит, живём вместе?
-Ты мне на кухне мешаешь.
-И ты мне.
-Я работаю на кухне. А тебе здесь нечего делать.
-Это тебе здесь нечего делать.
-Нет, есть что. Я тебе завтрак к утру готовить должна.
-Ничего ты мне не должна! Как и я тебе!
И вытолкнул свою даму в коридор! И дверь закрыл на ключ! И тут такой концерт начался! Она за милицией побежала. Я говорю:
-Смотри – оформит она тебя за пьяный дебош на сутки.
-Нет, - отвечает батя, - не оформит. Она ещё во мне нуждается. Об этом бабы не забывают.
Наконец, явилась милиция. Батя им документы предъявил, объяснил, что встретился с сыном от первого брака, беседует, а эта дама мешает нам разговаривать, гонит из квартиры. Милиция говорит:
-Понятно. Но вы не пускаете жену на кухню – не имеете права. Идите в свою комнату, там и сидите. Можете даже запереться.
-Да у нас всего одна комната!
-Это ваше дело. А кухню освободите.
Я хотел домой пойти, но отец упёрся:
-Подожди! Нам с тобой договорить надо!
Так что сбегал я ещё за пузырём, пока батя со своей половинкой препирался, и заперлись мы с ним в ванной (у них санузел раздельный). Она начала в дверь стучать, а батя кричит:
-Не мешай нам мыться!
На том поладили. А утром я уехал – мне пока что есть куда ехать: жилплощади у нас разные, имущества общего нет. Вот она – Регина – и согласилась ликвидировать наш штамп через загс.
Ребятам я сказал:
-Нормальное событие: все бабы – такие.
Старшина, правда, мораль покатил:
-Сам виноват. Наверно, болел чем-нибудь. Или ещё что…
-Да ничего там не было, кроме бабьей психики.
ТРИ РАССКАЗА

Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ


Предлагаем также посмотреть третий замечательный рассказ Юрия АЛЕКСАНДРОВИЧА о куполах Виленских храмов. Это здесь: http://sobor.lt/hramyi-vilnyusa/ (скопируйте эту адресную ссылку, поместите её в поисковую строку браузера интернета и нажмите клавишу "энтер")
..........................................................................................................................................................................................................................................

(голосов: 3)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Проза
Писатели Союза русских литераторов и художников Вильнюса «РАРОГ» СКАЗКИ ГАЛИНЫ ТИМОФЕЕВНЫ Рядом с Галиной Тимофеевной СВИРОБОВИЧ даже её
Раздел: РАРОГ » Проза
Вероника АБРАМОВА ВИШНЁВЫЙ САД - БИС (мелодрама в 6 действиях) ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Григорий Яковлевич Вексельман – начальник РЖС Анатолий Борисович
Раздел: РАРОГ » Проза
Литераторы Союза русских литераторов и художников Вильнюса РАРОГ Доктор гуманитарных наук Елена Петровна БАХМЕТЬЕВА СТАКАН КРЕПКОГО ЧАЯ ИЛИ
Раздел: РАРОГ » Проза
Развалины замка в Уруке ДАВНЫМ-ДАВНО, В ШУМЕРЕ (мистерия) Юрий Александрович Солнце-убийца над раскалённой пустыней– плоской, как сковородка.
Раздел: РАРОГ » Проза
Юрий Александрович СОЛНЦЕ ГАВАОНА рассказ потустороннего «Стой, солнце, над Гаваоном, и луна над долиной Аялона!» (книга Иисуса Навина 10, 12)
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ВСТРЕЧА С БЕЛОРУССКИМИ ХУДОЖНИКАМИ В КЛАЙПЕДЕ
ВСТРЕЧА С БЕЛОРУССКИМИ ХУДОЖНИКАМИ В КЛАЙПЕДЕ Встреча членов СРЛХ «РАРОГ» и ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ с художниками из Белоруссии и их картинами состоялась вчера 23 марта на
8 МАРТА – «БОЛЬШОЙ» И МОЛОДЫЕ СОЛИСТЫ ЛИТВЫ
8 МАРТА – «БОЛЬШОЙ» И МОЛОДЫЕ СОЛИСТЫ ЛИТВЫ Поздравляя наших восхитительных женщин с Праздником 8 марта, публикуем два репортажа о двух замечательных концертах, прошедших
ОДИН АНГЕЛ
ОДИН АНГЕЛ Поздравляя наших авторов с праздником представляем публикацию нового члена СРЛХ «РАРОГ» Александра Волоскова, посвящённую

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара