ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

В декабре 1864 года, 155 лет назад, произошел бой, известный как «Иканское
26.11.19 | РАРОГ » Проза
Публикуем рассказ виленского литератора члена СРЛХ «РАРОГ» Валерия Рассвет,
Исполнилось 450 лет со времени образования в результате заключения Люблинской
Много мифов сложено о происхождении литовцев, как в прочем и о других
Староверы Литвы составляют четверть русского населения Литовской Республики.

СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть II

31.07.19 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 294 | Автор: Валерий Виленский |
СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть II

СОПЛЯ ЗЕЛЁНАЯ
Часть II


“Не судите, да не судимы будете; Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить”
(Евангелие от Матфея гл. 7 ст.1-2)


9

Что за деревня - то такая, ни названия какого, ни надписи, ни указателей каких, ничего нет, – подумал Сашка. Он ехал очень медленно по грунтовой дороге, поднимая позади машины целое облако пыли. Поворот, прямая, опять поворот и опять прямая.
„А хаты - то какие ветхие в этой деревне“, - подумал Сашка, глядя на полуразвалившиеся деревенские избы.
Справа, на обочине, он заметил какую-то, лет пяти, девочку. Простенькие сандалики, явно купленные на распродаже, выцветшее платьице, да виднеющиеся из под него некогда белые трусики с рюшечками. Девочка игралась на обочине с ведерком и совочком, не обращая никакого внимания на проезжающую машину.
„Родители совсем безмозглые, - подумал Сашка, - отпустили малое дитя без присмотра. Вот и результат - ребенок играет на обочине дороги. Того и гляди несчастье случится“.
Проводив взглядом дитя, включил магнитолу и проехал мимо. Опять прямая и опять поворот. Мысли о болезни и о последних днях. Вспомнил о церкви, о батюшке, о словах его странных, - „сделай что-то очень хорошее в своей жизни! Ну, соверши какой - нибудь маленький подвиг, что ли“.
- Да! – закричал Сашка во все горло. – Подвиг! Конечно подвиг!
Он так резко затормозил, что „Bentley“ скользил по грунтовке еще метров пять. Вывернув руль до упора влево, газ в пол. „Bentley“ развернулся на месте и поднимая огромные клубы пыли, как угорелый, понесся назад. Второпях попал не в тот поворот. Опять развернулся и опять газ в пол. Как назло все лачуги у дороги одинаковые, он уже запутался в этих пыльных дорожках. Но нет, вот это точно та дорога, точно. Он уже видит девочку на обочине. Сбросил газ и медленно, как бы нехотя, докатился до нее.


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть II


Сашка какое-то время просто смотрел на девочку через бронированное окно своего „Bentley“ и думал о том, что ждет ее в этой деревне, кем она станет, когда вырастет. Нарожает ли когда - нибудь таких же детишек, которые будут вот так вот запросто ковыряться в земле совочком? А может сопьется, или снаркоманится? Кто знает ее судьбу, разве только Бог, если он правда есть...
Сашка видел, что девочка кашляет и чихает.
„Может денег каких дать на лечение надо? – подумалось, - Но будет ли это подвиг? Нет конечно...“
Не зная, что делать дальше, он опустил окно и уставился на девочку, которая перевернув ведерко, стала стучать по донышку совочком.
- Слышь, сопля зеленая! – позвал Сашка, - как зовут - то тебя?
- Юля меня зовут, - сидя на корточках, очень серьезно ответила девочка и наконец удостоила Сашку взглядом, – А почему ты обзываешься? Ты что невоспитанный? Ты что не знаешь, что на детей нельзя обзываться?
- Ну я и попал... – буркнул сам себе Сашка так, чтоб девочка не услышала и уже громко произнес – почему обзываюсь? А ты на себя - то в зеркало когда смотрела, сопля ты зеленая? Сопли вон, до земли висят... Иди быстрей ко мне, высморкаю!
Девочка и секунды не подумав, кинув ведерко с совочком тут же, на обочине дороги, подошла к Сашке.
- А че ты тут делаешь, сопля зеленая? – спросил Сашка.
- Куличики пеку, не видишь что ли? – совсем не обидевшись, что ее уже три раза назвали соплей зеленой, ответила девочка.
Сашка достал пакет одноразовых носовых платков и высморкал ее.
- А это твоя машина? – спросила Юля.
- Моя. Нравится?
- Красивая. Покатаешь? – совсем по - детски попросила та.
- Садись, давай, покатаю. – буркнул Сашка и открыв пассажирские двери, усадил ee на сиденье.
Сел в машину, закрыл двери, посмотрел на девочку. Безмолвные слезы покатились по его лицу.
- А почему ты плачешь? – по - детски прямо спросила Юля.
- Потому что у меня никогда не было доченьки и потому, что я прожил свою жизнь совершенно бесполезно – откровенно ответил Сашка, приглаживая ей волосы.
- Не плачь, дядя, все будет хорошо!
- Правда, - буркнул Сашка. – А куда мы с тобой поедем?
- А ты меня домой завези, дядя, вот папа удивится! – попросила Юля.
- Ну, давай завезу, - буркнул Сашка и „Bentley“ медленно тронулся. – Показывай куда ехать. А с кем ты живешь? – поинтересовался Сашка. – С мамкой и папкой?
- Моя мама живет на небе, а я живу с папой, - очень серьезно ответила Юля. – Только папа очень пьет сильно, но он сказал, что бросит, вот...
Они ехали совсем недолго и „Bentley“ беззвучно подкрался к какой-то лачуге, которую только с большой натяжкой можно было назвать домом.
- Вот мой дом! – оживилась Юля. – Зайдешь со мной?
- Ну конечно. Я очень хочу посмотреть как ты живешь, - ответил Сашка выходя из машины.
Девочка даже не задумываясь схватила его за руку и прямо-таки потащила за собой в дом. Косяк настолько низкий, что пришлось нагнуться. Запах плесени и гнилых тряпок тут же ударил в нос. Всю обстановку в доме составлял стол, три стула, шкаф и две кровати, на одной из которых лежало то, что можно было с трудом назвать человеком. Тот был настолько пьян, что не реагировал ни на какие внешние раздражители. Он лежал поперек кровати прямо в одежде. Юля попыталась растрясти его, однако он даже не пошевелился.
- А где твои игрушки? – осведомился Сашка.
- Ой, прости, дядя, я оставила их у дороги! Ты меня отвезешь за ними? – испуганно спросила девочка.
- А другие игрушки у тебя есть? – уточнил вопрос Сашка.
- Нет, других у меня нет, - ответила Юля. – Но папа сказал...
- Ты вот что, сопля зеленая, - не дал ей договорить Сашка, - оставайся пока дома, а я завтра с утра приеду. Утро вечера мудренее, хорошо?
- Ну хорошо. – согласилась та. - А ты мои игрушки заберешь у дороги?
- Ну конечно заберу, - подтвердил Сашка, - мы же с тобой уже вроде как и подружились, правда?
- Правда! – согласилась та и убежав на секунду на кухню, вернулась с какой-то ужасной грязной тряпкой и протянула её Сашке со словами – дядя утри слёзы.
- Ты опять, наверное, про доченьку подумал, которой у тебя нет? – продолжила с детской наивностью.
- Ну, вот видишь, как ты все знаешь... – проговорил Сашка, еле сдерживая эмоции. - Ты вот что, дождись меня. Я утром приеду, - буркнул Сашка и помедлив секунду спросил - хочешь, я заберу тебя с собой? Хочешь жить со мной?
- Конечно хочу. Я ведь ждала тебя. Мне еще тот дядя во сне, сказал, что ты приедешь и заберешь меня...
- Что за дядя? – встрепенулся Сашка.
- Не знаю, - с детской наивностью, потупив взгляд, ответила Юля. - Он стоял босой на большом облаке...
Погладив девочку по голове и забравшись в свой „Bentley“, Сашка рванул с места. По дороге домой ему было о чем подумать.

10

Ворота в особняк стали открываться сами и Сашка кинул пульт дистанционного управления в бардачок автомобиля. Он совершенно точно знал, что их открыл тот, кто ждал его и днем и ночью. Тот единственный, Богом ему посланный человек, которому он был небезразличен.
Не успел еще Сашка вылезти из машины, как Арсений, упав перед ним на колени, запричитал:
- Благодетель мой, Александр Иваныч! Да я же третью ночь не сплю! Ну, где же ты был, благодетель мой! Я так переживал! Я уже все больницы обзвонил и морги!
- Встань, Арсений, - буркнул Сашка, подойдя к нему совсем близко. – Ну, сколько раз я тебя просил...
Но тот лишь причитал:
- Я молился за тебя, Александр Иваныч, я молился за тебя, благодетель мой...
- Прекрати, Арсений! – прикрикнул на него Сашка. - Я не святой, чтоб стоять передо мной на коленях! Перед иконой вон своей стой!
- А я и стоял, - совсем тихо молвил Арсений - поди три дня стоял. Впервые в жизни не ел и не пил ничего, только стоял и молился за тебя...
- Спасибо тебе за все, Арсений, - буркнул Сашка, по - дружески обняв старика. – Ты знаешь, эти три дня мы оба с тобой стояли на коленях и молились без еды и питья.
Увидев немой вопрос в глазах Арсения, Сашка сказал:
- Сделай - ка мне яичницу, Арсений, я потом, как - нибудь, тебе все расскажу. Не сейчас, сейчас я устал. Принеси мне в спальню, хорошо?
В ответ Арсений лишь склонился в поясном поклоне и стоял так, пока Сашка не ушел в спальню, после чего поспешил выполнять заказ хозяина.
Когда, минут через пятнадцать, Арсений, держа в руках скворчащую сковороду, зашел в спальню, то обнаружил Сашку так сладко спящим, что счел нужным немедленно удалиться. Хозяин не спал уже трое суток, ему нужен был отдых. Да и сам Арсений едва держался на ногах от усталости. Оставив сковороду на кухне, он тихонько, чтоб не разбудить хозяина, подкрался к кровати и усевшись на ее край, еще какое-то время шептал молитву, но усталость сделала свое дело и он, устроился тут же, как верный пес, прямо на полу.

11

C самого утра, только проснувшись, Сашка пожурил Арсения за то, что тот спал на полу и осведомил о том, что у него сегодня много дел и нужно уехать на полдня. Арсений, как всегда, не задавая лишних вопросов, вместо ответа, лишь поклонился ему.
Уже через несколько часов у Сашки в машине сидел нотариус с подготовленными документами и он давил на гашетку.
Наконец асфальт закончился, вот и гравейка. Прямая, поворот, снова прямая и снова поворот. Сашка гнал, как будто он мог куда - то опоздать. Его „Bentley“ так колбасило на гравейке, что нотариус то и дело хваталась то за дверную ручку, то за переднюю панель, то за сиденье и наконец, не выдержав такой бешеной тряски, раздраженно спросила:
- Мы что, можем опоздать?
- Если бы вы видели то, что видел я, те условия, в которых живет девочка, топоверьте мне, умоляли бы меня ехать еще быстрее, - ответил Сашка, совершенно не обращая внимания на раздраженность нотариуса. Он совершенно точно знал, что та сумма, которую он заплатил ей, должна была с лихвой компенсировать все мелкие неудобства, а потому, только еще сильнее давил на газ.
Наконец он сбавил скорость и „Bentley“ медленно, как бы нехотя, вкатился во двор полуразвалившейся лачуги. Со страшным скрипом, двери дома открылись. Маленькая Юля с восторженным криком побежала к Сашке.
- Мой дядя приехал! – так искренне обрадовалась она и потянула к Сашке свои маленькие ручонки.
Сашка схватил ее под мышки и взяв на руки, стал приглаживать волосы.
- Ну что, сопля зеленая, - задыхаясь от эмоций прошептал он, прижимая Юлю к груди, - видишь, я обещал и приехал за тобой...
- Ты опять подумал про доченьку, которой у тебя нет? – спросила девочка.
- Ты опять угадала, - молвил Сашка.
- Я сейчас тебе вытру слезки, сказала Юля и уже хотела было бежать за тряпочкой, но Сашка, вспомнив тряпочку, которой она ему вчера уже вытирала слезы, остановил ее.
- Не надо, у меня есть носовые платки – ответил Сашка, - да и тебе пора сопли вытереть!
Сашка высморкал девочку и взял за руку. Поманив за собой нотариуса, они зашли в избу.


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть II


12

- Может чаю? – предложил человек, сидящий за столом.
От него исходил такой аромат, что Сашке захотелось все сделать очень - очень быстро. В хате все так же стоял неимоверный смрад старых тряпок и сырости. Нотариус же ничего не говорила. Она достала носовой платок и, закрыв им, нос и рот, стояла молча.
- Нет, братка, чаи мы гонять с тобой не будем, - грубо отказался Сашка. – Как зовут тебя?
- Григорий Иванович Портнов! – по всей форме представился тот и протянул руку Сашке. – А вы кто будете?
Сашка, проигнорировав приветствие, положив на стол сверток, перешел сразу к делу.
- Здесь восемьсот тысяч евро. – Указав на сверток, произнес совсем тихо. – Хочешь Гриша, срубить бабла по - быстрому?
- Ну а кто же не хочет? – произнес тот, не спуская глаз со свертка. – Что нужно сделать?
- Ничего особенного, просто подпиши вот эту бумагу. - Сашка указал на стоящую женщину нотариуса, которая, наконец, достала из портфеля какие-то документы и, смахнув со стола крошки и грязь, разложила их на столе.
- Вот здесь и здесь нужно поставить подпись, - сказала женщина, указав на определенное место, но сначала мне нужны ваши документы. Я должна вписать точную фамилию, имя, отчество, личный код, номер паспорта...
- А что это за документы? - осведомился Григорий и, взяв со стола бумаги, стал их перечитывать. – Так это что, я значит должен передать вам все права на дочку, и вы станете ее опекуном?
- Да, вы точно все поняли, - пояснила нотариус. – Этим документом вы назначаете опекуном вашей дочери Александра Ивановича и с этого момента не имеете к нему никаких претензий ни имущественных, ни каких - либо других.
- Да как вы можете такое требовать! Как вам не стыдно! – нарочито завелся Григорий. – Да чтоб я вот так вот отдал свою дочь первому встречному? Да вы за кого меня принимаете?!
Сашка подошел очень близко к нему и полушепотом произнес:
- Я тебя принимаю, Гриша, именно за того, кто ты есть на самом деле. За деградировавшего алкоголика. Не более и не менее того. Теперь послушай меня и сделай выводы, Гриша, без эмоций.
Гриша попытался встать со стула, но Сашка так надавил ему рукой на плечо, что тот плюхнулся обратно, чуть не сломав его.
- Так вот, Гриша. Объясняю ситуацию, которая от тебя больше не зависит. Если ты сейчас подпишешь эти документы, то будешь иметь восемьсот тысяч евро наличными и сможешь или начать жизнь заново, или купить на все деньги водки. Представляешь сколько это? Всю свою биндюгу до потолка забьешь. Это самый лучший для тебя вариант, Гриша. У меня в запасе есть еще три, но все они связаны с насилием и побоями и тебе не понравятся. Во всех остальных вариантах я все равно забираю Юлю, но только тогда ты, Гриша, остаешься без денег. И еще... – вздохнул Сашка, - если ты действительно любишь ее и печешься о ней, подумай, что ты сможешь дать ей? Она будет видеть вечно пьяного отца и жить в грязи. Все соседские дети будут ее дразнить и обзывать, а когда вырастет, то в лучшем случае станет дояркой в твоей Богом забытой деревне, а в худшем - пойдет на панель, для того, чтоб заработать на пропитание. Я же дам ей все. Буду любить и воспитаю как собственную дочь. Она будет иметь все, что только пожелает: деньги, золото, бриллианты, дома, машины и прочее и прочее. Я дам ей лучшее в мире образование и обеспечу надлежащим состоянием.
- Я вижу, ты состоятельный мужик и сможешь ее обеспечить, а потому я подпишу все это, только ради нее... – гордо произнес Гриша и достав из ящика стола свой паспорт и свидетельство о рождении дочки, подал нотариусу, после чего тут же взял сверток, унес его на кухню и, видимо, там спрятал. Вернувшись, он сел на прежнее место и все стали ждать.
Нотариус заполнила все нужные документы и, положив их на стол, попросила подписать Сашку и Григория, что те и сделали. Нотариус заверила документы собственной подписью и, плюхнув жирную гербовую печать, объявила о состоявшемся юридическом факте.
- Ну что, сопля зеленая, собираться будем! – сказал Сашка, взглянув на девчонку. – Гриша, где тут какие ее вещи?
- Сейчас, сейчас, - заторопился Григорий и, открыв шкаф, вынул целую охапку немытой, издающей отвратный запах, одежды, которую кинул на кровать. – Вон сколько у нас всего!
Сашка не стал задавать следующий, бесполезный вопрос об игрушках, он просто сгреб со стола бумаги, свидетельство о рождении девочки и, поманив ее за собой, вышел из дома.
- Куда вы, а одежда?! – крикнул вдогонку Григорий, но Сашка не обратил на него никакого внимания. – Зачем она тебе? – тихо спросил Григорий, подойдя к машине.
- Ты не поверишь, Гриша, - буркнул Сашка.
- Ну и все же?
- Ну, если ты способен понять, что я тебе скажу, то знай, что она мне нужна для спасения собственной души. Понял?
- А-а-а, - протянул Гриша, сделав умное лицо, - ну тогда ясно...
Машина развернулась во дворе и „Bentley“ поспешил увезти их из этого смрадного и проклятого места, чтоб уж больше никогда сюда не возвращаться.
По пути в город нотариус не проронила ни слова, Лишь выходя из машины у своей конторы, обращаясь к Сашке, произнесла:
- Вы были правы, за девочкой вы ехали слишком медленно. Беру все свои упреки назад. И еще... То что вы сделали - это маленький подвиг. Удачи вам и вашей новоиспеченной дочурке!

13

- Все, малявка, хватит кататься, домой едем, - сказал Сашка и увидев, что девочка загрустила, спохватившись, уточнил, - ко мне домой, туда где ты будешь теперь жить.
- И я что, теперь буду жить с тобой? – спросила Юля.
- Да, будешь, - коротко ответил Сашка.
- А у тебя нет другой доченьки? – не отставала девочка.
- Нет, другой у меня нет, я уже говорил тебе...
- А ты живешь один?
- Со мной живет еще дедушка. Арсений его зовут, он очень добрый. Я вас познакомлю и вы подружитесь – ответил Сашка.
- А он будет играть со мной?
- Ну конечно будет. Я думаю, он очень обрадуется, что ты будешь жить с нами. Ему теперь точно не будет скучно.
- А у тебя большой дом, больше нашего с папой?
- Большой, раз в сорок больше и красивее. Скоро все увидишь...
Пока они ехали, малявка задавала Сашке добрую сотню вопросов. Он настолько увлекся разговором, что даже позабыл о своем больном желудке и о боли, которая почти утихла.

14

Ворота открылись сами и „Bentley“ медленно, как крадущийся кот, въехал во двор дома.
Лишь только Сашка вышел из машины, подошел Арсений и стал обнимать его:
- Благодетель мой, Александр Иваныч приехал, я так ждал тебя...
- Арсений, - начал Сашка, тихонько оттолкнув его. – Ты даже не представляешь, что я купил...
- Так что же купил ты, Александр Иваныч, мой дорогой, удиви меня скорее... – пропел Арсений.
- Сейчас, сейчас удивлю – буркнул тот и громко позвал - эй, сопля зеленая! Выходи давай, приехали уже!
Двери „Bentley“ открылись. Оттуда, во всей своей красе, появилась сопливая девочка и, подбежав к Сашке. попросила:
- Высморкаешь меня?
- Без вопросов, начальник, - пошутил Сашка и достав одноразовый носовой платок, высморкал девчонку.
- Это что еще за чудо такое, Александр Иванович? – удивился Арсений, указывая на девочку.
- Ах, это... – нарочито удивленно произнес Сашка, прижимая к ноге девчонку, вцепившуюся в его брюки, - так это ж я на распродаже купил...
- Дорого заплатил, наверное? – спросил Арсений.
- Да и не знаю даже, восемьсот тысяч „евреев“ отдал... – отчитался Сашка.
- Арсений, присев на корточки, еще какое-то время внимательно изучал ее и, наконец, тихо произнес:
- Задешево отдали. Она раз в десять дороже стоит. Это точно.
- Думаешь? – буркнул Сашка.
- Да просто знаю. Она наши души спасет от гибели. А сколько стоит спасение наших грешных душ? Вот и подумай. Дешево взял, точно дешево...

15

- Отведи ее в дом, Арсений, - дал указание Сашка, - познакомь с домом и пусть она выберет себе две комнаты. Одну для спальни, другую детскую, для игр. Только побыстрее, нам еще нужно успеть в магазин приодеться и купить игрушки.
- Игрушки! – захлопала в ладоши девчонка. – Мне купят настоящие игрушки! Ура!
- Арсений! – позвал Сашка, - ты поедешь с нами...
- Спасибо, Александр Иваныч, - поклонился тот и, взяв Юлю за руку, повел в дом.
Ей было все интересно. Девочка задавала уйму вопросов. Арсений с Сашкой без ума влюбились в нее и готовы были потакать каждому ее желанию.
- Я буду твоим дедушкой, - сказал Арсений, - у меня ведь никогда не было внучки.
Юля забралась ему на колени. Погладив по щеке и поцеловав, обняла старика.
Они выбрали две самые лучшие комнаты с видом на море. Девочка была без ума от внезапно нахлынувшего на нее счастья.


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть II


Весь сегодняшний вечер они провели шляясь по магазинам и транжиря деньги на покупки. Чего только они не купили: и зимнюю, и летнюю одежду, и нижнее белье, и невообразимое количество всевозможных игрушек. Все это привезли домой. Одежду разместили в шкафы, а игрушки отнесли в детскую.
- А теперь снимаем с себя старое тряпье и марш в ванную! – скомандовал Сашка.
Арсений долго ее мыл и все приговаривал:
- Все старое и недоброе пусть уйдет с водой и никогда больше не вернется. Теперь у тебя будет новая, красивая жизнь!
После ванной Арсений хорошенько вытер ее и укутал в розовый махровый халатик, который они только что купили в магазине.
Девочка обняла его за шею и прошептала старику на ухо:
- Я люблю тебя, дедушка...
Слезы покатились из глаз старика. Он нежно поцеловал девочку в лобик.
Уже на следующий день в доме работали дизайнеры. Устраивали спальню и детскую. Сашка заказал по интернету неимоверное количество литературы по воспитанию детей и с нетерпением ждал доставки.
Спокойная жизнь Арсения и Сашки закончилась, но как они были рады этому! С утра до вечера девочка задавала уйму вопросов и требовала к себе почти все внимание Арсения и Сашки. К концу дня они так уматывались, что к вечеру просто с ног валились от усталости, но оба получали от этого огромное удовольствие, а когда ложили ее спать, то по очереди, даже не договариваясь, по нескольку раз за ночь приходили посмотреть на нее спящую...
Прошло уже около двух месяцев. Как-то вечером, когда Юля уже спала и Арсений с Сашкой смогли наконец отдохнуть, и откинувшись в мягких креслах, глядя на красный закат, выпить по бокалу дорогого вина, Сашка сказал Арсению:
- Не пойму я что-то, Арсений, у меня боли или прошли или я уже привык к ним. Завтра пойду к врачу сдавать анализы. И еще... В холле в шкатулке с документами лежит мое завещание. Если что со мной случится, все имущество и деньги переходят в собственность девочки. Ты назначаешься ее опекуном, пока ей не исполнится восемнадцать лет. Не обижай ее, братка...
- Да что ты такое говоришь, Александр Иваныч, - взмолился тот, осеняя себя крестным знамением. – Пока жив буду, присмотрю...

16

На следующий день Сашка поехал к знакомому уже доктору. Без стука войдя в кабинет, положив на стол конверт, поздоровался.
- Ах, это вы, - удивился столь неожиданному визиту доктор и выписав необходимые документы, направил Сашку сдавать всевозможные анализы.
На сей раз доктор попросил позвонить через три дня. Все это время Сашка полностью отдал себя девочке. Ни на шаг не отходил от нее. Где только они не были: в цире, кино, зоопарке и даже в детском кафе. Юля потом долго рассказывала Арсению, как смешно строили гримасы обезьяны и какой огромный слон. Арсений нарочито удивлялся и внимательно слушал ее. Ребенок знакомился с окружающим миром. Что могло быть важнее этого для Арсения и Сашки? Наконец их мир наполнился чем - то очень важным и значительным. С приходом этого маленького человечка что - то дрогнуло в душах бывшего бродяги и киллера. Жизнь их наполнилась смыслом...
Через три дня Сашка, без звонка, сам приехал к доктору, однако, того не застал. В кабинете была только сестричка. Улыбнувшись и поздоровавшись, она взяла со стола какие-то бумаги и сказала:
- Сергей Сергеича сегодня не будет, он на симпозиуме, однако, он предупредил, что вы заедете или позвоните. Давайте - ка посмотрим результаты ваших анализов...
Сашка стоял молча. Его бросало то в жар, то в холод. Он, без приглашения, плюхнулся на стул. Сестричка внимательно изучала бумаги. Время от времени все хмурила лоб. Наконец, вздохнув, пожала плечами. Подняв глаза на Сашку, произнесла:
- Вам абсолютно не о чем беспокоиться, у вас все анализы просто девственно чисты – произнесла она, потрясая документами. – Да, а что у вас было? – осведомилась она.
Сашка, трясущимися руками, вытер вспотевший лоб носовым платком и дрожащим голосом произнес:
- А было у меня с головой не в порядке, а теперь вроде встали мозги на место. Вы в Бога верите?
- Нет, я атеистка, - произнесла сестричка сделав большие глаза.
- Очень и очень зря, - буркнул Сашка, вставая со стула. – Жив Господь, жив... – произнес словами настоятеля Василия и закрыв за собою дверь, зашагал по коридору к своему „Bentley“.
Завел машину и не включая магнитолы, медленно тронулся в сторону дома, где его ждали Арсений и Юля. Как приятно было сознавать, что он кому - то нужен и его кто - то ждет. Таких чувств он никогда раньше не испытывал. До дома ехать минут тридцать, а потому, пока никто не отвлекает, можно проанализировать ситуацию.
„То, что произошло чудо - сомнению не подлежит, - подумал Сашка. - Значит Бог дал мне второй шанс, это однозначно. Ну, кто мог знать что вот так все повернется? Кто? Да отец Василий же! Он ведь сказал мне – будешь жить долго и счастливо. И еще что - то важное он мне сказал... Ах да, на мой вопрос: „Ради чего мне жить?“, он ответил: - „Ради того, что течет из носа! А как я девочку назвал лишь увидев? Да, „сопля зеленая“ и назвал!
Сашка так резко затормозил, что чуть-было не разбил нос об руль машины.
„В храм и побыстрее!“ - подумал он. Ему так захотелось поговорить с настоятелем!
„В храм, в храм, в храм!“ - эта мысль просто прилипла к нему. Газ в пол и нарушая все возможные правила движения, „Bentley“ понесся из города.

17

Асфальт закончился, вот и знакомая грунтовка, поворот, прямая, снова поворот и снова прямая. Он так гнал, что даже дорогая подвеска супер машины с трудом проглатывала ямы и ухабы. Вот уже и деревья, за которыми должны показаться золотые купола, последний поворот и...
- Оба - на... – выпучив глаза только и смог выговорить Сашка.
Храма, на его прежнем месте, не было. Вместо него, на небольшой полянке находились развалины какого - то, видимо, старинного здания. Остановив „Bentley“ Сашка вышел из машины и не веря своим глазам, подошел к развалинам.
„Да этим развалинам уже, наверное, лет сто, - подумал Сашка и поднявшись по ступенькам, зашел внутрь. - Но ведь та лестница, только перила все заржавели. Вон там была стена на которой был изображен Бог, стоящий на облаке, а вон там был крест с распятием, где я три дня молился, - подумал он, продираясь сквозь выросший в здании кустарник. – Но ведь не может такого быть! А может все - таки это не тот храм... А вон там был ящик для жертвоприношений...“.


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть II


Сашка пробрался сквозь выросшие кусты к тому месту, где был ящик и, опустив взгляд, не поверил своим глазам. На земле лежали скомканные долларовые купюры. Собрав деньги, пересчитал. Сумма в три тысячи долларов отбросила все сомнения. Это были его деньги, которые он насовал в ящик, висeвший на стене. Но как такое могло произойти? Где настоятель и что за два месяца могло произойти с храмом?
Сашка подошел к машине и, не зная как поступить, стал ждать прохожих. Ждал недолго и вот, какая - то женщина идет по дороге, держа за руку мальчика.
- Добрый день! – поздоровался Сашка.
- Добрый! – ответила женщина, и хотела уже было пройти мимо, но Сашка заговорил с ней:
- Скажите, а вы в этой деревне живете?
- Да – коротко ответила та.
- Скажите, а вот тут храм был, куда он девался? – наивно спросил Сашка.
- Что значит, „куда девался“? – переспросила женщина. – Его взорвали и настоятеля расстреляли.
- С тех пор и развалины? – осведомился Сашка.
- Ну да... – ответила женщина.
- И с тех пор его ни разу не восстанавливали? – не отставал Сашка.
- Ни разу – буркнула женщина и уже хотела уйти, но что-то задержало ее. Обернувшись в последний раз она сказала: – Если хотите что поподробней узнать, зайдите к Семеновне, настоятель был ее дедом. Семеновна живет вон в той хате! – женщина указала рукой на невдалеке стоящую избу с недавно окрашенным забором.
Поблагодарив ее и оставив свой „Bentley“, Сашка подошел к указанному женщиной дому. Отворив калитку, зашел во двор и, подойдя к двери, постучал. Дверь открылась. Седая Семеновна вопросительно взглянула на него.
- Жив господь! – поздоровался, кивнув головой, Сашка.
- Жив! – ответила Семеновна. - Последний раз я слышала такое приветствие еще от своей матери. Та рассказывала, что так здоровался ее отец, мой дед значится. Чем могу?
- Я не буду вас долго беспокоить, - начал Сашка - Меня интересует храм, или вернее то, что от него осталось... Говорят ваш дед был настоятелем? Как его звали? Расскажите мне о нем – попросил Сашка.
- Да. Мой дед, царствие ему небесное, был настоятелем этого храма. Как звали? Отцом Василием и звали. Хорошим был, говорят, батюшкой.
- Такой худощавый, со шрамом под левым глазом, в рясе и с золотым крестом? – дополнил ее Сашка.
- Ну конечно с золотым крестом и в рясе, священник ведь... И шрам у него точно был, под левым глазом. Шрам этот у него был еще с детства, отчим побил когда-то. Так и осталось.
- А как сам храм выглядел? – не унимался Сашка.
- Красивый был храм, - пояснила Семеновна, - купола золотые, у центрального входа справа и слева херувимы нарисованы были с огненными мечами. Да что я вам все рассказываю, подождите минуту...
Семеновна зашла в хату и уже через минуту вернулась с фотографией, которую сунула Сашке в руки.
- Да вот, сами и посмотрите.
Сашка лишь взглянув на фото, обомлел. Со старой, от времени пожелтевшей фотографии, в рясе и с золотым крестом на груди, на него смотрел улыбающийся отец Василий. Стоял он у храма с золотыми куполами и нарисованными у входа херувимами, держащими огненные мечи.

18

Сегодня Сашка понял лишь одно. Все, что произошло с ним за последние два месяца, это можно было назвать Божьим промыслом.
Теперь, вспоминая слова отца Василия, он совершенно точно знал, что будет жить долго. Однако он еще многого и не знал. Не знал, например, что его Юля вырастет настоящей красавицей. Найдет себе достойную пару, нарожает детей и будет жить счастливо. Не знал он и того, что Арсений проживет еще десять лет и будет любить девочку до конца своих дней. Он также не знал, что в Богом забытой деревне, очень скоро, на деньги неизвестного спонсора, начнут восстанавливать красивейший храм с золотыми куполами и нарисованными у входа херувимами, держащими огненные мечи.
Сегодня Сашка еще пока не знал всего этого, а потому, лишь сильнее давил на педаль акселератора своего „Bentley“, спеша к своему богатству, самому дорогому, что он нажил за всю свою жизнь - к „сопле зеленой“…


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть II
Алексей СОЛДАТЕНКО,
Вильнюс


……………………………………………………………………………………………...............................................................................................................



(голосов: 9)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Проза
Публикуем рассказ виленского автора Алексея Солдатенко «Сопля зелёная» (часть I), освящающую всесилие нравственного духовного начала человека над –
Раздел: РАРОГ » Проза
Публикуем трогательный рассказ-сказку нашего виленского автора, члена Союза русских литераторов и художников «РАРОГ» Валерия Рассвет. Почитайте эту
Раздел: РАРОГ » Проза
Предлагаем нашим читателям рассказа вильнюсского автора Алексея Солдатенко «Блаженный» - проникновенное повествование о торжестве нравственности, о
Раздел: РАРОГ » Проза
В преддверии лета публикуем сказку нашего автора Валерий Рассвет "ВАСИЛЁК".
Раздел: РАРОГ » Проза
Литераторы Союза русских литераторов и художников Вильнюса РАРОГ Доктор гуманитарных наук Елена Петровна БАХМЕТЬЕВА СТАКАН КРЕПКОГО ЧАЯ ИЛИ
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ЧЕЛОВЕК, СЛУЖИВШИЙ ГАРМОНИИ
ЧЕЛОВЕК, СЛУЖИВШИЙ ГАРМОНИИ Девять дней назад после тяжёлой продолжительной болезни ушёл из жизни член Союза русских литераторов и художников «РАРОГ» Николай
СТО ТЫСЯЧ ДОРОГ ПОЗАДИ
СТО ТЫСЯЧ ДОРОГ ПОЗАДИ Минувшей субботой 7 декабря в большом зале вильнюсского Дома национальных общин собралось более сотни человек, чтобы отметить
ИСКУССТВО РАЗНЫХ СТИЛЕЙ И НАПРАВЛЕНИЙ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ
ИСКУССТВО РАЗНЫХ СТИЛЕЙ И НАПРАВЛЕНИЙ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ В Клайпеде с 25 сентября работает выставка «Беларускi шлях» («Белорусский путь») - белорусских художников, среди картин

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара