ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

Сегодня ложь и сопутствующее ей лицедейство стала инструментом деятельности
12.10.19 | РАРОГ » Проза
Осень, замечательная пора урожайного насыщения закромов и осмысления минувшего
28 сентября т.г. исполняется 80 лет советско-германскому Договору и дружбе и
Круглый стол историков и военных ветеранов обсуждал 12 сентября в
В ноябре т.г. власти Литвы готовят торжественное перезахоронение останков

СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I

31.07.19 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 199 | Автор: Валерий Виленский |
СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I


ОТ АВТОРА
Дорогие читатели!
Думаю, что произведение “Сопля зеленая” будет полезно для вашего душевного и духовного роста. Думаю, читая его, вы получите истинное удовольствие и окунетесь в чистые, добрые, светлые человеческие отношения. Не думаю, что хоть кто-то из вас, начав читать рассказ, остановится и отложит чтение. Нет - нет, поверьте мне на слово, этого не произойдет. В этом произведении вы не найдете ничего скучного и утомительного. Скажу больше, читая, вы будете переживать за персонажей книги, а позже, еще долго будете вспоминать их...
Хорошего чтения!
С уважением
Автор, Алексей Cолдатенко

………………………………………………………………………………………………………


Рассказ написан по благословению иеромонаха
Свято-Духова монастыря Виленской и Литовской епархии Московской патриархии ТИХОНА (Фокина)


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ
Часть I


“Истинно говорю вам: будут прощены сынам
человеческим все грехи и хуления, какими бы
не хулили; Но кто будет хулить Духа святого,
тому не будет прощения во век, но подлежит он
вечному осуждению”
(Евангелие от Марка гл. 3 ст. 28-29)


1

Уже неделю болит желудок. Не просто болит, такой боли он вообще никогда не испытывал. Чего только не перепробовал, ничего не помогает. Вот тебе и парадокс. На счету пять с половиной миллионов долларов, а помочь себе не можешь. Не помогает ни особняк на берегу Балтийского моря, стоимостью в десять миллионов долларов, ни „Bentley“ в гараже.

СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I


Сегодня особенно плохо, а потому он даже прислугу отпустил, чтоб не слышали его стонов. Вот так, вцепившись зубами в подушку, на дорогом кожаном диване и провел целый день. До вечера ничего не изменилось. На полусогнутых, держась за стены, доплелся до уборной. Лучше бы и не ходил, моча вышла с кровью. От одного вида стало еще хуже.
„Все, хватит терпеть, завтра с утра к врачу пойду“, - подумал Сашка и, откинувшись в кресле, попытался расслабиться.
Легко сказать „пойду к врачу“. На самом деле не все так просто. Ведь он никто, его нет нигде. Официально он умер уже лет двадцать назад. Сейчас ему сорок пять, а к врачам последний раз обращался еще до официальной смерти. Поэтому с утра, только проснувшись, Сашка стал перебирать документы. Паспорта граждан Латвии, Эстонии и Литвы не годились. А вот гражданина Российской Федерации подойдет. На Куршской косе ведь живет, Калининградская область как-никак. С неимоверным трудом натянул на себя костюм от Версаче и белую рубашку. Завязал галстук по стилю.
„Ага, вот теперь в поликлинику рвану, в туфлях Бугатти и костюме от Версаче. Как буд-то из под венца сбежал...“, - подумалось.
С неимоверным трудом стянув с себя все это и бросив комок одежды на пол, прямо в гардеробе, он кое-как впихнул свое тело в неизвестной породы джинсы и майку с какой-то дурацкой надписью. Обув старенькие кроссовки, поплелся, наконец, в гараж.
„Bentley“ взвизгнув стартером, завелся, как говорится, с пол оборота.
Он любил эту машину за ее безотказность и красоту, как внешнюю так и внутреннюю. Он вообще любил красивые вещи, дома, машины... Только людей не любил, потому хорошо помнил слова Адольфа Гитлера: „Чем лучше узнаю людей, тем больше я люблю собак“.
Мать с отцом умерли давно, братьев и сестер, да и родственников не было. Вырос в детдоме, поэтому просто не было возможности кого-то любить. После детдома обозлился на весь мир, так как не мог понять, ну почему одни живут впроголодь, а другие как сыр в масле катаются. Вот тогда и дал себе зарок, что обязательно богатым станет. И не просто богатым, а неимоверно богатым. Сейчас он имел все, о чем можно было только мечтать: несколько очень дорогих домов в разных странах, коллекцию спортивных машин и яхту. Он вообще мог бы приобрести себе все что угодно, но как-то душа пока больше ничего не желала.
Сашка так хотел стать богатым, что готов был на все. Потому и стал искать любые легкие пути. Вот тогда, еще в начале пути к богатству, ему приснился сон. Он почти никогда не видел снов и спал крепко. Но этот сон ему хорошо запомнился... Приснился, ни много ни мало, а сам Бог, который стоя босой на облаке и грозя ему пальцем, сказал лишь одну, непонятную тогда, фразу: „Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можешь служить Богу и маммоне“.
На следующий же день ему пришлось сделать тяжелый выбор между царствием Божим и земными благами. И он, отвергнув Бога, выбрал земные блага. Да и верил ли он? Мать когда-то его покрестила. Православный крестик c груди никогда не снимал, но этим и заканчивалась вся вера его...
Сейчас, по дороге в поликлинику, он почему-то опять вспомнил этот сон и лишь на мгновенье пожалел о сделанном когда-то выборе.


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I

2

Деньги решают все и Сашка это знал. Он зашел прямо к главврачу в кабинет и без всяких церемоний положив тысячу евро на стол и рассказав о своих проблемах, пожелал остаться инкогнито.
Главврач, спихнув деньги в открытый ящик стола и откашлялся. Сделав озабоченное лицо, померил Сашке давление, послушал спину и грудь стетоскопом. Кроме этого Сашке было строго указано немедленно сдать кровь и всевозможные анализы, что тот незамедлительно и сделал. Самая неприятная процедура - это биопсия, когда длинной иглой берут образец тканей желудка. Но Сашка и это выдержал.
- А дальше что? - вновь зайдя к главврачу, осведомился Сашка. - Я уже сдал все...
- А дальше все. Ждите до завтра. Завтра, в часиков десять, позвоните мне, или лучше не утруждайтесь. Дайте мне свой номер телефона, я сам вам позвоню.
- Я позвоню вам, - буркнул Сашка, явно не пожелав оставлять доктору номер своего мобильника.
Опять „Bentley“ и дорога домой. Успокаивала только легкая музыка из качественно подобранных динамиков.
Подъехав к особняку Сашка уже достал было пульт дистанционного управления воротами, но еще не успел нажать кнопку. Ворота открылись сами.
Это мог сделать только старик Арсений и Сашка знал это. Только Арсений всегда ждал его. Когда-то, лет восемь назад, Сашка подобрал его на каком-то Богом забытом вокзале. Тогда это был самый настоящий бродяга, непьющий правда, что очень Сашке нравилось. Он забрал его к себе. С тех пор, седой как лунь, шестидесятипятилетний Арсений работал у него и швейцаром, и прислугой, и еще невесть кем. Его преданность Сашка проверял не раз. Арсений не просто уважал Сашку, он боготворил его.
- Привет, Арсений, - буркнул Сашка выйдя из машины.
Арсений, ничего не ответив, отвесил ему поясной поклон.
- Ну что ты, братушка, я же просил тебя, не делать этого, - нежно произнес Сашка и погладил старика по голове.
Арсений, схватив его руку, стал целовать.
- Не надо, Арсений, - нежно пожурил его Сашка, осторожно убрав руку. – Почему ты здесь, Арсений? Я же отпустил всех.
- Ну что я, слепой что-ли? Я же вижу, что плохо тебе Александр Иваныч... А если случись, не дай Бог что, кто скорую вызовет? – оправдался старик.
- Скорую, Арсений, не надо в любом случае вызывать. Много вопросов будет... Спал где?
- Да не спал я, так дремал и все... Стонал ты сильно...
- Это ты икону возле моей кровати на стену повесил?
- Я, Александр Иваныч. Плохо?
- Плохо или хорошо, тебе видней. Это ты у нас верующий... А что за икона?
- Божией матери икона. Она всегда мне помогала. Сколько себя помню, она всегда со мной была и помогала. А когда уже совсем не было надежды и хотелось броситься под колеса электрички, появился ты, Александр Иваныч. Вот теперь живу я у тебя как царь. Чудотворная икона, не иначе, - закончил свои умозаключения Арсений.
- Я очень привязался к тебе, Арсений, за все это время, - буркнул Сашка, явно желая угодить старику.
Он очень уважалАрсения и точно знал, что тот вчера никуда не уходил. Да и куда ему было идти? На вокзал?
- Ты это, Арсений, - остановил Сашка уже было заходящего в дом старика, - помолись за меня своему Богу. Что-то очень плохо мне, братушка...
- Да поди уже всю неделю молюсь и службу за здравие в церкви заказал. А насчет Бога... Он не только мой, но и твой тоже. Только пока ты еще его не знаешь.
- Арсений, заказать службу, это наверное каких-то денег стоит. В шкатулке в холле лежат бабки, ты знаешь. Возьми косарь зелени. Должно хватить, наверное? Не трать свои.
Старик лишь улыбнулся в ответ.
- Это почти ничего не стоит, Александр Иваныч, не беспокойтесь.
- Послушай, Арсений, - проговорил Сашка, - за восемь лет службы ты ни разу не взял свое жалование, ни разу не обокрал меня, в отличии от некоторых. Почему?
- Ну, на это есть несколько причин. И все очень веские. Первая - ты мне жизнь спас. Вторая - ты как Бог поселил меня в рай, где я ни в чем не нуждаюсь. Третья - я верующий. Да и вообще, ну что мне старику нужно? Есть где спать, есть что есть. Спасибо тебе, Александр Иваныч...
Если кому Сашка когда и доверял, то это был, конечно, Арсений. Арсений знал про него все. С чего тот живет, откуда деньги и еще много чего. Арсений не был прихотливым человеком. Иной раз складывалось впечатление, что ему действительно ничего не нужно. Ну, есть постель, еда... Арсений даже знал, где Сашка хранит деньги, но ни разу не покусился на чужое. Он настолько привязался к своему благодетелю, что готов был жизнь за него отдать...


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I


3

Всю ночь Сашка не спал и лишь тихонько стоналот боли. Не спал и Арсений. Сашка это точно знал, потому что слышал доносящиеся из соседней комнаты тихие слова молитвы. Арсений раз десять за ночь тихонько приходил его проведать, но Сашка каждый раз делал вид, что спит и не замечает его вовсе.

4

Пролежал в постели до десяти. Чаю, Арсением принесенного, выпил, но завтракать не стал.
- Арсений! Арсений! – заорал Сашка.
- Тут я, тут, Александр Иванович, не кричите...
- Ну не могу я, братка, сам позвонить этому доктору, боюсь очень. Позвони за меня, скажи что от меня, ладно. Послушай какую он байду тебе о моем здоровье расскажет. Ладненько?
Арсений взял Сашкин сотовый и, узнав номер телефона доктора, вышел из комнаты.
Сашку глючило так, что и передать трудно. Боль то усиливалась, то ненадолго утихала. Через минуту появлялась с новыми силами и с еще более безобразными и отвратительными инструментами, чтоб посильнее помучить его. Бросало то в жар, то в холод.
Арсений вернулся. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Он присел рядом с Сашкой на диван, стал гладить его по голове.
- Ну мы же сильные с тобой, переживем как - нибудь, Сашенька... – еле сдерживая эмоции, прохрипел старик.
- Ты никогда не называл меня Сашенькой, Арсений. Прямо скажи мне, это конец?
- Это рак желудка третьей стадии. И метастазы во всем организме, - выдавил старик не поднимая головы, – доктор сказал, месяца два у тебя есть, чтоб дела привести в порядок... А вообще есть официальное лечение, - химиотерапия, облучение, но доктор сказал...
- Оставь меня ненадолго, Арсений, я хочу минут сорок побыть один, - простонал Сашка, не дав ему закончить.
Тяжело вздохнув, Арсений поднялся и поплелся на кухню.
- За что мне конецтакой, Арсений? – буркнул вдогонку Сашка.
- Да ясен пень за что. Как жил? Вот как жил, то и нажил. Наказание это, Александр Иваныч. Сколько раз тебе говорил - брось все это, а ты не слушал.
- Что делать, Арсений?
- Да ясен пень что.
- Что?! – приподнявшись на локтях,заорал Сашка.
- А то что ты никогда не делал, то и надобно! – поднял голос Арсений.
- Ну не тяни уже! Что?!
- Молиться, молиться... - произнес старик, закрывая двери спальни.

5

С трудом заставив себя подняться и шаркая по дубовому паркету тапками, Сашка направился на кухню, где Арсений готовил ему овсянку.
- Может покушаешь, Александр Иваныч? – спросил Арсений.
- Может и поковыряю чуть... – буркнул Сашка и, усевшись на стул, стал ждать.
Взгляд его ничего не выражал. Все мысли твердили только о приближающемся неизбежном.
- Слышь, Арсений, хочешь миллион подарю? Не рублей, долларов... – уточнил Сашка.
- Нет, конечно, - буркнул тот, даже не обернувшись.
- Почему? Ведь будешь иметь все, что только пожелаешь!
Арсений убрал кастрюлю с плиты и присел на стул с противоположной стороны стола.
- Почему? Ну, вот ты подумай, Александр Иваныч, - медленно расставляя слова начал он, - ты только что сам сказал: – „Будешь иметь все, что только пожелаешь“. А желал я всегда иметь какой-никакой кров, одежду и пищу. И этого мне хватает, чтоб быть абсолютно счастливым. Можно даже сказать, что это мой рай. У тебя я имею все это и даже с избытком, так зачем же мне еще больше? Для того, чтоб умереть через несколько лет в роскоши, которая для меня ничего не значит? Нет. Я довольствуюсь своим малым и считаю себя счастливым. А ты счастлив, Александр Иваныч?
- Конечно. У меня есть все, что только пожелаю. Несколько домов, яхта, „Bentley“ в гараже и денег немерено.
- Все верно, все верно, Александр Иваныч. Вот теперь и задай себе еще один вопрос - так кто же из нас двоих более счастлив?
- Ну, конечно же я, Арсений, ведь у меня есть все, - даже не подумав, выпалил Сашка.
- И у меня тоже есть все, Александр Иваныч. Разница ведь только в том, что для моего счастья мне нужны три копейки, а тебе миллиард, а лучше пять. А счастливы мы совершенно одинаково. Вот и все. Есть еще более глубокие вещи, если рассуждать дальше. Ведь мне, в отличии от тебя, для моего счастья, не пришлось продать душу дьяволу...
- Я всегда уважал тебя за твою прямоту и простоту, Арсений. Ты прав, конечно. Впрочем, как и всегда...
Ели молча. После завтрака, который не доставил Сашке никакого удовольствия, он, совершенно потерянный, решил просто прокатиться на своем „Bentley“.

6

Легкая музыка из динамиков хоть как-то успокаивала и отвлекала от постоянной боли. Нет, на химиотерапию он не пойдет, на облучение тоже. Он твердо решил. Пусть будет, как будет.
Еще поворот, еще и еще. Опять прямая и опять поворот... Какая-то проселочная дорога, полуразвалившиеся лачуги по обочинам. Опять яма и опять канава. Типичная pоссийская деревня... Только подвеска „Bentley“ и готова выдержать такое.
Проходящие селяне останавливались и, обернувшись, взглядом провожали неизвестной марки машину, которую они в жизни своей не видели и даже не надеялись узреть такое здесь, в Богом забытой дыре...
Что-то блеснуло впереди за деревьями. Сашка напряг зрение. Вот опять и опять. Взору его предстал, во всей своей красе, православный храм с золотыми куполами. Да какой расписной, какой красивый! Сашка лишь голову повернул, чтоб полюбоваться всей этой красотой, как вдруг его любимый „Bentley“ чихнув, заглох. Он долго крутил стартером, но ничего не помогало. „Bentley“ умер. Без технической помощи тут было уже не обойтись.
„Такого еще не было“, - подумал Сашка и грязно выругавшись, вылез из машины.


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I


7

Он никуда не спешил. Еще медлил с вызовом технической помощи. Опять полезли мысли о болезни. Сашка понял - вот-вот наступит депрессия.
„А дай-ка в храм зайду, раз уж я все равно здесь“, - подумалось.
Оставив „Bentley“, не спеша, пошел в сторону храма. Обошел вокруг, осмотрел купола.
„Красота-то какая! Вот ведь как построили! На века... А росписи какие!“, - подумал Сашка.
Справа и слева от входа, были изображены два огромных херувима с огненными мечами в руках. Сашка на минуту остановился, чтобы рассмотреть их. Вдруг ему показалось, что один из херувимов поднял свой огненный меч. Грозно повернул голову в его сторону. Сашка отвел взгляд, отпрянул в страхе назад. Потряс головой, снова взглянул на херувимов. Нет, стоят, как стояли.
„Привиделось наверное“, - подумал Сашка и толкнув тяжелую дверь, вошел в храм.
Осмотрелся - людей нет. Вообще никого нет, но свечи и лампадки горят. Отовсюду на него смотрели лики святых. Тишина. Лишь тихое потрескивание свечного огня нарушали ее.
На самом верху, почти у самого купола, он увидел того, кого помнил всю свою жизнь с тех пор, как Он явился ему во сне. Вот то же облако, на котором босыми ногами стоит Бог, простирая свои руки к Сашке. Все как в том сне. Только сейчас Бог ничего не говорил. Господь был изображен на дальней стене храма и с отцовской любовью взирал на Сашку, а тот, как зачарованный, не мог отвести от него взгляд.
„Как же точно изображен, абсолютно точно, как в моем сне...“, - подумалось. Вдруг накатили мысли из детства, когда была жива мама. Тогда он мог подбежать к ней и прижаться своим маленьким детским тельцем. Мама, обняв и поцеловав его в лоб, говорила что-то успокаивающее. Он еще помнил то чувство, когда становилось на душе так легко и спокойно... А больше ничего хорошего не помнил. Мама умерла, и его отдали в детдом. Там его не любили. Он все больше замыкался в себе и игрался один. Дети с ним не хотели дружить. Игрушки он тоже выбирал себе сам. Автоматы и пистолеты - это были любимые. А однажды, когда воспитательница уж очень больно отшлепала его за какую-то провинность, он направил на нее детский пистолетик и со всей серьезностью произнес:
- Я вырасту и убью тебя.
Та со слезами выбежала из игровой комнаты и немедленно уволилась. Вот как повлияли на нее слова ребенка.
Сашка еще много о чем думал, глядя на Бога. Думал про Арсения. Как же мало в жизни ему для счастья нужно... О себе думал, как жил и что нажил. И так ему муторно на душе стало, что комок подошел к горлу и безмолвные слезы полились из глаз. Стал вопросы себе задавать: зачем так жил? Зачем все то, что он нажил, если пользоваться всем этим он сможет еще два, ну три месяца? Так жалко себя стало...


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I


- Жив Господь! – поздоровался с ним невесть откуда взявшийся священник и поклонился.
Сашка вздрогнул от неожиданности. Рука автоматически потянулась к оперативной кобуре, где его всегда ждал старый, безотказный друг, марки „ТТ“. Лишь в один миг оценив ситуацию, понял - угрозы нет. Это просто священник со шрамом под левым глазом, в рясе и с золотым крестом на груди.
- Здравствуйте, батюшка, - ответил, все еще всхлипывая от нахлынувших эмоций.
„Ну, сейчас деньги клянчить будет, не иначе..., - подумал Сашка. - На ремонт храма или еще на что. А поклонился так, как Арсений иногда мне кланяется, да и перед иконой своей...“.
Сашка ошибся, священник больше не разговаривал с ним. Удалившись в дальний угол храма, он стал вынимать огарки свечей из подставок у икон.
Теперь уже Сашка решил поговорить с ним:
- Батюшка, а что, Бог правда есть?
- Жив Господь, жив... – тихо повторил священник, занимаясь своим делом.
- А душа есть? Мне мама говорила, что есть! Правда?
- Есть душа, - тихо ответил священник.
- А после смерти что, батюшка?
- А после смерти тело умирает и превращается в прах, а душа как у кого... У одних в рай, у других в ад. В зависимости от того кто как жил. Каждому по делам его...
- А меня куда? – наивно спросил Сашка.
Священник с трудом сдерживая улыбку, произнес:
- Я не знаю ни вас, ни вашей жизни, что я могу вам ответить на поставленный вопрос?
Сашка подошел ближе.
- Я хочу поговорить с вами.
- Вы хотите исповедаться?
- Я не знаю. Мне просто тяжело. У меня третья стадия рака и метастазы во всем теле. Мне осталось жить два месяца. Я просто боюсь.
- Смерти нет. Ее не стоит бояться. Это просто переход из одного состояния в другое. Раз все так, как вы обрисовали, то я считаю, что вам просто необходимо исповедаться и причаститься, пока вы еще в состоянии сознательно все это сделать.
- Помогите мне, батюшка, я заплачу сколько нужно, у меня есть деньги. Сумма не имеет значения. Назовите любую...
- Спасение невозможно купить за деньги. Да и за исповедь и причастие никто денег не берет, - бросил старик.
- Вам что, не нужны деньги? – смутился Сашка.
- Ну, почему же? Нужны, конечно. Столько есть малоимущих прихожан, которые были бы благодарны даже за кусок хлеба, поношенную одежду или обувку. Что уж и говорить про наличные... Росписи на стенах обновить тоже надо. Краска - то вон от времени совсем выцвела. В больницах, опять же, лекарств не хватает, тоже надо значится...
- А вы при чем ко всему этому?
- А я то, что получу от кого, нуждающимся и раздам. Я лишь посредник...
- А вам лично не надо?
- Ну, сколько-то надо, чтоб с голоду не умереть и все. А на что еще - то?
Сашка уже нечто подобное слышал от Арсения, а теперь этот старик, как сговорившись с Арсением, повторяет его слова.
- А неверующие не спасутся? – спросил Сашка.
- Иисус умер за всех людей и сказал, что спасение возможно только через него. Кто в него не верует, не спасется.
- А если человек никогда не знал его, а если так сложилась жизнь, что родители были неверующие, да и с верующими не было возможности общаться, тогда как? – спрoсил Сашка.
- Тогда Господь сам подтолкнет такого человека к вере, или создаст ему такие жизненные условия, что у того обязательно будет возможность уверовать. Ну, например, он случайно встретит верующего и тот вразумит его, или сам Бог или через посредника какого нужное подскажет... – проговорил настоятель. – Могу вам рассказать настоящую историю, которая зафиксирована в официальных документах. Так вот, жила как-то типичная семья атеистов, муж и жена. Решили они оградить своего малыша от всего религиозного. Из своего дома они убрали всю религиозную литературу, иконы и устроили жизнь малыша так, что он мог общаться только с атеистами. Так вот. Каково же было их удивление, когда одним летним утром, проснувшись, они не обнаружили малыша в постели. Выбежав во двор, они увидели своего шестилетнего сынишку. Он, стоял босиком на траве, смотрел на восходящее солнце и осеняя себя крестным знамением, наизусть читал молитву „Отче наш“. Еще раз повторюсь, что эта история официально зафиксирована в летописях.
„Вот значит почему я Арсения с вокзала подобрал. Значит Богу так было угодно, чтоб тот подтолкнул меня к вере“, – подумал Сашка.
- А давайте спасем мою душу, чтоб я в рай попал? – как наивный ребенок попросил Сашка.
- Ну, давай попробуем, ведь в небеса путь открыт каждому. Даже разбойник попал в рай лишь покаявшись в своих злодеяниях и уверовав в Бога...
- Раз так и я хочу покаяться! – завелся Сашка.
- Ну что ж, могу вас исповедать. Пойдемте ближе к алтарю и знайте, что на исповеди всегда незримо присутствует Бог. Если будете искренне каяться в совершенных грехах, они вам простятся и я прочту над вами молитву. Предупреждаю, что во время исповеди не надо ничего утаивать. Согласны на такие условия?
- Да, - ответил Сашка.
- Ну, тогда, для начала, беги в машину и оставь там свой пистолет. Негоже в храм с оружием заходить. Тем более для исповеди оружие не нужно...
- Я мигом, - буркнул Сашка и понесся в свой „Bentley“.
„ТТ“ кинул под водительское сиденье и, щелкнув пультом сигнализации, побежал обратно в храм.
Священник ждал его у алтаря.
- Теперь можете встать на колени и начать.
Сашка, наверное, первый раз в жизни опустился на колени и еще раз посмотрел на образ Бога Отца, стоявшего на облаке и взирающего на него с высоты купола храма. Он еще несколько минут просто стоял на коленях перед священником не говоря ни слова, но тот его не торопил. Наконец, Сашка выдохнул:
- Как вы узнали про пистолет?
- Это не исповедь. – Ушел от ответа настоятель, - исповедь это перечисление грехов, вот и перечисляйте.
- Прежде чем начать я хотел бы знать, есть ли грехи, которые не прощаются?
- Есть, - коротко ответил батюшка.
- Какие?
- У вас таких нет.
- Откуда вы знаете?
- Просто вижу, раз вы передо мною живой, значит пока еще этого греха вы не совершили.
- Самоубийство? – догадался Сашка.
- Самоубийство, - подтвердил священник.
- А остальное?
- А остальное все прощается, только каяться надо, - ответил батюшка.
- Пил, курил, гулял, сквернословил, воровал и убивал, - скороговоркой проговорил Сашка.
Священник улыбнулся какой-то очень грустной улыбкой и произнес:
- А кошек мучил в детстве?
- Мучил, - совершенно серьезно ответил Сашка.
- А про других людей думал плохо?
- Было дело.
- А желал кому чего плохого?
- Желал.
- Объедался когда - нибудь?
- Точно. Все было.
- Ну, вот видишь сколько всего ты еще утаить хотел. Хорошо что я сам тебя об этом спросил. Может еще что нехорошее делал?
- Да так и не вспомнишь всего сразу... – буркнул Сашка.
- Как зовут вас, мил человек? – поинтересовался батюшка.
- Александр Иванович я. Можно просто Саша.
- Ну, вот что, Саша, - начал священник, - грехи как у всех это понятно, но вот с момента „убивал“, давай поподробнее.
Сашка молчал еще минуты две. Он просто боролся внутренне. Ну не просто же сказать такое... А вдруг священник сдаст его ментам? Пожизненка обеспечена. А с другой стороны, жизни - то два месяца осталось. Ну, какая разница... И он решился. Еще раз посмотрел на Божий лик и, наконец, со слезами на глазах, прoизнёс:
- Киллер я, батюшка, профессиональный убийца значит. По заказам работал. Кого стрелял, кого ножом, а кого, по специальному заказу - удавкой. Все по желанию заказчика. Одного взорвал вместе с машиной. Тротила под машину подложил и с дистанционного пульта бабахнул. Еще одного с моста сбросил. Гранату ему в куртку всунул, выдернул чеку и столкнул с моста. До воды долетели лишь брызги.
- Многих убил? – осведомился батюшка.
- А я не считал. Может сорок, а может пятьдесят, кто знает...
- Зачем вам надо было этим заниматься?
- Из-за денег естественно. Хорошо платили. Понимаете, я с детства сильно хотел разбогатеть. Вот и разбогател. Имею все, что только пожелаю, но мне сейчас почему-то кажется, что даже мой домохозяин Арсений, который нищий, по сути, имеет больше меня.
Сашка не поднимал глаз на священника. Все это высказать было очень сложно. Жалел ли он о прожитой жизни? Жалел, но осознал все только сейчас, когда смерть подошла так близко к нему.
- Если у меня будет еще один шанс прожить свою жизнь по - другому, я обязательно воспользуюсь им, - буркнул Сашка подняв, наконец, глаза.
- Тяжелый случай, - устало произнес священник. – Ну, вот что, Саша, это исключительный случай в моей практике, поэтому я не могу вот так сразу отпустить тебе грехи, которые очень, очень тяжелы. Мне надо подумать и подождать. Может на меня снизойдет благодать от Бога, или может я получу какие - нибудь указания на счет тебя в видении...
- А мне что делать? - осведомился Сашка.
- Я посоветовал бы помолиться у икон.
- А я не молился ни разу и молитв никаких не знаю – буркнул Сашка.
- А ты своими словами, как на душу ляжет, так и говори – поучил настоятель.
Сашка подошел к распятому на кресте Иисусу и стал разговаривать с ним:
- Я слышал, что ты умер за всех людей? Значит и за меня тоже? Ну, зачем я тебе такой? Я же испоганю своим смрадом весь тобою созданный рай. Мне Арсений говорил, что Бог любит всех людей. Значит ты любишь и меня тоже? Так как же любить надо, чтоб любить такого как я? Какая же любовь должна быть, неземная? Прости меня, Господи, за мою окаянную жизнь, Боже, прости меня...
Сашка плюхнулся на колени.
Священник стал заниматься своими делами и, казалось, совсем не замечает Сашки. А тот долго молился. Уже и вечер настал, какая-то бабка лампадки гасить стала, а он все стоял на коленях и молился у креста с распятым Иисусом.
Наконец подошел священник и совсем обыденно как-то произнес:
- Не могу вас, Саша, ничем обрадовать. Не имею на счет вас пока никаких указаний.
- А мне что делать? - осведомился Сашка.
- Хотите молитесь всю ночь, не хотите, идите домой. Завтра приедете, может я что и решу.
- Домой не поеду, - буркнул Сашка, - да и вообще никуда не поеду, пока прощения не получу. Не буду ни есть, ни пить. Вот так и сдохну здесь у креста. Мне терять все равно нечего. Днем раньше, днем позже...
- Как вам будет угодно, Александр, - проскрипел священник и, выйдя из храма, затворил за собой массивную дверь.


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I


8

Утром настоятель нашел его там, где и оставил. Сашка глазел на крест и не обращая внимания на священника, что-то шептал. Настоятель, подойдя совсем близко, шепнул:
- Пока ничего не изменилось, я по прежнему не могу отпустить вам грехи.
Сашка не обратив на него никакого внимания, продолжил шептать что-то ведомое только ему одному. Старик больше не мешал ему. Вечером настоятель хотел сообщить о том, что храм закрывается, однако тот опередил его:
- Закрывайте, я останусь на ночь.
- Но вы не ели и не пили уже более суток! – молвил настоятель.
Сашка не ответил. Он вообще перестал обращать на него внимание.
Утром все повторилось. Настоятель, подойдя к Сашке, опять осведомил его о том, что для него нет никаких новостей и что он по прежнему не может отпустить ему грехи.
Сашка никак не отреагировал на слова священника и, стоя на коленях, продолжал шептать что-то у распятия.
Снова вечер и снова настоятель закрыл храм.
Чуда не произошло. Настоятель утром застал Сашку на прежнем месте. Он молился всю третью ночь и весь день до вечера. Настоятель, стоя в стороне, с любопытством наблюдал за ним и наконец медленно подошел.
- Закрывайте, батюшка, закрывайте свой храм, я остаюсь, - опередил его Сашка, махнув рукой.
- Нет, хватит. У вас сильный характер, Саша. Три дня полного поста и непрестанной молитвы - это маленький подвиг – молвил настоятель. – У меня было видение. Я имею на счет вас соответствующие указания - отпустить вам грехи. Подойдите ко мне, поближе к алтарю.
Сашка попытался встать, но тут же рухнул на пол. За три дня, затекли ноги и теперь он их совершенно не чувствовал. Но за прощением он готов был ползти на животе, а потому, упираясь руками в пол, стал подтягивать свое тело к алтарю.
Настоятель подошел к нему и помог сесть на рядом с алтарем стоящую скамейку. После чего спросил:
- Каешься ли ты в совершенных грехах?
- Каюсь! - совершенно серьезно ответил Сашка и слезы покаяния потекли по лицу.
- Опусти голову, - дал указание священник и покрыв его голову каким-то красивым, вышитым покрывалом, произнес:
- Прощаются тебе грехи твои во имя Отца и Сына и Святого духа. Аминь.
Сняв с него покрывало, настоятель произнес:
- А теперь живо причащаться! – Священник принес какую-то чашу и Сашка впервые в жизни причастился Святых Христовых тайн.
Настоятель удалился ненадолго и вскоре вернувшись, присел рядом с Сашкой на скамеечку.
- Как вас зовут? – спросил Сашка.
- Отец Василий – ответил священник.
- Вы даже не представляете, что для меня сделали... – начал Сашка. – Мне так легко на душе стало, ей - Богу!
- Ну что ж, я рад за вас, Саша, но мне уже пора идти – молвил священник, вставая. – Напоследок скажу лишь, что жить ты будешь очень долго. И будет у тебя еще такое счастье, о котором ты даже мечтать не смел. Вся жизнь перевернется. Жить будешь не ради себя, а отдашь всего себя другому человеку...
- О чем вы, батюшка? – буркнул Сашка - У меня нет ни жены, ни детей, ни близких и жил я всегда только ради своего комфорта и благополучия! Ну, ради кого или чего я жить буду?
- Ради того, что течет из носа! – улыбнувшись буркнул священник и больше уж ничего не говоря, вышел из храма, затворил за собой массивную дверь. Но уже через секунду дверь опять отворилась и отец Василий, лишь всунув голову в дверной проем, произнес:
- Да, совсем забыл сказать, сделай что-то очень хорошее в своей жизни! Ну, соверши какой - нибудь маленький подвиг, что ли...
Дверь опять затворилась и священник больше не появился.
„Вроде толковый батюшка этот отец Василий, но что-то, видимо, с головой не совсем у него в порядке. А может на меня за что разозлился...“ – подумал Сашка. Достал из кармана три тысячи американских долларов и по одной купюре насовав их в ящик для жертвоприношений, вышел на улицу.
„Bentley“ стоял на прежнем месте. Сашка медленно обошел вокруг машины и „пикнув“ пультом сигнализации, открыл. Плюхнувшись в кресло и наконец расслабившись, вдохнул запах дорогой натуральной кожи.
- У меня почему-то такое чувство, что ты не просто так здесь заглох, - сказал автомобилю Сашка, поглаживая руль. – И я почти уверен, что ты сейчас заведешься, как всегда, с пол - оборота.
Сашка, лишь коснувшись кнопки „Start“ завел автомобиль. Он так и залился своим звонким смехом.
Достав из - под сидения пистолет и положив его в оперативную кобуру под мышкой, он, медленно развернув „Bentley“, поехал в сторону дома.


СОПЛЯ ЗЕЛЕНАЯ - Часть I
Алексей СОЛДАТЕНКО


………………………………………………………………………………………………………................................................................................................
Продолжение следует



(голосов: 9)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Проза
Публикуем рассказ вильнюсского автора Алексей Солдатенко «АГАСФЕР» - по своему интерпретирующего легенду и мученичестве человека, оскорбившем Христа
Раздел: РАРОГ » Проза
Публикуем рассказ вильнюсского автора Алексей Солдатенко «АГАСФЕР» - по своему интерпретирующего легенду и мученичестве человека, оскорбившем Христа
Раздел: РАРОГ » Проза
Предлагаем нашим читателям рассказа вильнюсского автора Алексея Солдатенко «Блаженный» - проникновенное повествование о торжестве нравственности, о
Раздел: РАРОГ » Проза
Валерий ЗУБАКОВ ОЧКИ Однажды Петя нашел очки. Не простые очки, а золотые. В футляре от самого Кристиана Диора. Принес Петя очки домой и
Раздел: РАРОГ » Проза
Литераторы Союза русских литераторов и художников Вильнюса РАРОГ Доктор гуманитарных наук Елена Петровна БАХМЕТЬЕВА СТАКАН КРЕПКОГО ЧАЯ ИЛИ
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ИСКУССТВО РАЗНЫХ СТИЛЕЙ И НАПРАВЛЕНИЙ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ
ИСКУССТВО РАЗНЫХ СТИЛЕЙ И НАПРАВЛЕНИЙ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ В Клайпеде с 25 сентября работает выставка «Беларускi шлях» («Белорусский путь») - белорусских художников, среди картин
МАЖОРНЫЕ ОБРАЗЫ ВЛАДИМИРА ПОЛИЩУКА
МАЖОРНЫЕ ОБРАЗЫ ВЛАДИМИРА ПОЛИЩУКА Представляем творчество мастера кисти, члена СРЛХ «РАРОГ» Владимира Полищука, в реалистической манере представляющего свои
ЛЕТНИЙ «РУССКИЙ ВЕРНИСАЖ» В УКМЯРГЕ
ЛЕТНИЙ «РУССКИЙ ВЕРНИСАЖ» В УКМЯРГЕ Выставка «РУССКИЙ ВЕРНИСАЖ» Союза русских литераторов и художников "РАРОГ" открылась в Художественной галереи Центра культуры 2

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара