ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

Битва за Москву, 80-летие которой празднуем, началась 30 сентября 1941 года и
На заседании клуба «Валдай», состоявшемся в Сочи 21 октября т.г., кроме
Сегодня 19 ноября в Вильнюсе был совершён акт национального вандализма в
Начало ноября нынешнего года ознаменовано в России важными датами истории
11.11.21 | РАРОГ » Проза
В России 11 ноября отмечается 200-летие Ф.М. Достоевского. Публикуем

КОЛЬЦО МЁБИУСА

25.10.21 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 144 | Автор: Валерий Виленский |
КОЛЬЦО МЁБИУСА
Геннадий Литвинцев

КОЛЬЦО МЁБИУСА
Рассказ


Кольцом Мёбиуса называется лента, свернутая таким образом, что при движении по ее внешней стороне к концу одного оборота оказываешься на внутренней поверхности кольца, под той точкой, с которой начинал движение. Еще один оборот - и ты снова на внешней стороне, в месте старта. Две поверхности кольца - обманчивая видимость, так как одна незаметно переходит в другую.

КОЛЬЦО МЁБИУСА


На другой свет Довмонт Серебров явился с паспортом на чужое имя. Стерегущие переправу, не заметив подмены, равнодушно проводили глазами направлявшегося в Вильнюс невысокого, без особых примет, пятидесятилетнего человека.
Приезжий остановился в скромной тихой гостинице неподалеку от центра. Он никому не звонил и ни с кем не встречался. Выходил утром и возвращался в потемках, благо светозарная майская погода располагала проводить время на улице.
Он бродил по городу с чувством тайной встречи с любимой, насильно выданной много лет назад за другого. Преступное, но оттого еще более сладкое свидание после двадцатилетней разлуки! Эти холмы, рощи, улицы, храмы ему виделись еженощно, но всякий раз еще до пробуждения он знал: это сон. Здесь подошвы ног радостно узнавали округлые камни старинных мостовых. Душа отзывалась на литовскую речь. С ним приятельски раскланивались деревья. Речка Вильняле сбивчивым детским лепетом торопилась рассказать обо всем, что случилось в городе в его отсутствие.


КОЛЬЦО МЁБИУСА


Так прошло два дня. Но вечер третьего дня прервался неожиданным и даже детективным образом. Серебров шел набережной в направлении Зеленого моста, как вдруг рядом, едва не задев, тормознул джип. И тут же сзади его взяли за руки, взяли цепко, однозначно, профессионально, замотали глаза и, пригнув, всунули на заднее сиденье. Он оказался между двух бугристых парней. Машина сорвалась с места, крутнулась вправо, проехали мост, еще раз вправо, потом налево... Похоже, кружили, чтобы сбить ориентацию.

КОЛЬЦО МЁБИУСА


– Что происходит? – К Сереброву вернулся дар речи. – Я русский турист, если вы из полиции, дайте мне связаться с российским посольством!
Отозвались на литовском:
– В посольство? А может сразу в Европарламент?
– Не понимаю я по-вашему.
– Не понимаешь? – засмеялись в ответ. – Быстро же ты забыл, Сребрна, а раньше ведь не хуже нас говорил по-литовски.
– Ошибаетесь, у меня другая фамилия.
– Смотри ты! – снова засмеялись в машине, а сосед слева легонько толкнул его локтем. – Фамилию успел поменять. Как же так? Ладно, разберемся. А пока сиди смирно.
– Куда вы меня везете?
– В штаб НАТО, – ответили опять же с издевательским смешком. – В ЦРУшный санаторий, что здесь под Вильнюсом, у знакомого тебе озера Антавиляй. Увидишь.
– Протестую. Впервые приехал в Литву по туристкой визе, и вот...
– Да хватит тебе, Сребрна! Еще успеешь дать показания. С каким заданием к нам заброшен – взрывать мосты, шпионить, организовать коммунистическое подполье? А может кокнуть нашего президента? Кто послал тебя – русская разведка или Аль-Кайда? – Снова легкий толчок в бок. – Будешь молчать, переправим в Гаунтанамо америкосам.
Машина между тем крутилась по городу, то набирая скорость, то тормозя на перекрестках. Вырваться, подать голос, чем-то привлечь внимание – об этом нечего было и думать. Попался, как муха на липучку. И что дальше? Какой ждать развязки?
Остановились. Снаружи послышались голоса, звук открываемых металлических ворот. Въехали во двор, развернулись. Сереброва высадили из машины и с завязанными глазами повели в дом. Сердце его колотилось, но мысли были спокойными, ясными. Это провал, а значит допрос, тюрьма, суд. Хорошо, если суд настоящий, открытый. А если без церемоний, просто, сегодня же закончится подвалом или ямой в лесу? Всего можно ждать, он в ловушке, и никому не дашь знать.
Вверх по ступеням. Так, снова дверь, снаружи металлическая, толстая, отворяется тяжело. И сразу, прибойным накатом, музыка, лихой литовский шансон, табачный дым, густой запах пива, жареного мяса и рыбы. И хмельные крики "валё!". Подтолкнули еще на пару шагов. И тогда с глаз сорвали повязку.
Неярко освещенная зала в виде деревенской корчмы. За длинным столом, заставленным пивной посудой и всяческой снедью, компания мужчин, числом около десяти. Гуляки повернулись к нему, смеются, поднимают вверх кружки. Кто они? На кого так похожи? Особенно этот, что поднимается из-за стола, рослый бородач в джинсовой куртке, с лицом многолетней давности. И хотя борода поменяла цвет, Серебров не мог его не узнать. Артурас был одним из командиров «Охраны Края», самодельной тогда литовской армии.
– Ну, день добрый! – приветливо-просто сказал бородач, подойдя, протянув руку. – Проходи, гостем будешь. А ребят извини, разыграли тебя по моему приказу. Иначе ведь тебя не дозовёшься. Гордый стал, гуляешь по городу один, ни к кому не заходишь. Еще и не под своим именем…


КОЛЬЦО МЁБИУСА


Разыгрывать дальше из себя туриста не имело смысла – слишком хорошо они знали друг друга в прежние времена, плотно сбивала их тогда жизнь, так плотно, что иногда искры проскакивали. Но кто он сейчас? Какую ведет игру? Схватить можно было бы и проще, без всякой комедии.
– Да проходи же, что стал столбом! – Артурас мягко подтолкнул Сереброва к столу. – Из-за тебя собрались, повидаться захотелось. Садись, пей. Не забыл еще вкус литовского пива?
И он указал ему стул рядом с собою. В большую глиняную посудину полилось пиво, вошло полкувшина. Все потянулись к Сереброву постучать кружками.
– Не бойся, здесь все свои, – сказал Артурас. – Теперь мы гражданские люди, в военных не играем. Выпей, поешь, потом поговорим.
На столе имелось все, что полагается для литовского мужского застолья – пиво, вяленые угри, ветчина, твердые сухие сыры, обжаренный черный хлеб. Ни пить, ни есть не хотелось, но, чтобы собраться с духом и не спешить с разговором, Серебров, поглядывая на компанию, вцепился в кружку. Пересчитал – без него за столом девять человек. С каждым, кажется, в те дни доводилось где-нибудь пересекаться, все они, по-видимому, служили в военной организации, наспех сколоченной психиатром Аудрюсом Буткявичюсом для утверждения самовосстановленного в марте 1990 года Литовского государства, еще не признанного ни Москвой, ни остальным миром. Серебров оказался на другой стороне – в отряде милиции особого назначения под началом Болеслава Макутыновича. Две силы противостояли друг другу, каждая считала себя правомочной, законной, служащей народу и охраняющей жизнь и порядок от зла и анархии. Они ездили по одним и тем же дорогам, патрулировали одни и те же улицы, не признавая друг друга. Бывало, между ними искрилось.
Серебров хлебал пиво, зачистил большой кусок рыбы, потом закурил. Но так ничего и не придумал насчет дальнейшего хода игры, а потому сидел и молчал. За столом вразнобой говорили, шумели и вроде бы отвлеклись от него. Но тут поднялся Артурас и всё смолкло.
– Мужи, вот что я хочу сказать вам и нашему гостю, – заговорил Артурас мягким глуховатым голосом, обеими руками опершись об стол. – Вы все его, конечно, помните. Нас стравливали тогда друг с другом, нас науськивали. Но нам достало ума не схватиться за оружие и не поубивать друг дру га. Меж нами ни один человек тогда не погиб. Так вот, если этого не случилось, то во многом благодаря Даумантасу. Он литовец, Сребрна, хотя и родился где-то черт его знает, в Сибири. Но он литовец по духу и, знаю, любит Литву. Именно он, ну и конечно некоторые наши парни, не захотели стрелять и уберегли нас от этой беды. Если посмотреть на нас из 91-го года – мы вроде бы победители, Литва нам досталась, а Даумантасу, как некогда его тезке, пришлось бежать отсюда в Россию. Но если посмотреть на 91-й год отсюда, с нашего часа, то и дурень поймет, что нас использовали, что и мы, как они, в проигравших. Мы как орел и решка одной монеты. И главное – что у нас получилось? Получились те же штаны, только мотнёй вперед. Иначе нам не пришлось бы за правдой уходить в лес, а педофилы по-хозяйски не расправились бы с бедным Кядисом. Иначе на наших улицах не оставались бы одни старики, а молодые не разбегались по Европе. И наша дорогая Литва не стала бы страной самоубийц. Да, мы были полными дурнями, раз позволили все это. И остаемся дурнями. А дурак дурака видит издалека. Так выпьем за дружбу всех дурней большой советской страны! Пусть паны дерутся, а мы свои чубы драть не дадим. Валё!


КОЛЬЦО МЁБИУСА


Артурас завершил свой спич под громкий хохот и грохот полновесных глиняных кружек. Но оратору показалось этого мало – он повернулся к Сереброву и облапил его медвежьим объятием.
– За дурней! – стоял крик. – Нас больше, мы победим!
К нему подходили с кружками, толкали в плечо, обнимали, что-то говорили. И он что-то горячо говорил, кого-то убеждал, с кем-то надрывно смеялся. Но снова, как всякий раз, еще до пробуждения он знал: это сон. Снова он тайно побывал в Литве, в которой наяву ему больше никогда не бывать.


КОЛЬЦО МЁБИУСА


Член Международной гильдии писателей Геннадий Михайлович Литвинцев родился в 1946 году в Китае в семье русских эмигрантов. Окончил исторический факультет Уральского госуниверситета (г. Екатеринбург). В 1974 году переехал жить в Вильнюс. «Сам по себе, без всякого направления, просто потянуло, – рассказывает он. – По семейному преданию, прадед отца в средине 19 века попал в ссылку в Забайкалье из Литвы. А уж оттуда в Гражданскую семья подалась в Китай». В Вильнюсе прожил двадцать лет, работал в газете «Советская Литва», позднее собственным корреспондентом «Известий». В настоящее время живет в Воронеже. Пишет прозу и публицистику. Публикуется в журналах и интернет-изданиях. Издал книгу стихов, три книги прозы. Победитель литературного конкурса Довлатовского фестиваля искусств (2015). Повесть «Молодым не ходи в Гуандун» (из китайской истории) отмечена Бажовской литературной премией (2018).
…………………………………………………..


КОЛЬЦО МЁБИУСА
Александр БЛЫТУШКИН (Клайпеда)

СЕРДЦЕ ЕВРОПЫ

* * *

«Я очень обеспокоен
с правами человека в Литве»

– Альгирдас Палецкис. Литва.
Политический деятель, дипломат.


Зачем он говорит свободно слово?
Зачем он мыслит супротив «божков»?
Зачем его счастливая подкова
Основой стала для его оков?!

Он уберёг свою от грязи душу
И, смолоду храня понятье Честь,
Вновь выставляет для людей наружу
Ход мыслей, раскрывая ложь и спесь.

Спесивые, почувствовав тревогу,
Ему решили психику сломать.
Он – арестован. Где искать подмогу?
На чудо уповает Божья Мать.

А люди, совершив «Балтийский путь»,*
Свободы общей поступь намечая,
Сопят в две дырки: «Будем как-нибудь
Жизнь продолжать, тиранам потакая.

Отправят в морг, мы будем моргу рады.
В тюрьму отправят, мы пойдём в тюрьму».
Народ попал в системные ограды.
Герой свободой жертвует в плену*.

Его как овощ поместили в банку,
Броженье мыслей правит «консервант».*
Европарламент под «американку»*
На горле вяжет «Марсельезе» бант.

«Несут кресты»* народные герои,
Подобные страданиям Христа,
К ним льнут с надеждой узники, изгои…
И бьются европейские сердца.
…………………………………………………..


* Балтийский путь – Акция за восстановление независимости прибалтийских стран.
23 август 1989 года.
* Плен – состояние зависимости от чего-либо.
* Консервативная партия Литвы, дружит с ЛГБТ
* «Американка» - Статуя «Свободы» в Нью-Йорке, как «французский» подарок
к столетию «американской революции».
* «Марсельеза» - образ, скульптура, небоскрёб в Марселе; гимн Франции,
олицетворяет борьбу с тиранией и стремление к свободе.
* «Нести крест» – терпеливо выполнять долг, переносить удары судьбы.


КОЛЬЦО МЁБИУСА
Скульптура «Сердце Европы», перед комплексом Европарламента.
Ее автор Людмила Черина - многогранная талантливая француженка черкесского происхождения. Во Франции была известной актрисой, балериной, писательницей, художником и скульптором.

…………………………………………………………………………………………..........................................................................................................................................................
(голосов: 1)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Проза
Сегодня в православное Прощённое воскресенье публикуем рассказ нашего виленского прозаика Валерий Рассвет, посвящённое женской материнской любви...
Раздел: РАРОГ » Проза
Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ ТРИ РАССКАЗА ДЕД ЯСОН (теперь, кажется, я его понимаю) На днях с автором этих строк произошёл конфуз: впервые в жизни прочёл о
Раздел: РАРОГ » Проза
Писатели Союза русских литераторов и художников Вильнюса «РАРОГ» СКАЗКИ ГАЛИНЫ ТИМОФЕЕВНЫ Рядом с Галиной Тимофеевной СВИРОБОВИЧ даже её
Раздел: РАРОГ » Проза
Валерий ЗУБАКОВ ОЧКИ Однажды Петя нашел очки. Не простые очки, а золотые. В футляре от самого Кристиана Диора. Принес Петя очки домой и
Раздел: РАРОГ » Проза
Литераторы Союза русских литераторов и художников Вильнюса РАРОГ Доктор гуманитарных наук Елена Петровна БАХМЕТЬЕВА СТАКАН КРЕПКОГО ЧАЯ ИЛИ
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

КРАСИВЫЙ ЮБИЛЕЙ ЕЛЕНЫ ПЕТРОВНЫ БАХМЕТЬЕВОЙ
КРАСИВЫЙ ЮБИЛЕЙ ЕЛЕНЫ ПЕТРОВНЫ БАХМЕТЬЕВОЙ В вильнюсском Доме национальных общин в четверг 2 декабря в связи с 90-летием чествовали доктора гуманитарных наук Елену Петровну
ПЛЕНЭР У МОРЯ ХУДОЖНИКОВ  СРЛХ «РАРОГ»
ПЛЕНЭР У МОРЯ ХУДОЖНИКОВ СРЛХ «РАРОГ» Пленэр иконописцев Союза русских литераторов и художников «РАРОГ» прошёл с 30 июля по 15 августа в Клайпеде под эгидой настоятеля
ФИЛОСОФИЯ КАРТИН ВЛАДИМИРА ПУСТОВОГО
ФИЛОСОФИЯ КАРТИН ВЛАДИМИРА ПУСТОВОГО Представляем творчество нашего замечательного виленского художника члена СРЛХ «РАРОГ» Владимира Пустового – его глубоко

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара