ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

В России 11 декабря по требованию т.н. либералов, помогавших Кремлю во время
В редакцию пришёл материал о представлении в России книг доктора
75 лет назад, 28 ноября 1943 года в Тегеране открылась конференция глав
27.11.18 | РАРОГ » Проза
В Государственном русском драматическом театре в Вильнюсе посмотрел спектакль
Предлагаем нашим читателям небольшой текст очередной дискуссии Валерий Зубакова

90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

05.10.18 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 240 | Автор: Валерий Виленский |
90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА
Николай Константинович ПАНКОВ


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

В жизни каждого человека бывают вехи, переходя которые он, осознавая это или нет, несколько преображается. Это преображение всегда служит ему на пользу, ибо позволяет человеку идти вперёд по намеченному пути к новым целям с новыми силами.
Наш друг и коллега Николай Константинович ПАНКОВ, член Союза русских литераторов и художников «РАРОГ» (Литва) 5 октября встречает свой 90-летний юбилей! Встречает его в здравии и творческой решительности подготовить и издать свою следующую книгу рассказов о своём многолетнем опыте военного врача – хирурга, но не как профессионала, для этого существуют иные формы и издания, а как человека наблюдающего жизнь во всех её ипостасях. В самом деле, в обыденной, трудовой и личной жизни, все мы носим на лице определённую маску той социальной роли в театре человеческих отношений, которую выбрали для себя сами, но когда с человеком что-то случается, он больной – эта маска сбрасывается и мы видим того человека, который прятался под ней. Кому как ни наблюдательному врачу видны все настоящие нюансы человеческой личности в таких ситуациях.
Наш юбиляр как раз и является таким весьма наблюдательным, а значит не безразличным к жизни человеком и врачом человеческих тел и, вместе с тем, душ. Николай Константинович не просто наблюдал, но и копил какие-то записки из своей медицинской практики длинной в несколько десятков лет, чтобы затем, на пенсии обо всём этом рассказать. Это не просто мемуары. Это повествования, написанные хорошим русским языком о себе, о важных мировых событиях, участником которых он являлся. Но прежде всего это рассказы о людях в этих событиях и гуманных делах, направленных на то, чтобы помочь людям в беде и пояснить, как обойти те ошибки, которые можно было не совершать.


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА


У нас здесь, на сайте интернет журнала русского наследия, истории и культуры Литвы СРЛХ «РАРОГ», было несколько публикаций, в которых были представлены книги К.Н.Панкова: 2-томник «Когда мир висел на волоске» (о работе автора на Кубе в период Карибского кризиса) и «Казусы и курьёзы» (рассказы о жизни и о себе написанные в стиле М.Зощенок) и др. Эти книги нашли своё место в библиотеках Литвы и России. Кроме этого наш юбиляр не прекращает работу над Лесными фантазиями, превращая найденные на прогулках по лесу высохшие корни и ветки деревьев в произведения искусства, когда те, обретая определённые формы в руках мастера резки по дереву, навивают нам те или иные образы, а вместе с тем и определённые философские мысли. Это увлечение Николая Константиновича не раз вызывало у зрителей восхищение, когда они знакомились с экспозициями его работ в Доме учителя, или во время Дней России в Вильнюсе. Его верная спутница жизни Лидия Семёновна помогает и поддерживает творчество своего любимого мужа - тем самым они вместе уверенно идут по жизни вперёд.
Желаем Николаю Константиновичу ПАНКОВУ долгих лет жизни, крепкого здоровья, столь необходимого для его эпистолярного и художественного творчества, счастья и благополучия. Мы с Вами уважаемый Николай Константинович и ждём новой вашей книжки, которую готовите о курьёзах медицинской практики.


Союз русских литераторов и художников «РАРОГ»


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Н.К.ПАНКОВ – НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СВОЁМ ТВОРЧЕСТВЕ

Я прошёл по жизни значительный путь, половину которого была посвящена любимому и благородному делу - помощи попавшим в беду, а подчас и спасение таковых. Мне запомнились многие ситуации из моей жизни и практики, накопился достаточно большой перечень случаев, которыми мне хотелось бы поделиться с читателем.
Описываемый период – с 30-х годов ХХ века по настоящее время. В начале и средине прошлого века была такая система Здравоохранения, в которой главным звеном сохранения здоровья граждан на местах, был фельдшерский состав, фактически заменивший собой Земскую медицину, практиковавшую до Октябрьской Революции.
Я родился в семье потомственного медика (дед и отец были Медицинскими фельдшерами), с детства видел и на сколь возможно, понимал работу моего отца. Я часто видел, как люди приходили к отцу в рабочее и во внерабочее время за советом, и за практической помощью, на что он отзывался или дельным советом, или немедленным визитом к больному или пострадавшему.
Мы – дети довоенных и военных лет, почти всегда были предоставлены сами себе, мы с детства гуляли без провожатых, подчас (и нередко) попадали в сложные, порой драматичные и даже трагические ситуации. Но надеялись всегда на себя - жизнь учила (и научила) выживать, выбираться из непростых обстоятельств. Таких случаев в жизни было предостаточно, и каждый из них всегда учил чему-то новому.
В силу жизненных обстоятельств наша семья жила и в краевом центре – городе Красноярске, и в посёлке лесорубов в сибирской тайге, общение которого с внешним миром было только по реке Енисей (летом по воде, а зимой по ледовой дороге – «зимнику»). Семья наша жила в полуземляной избушке во время Отечественной войны в Хакассии, мы жили и в Новосибирской области, и в городе Новосибирске.
А начав самостоятельную жизнь, приходилось жить в съёмных «углах» в студенческие годы и в матросском кубрике. Закончив учёбу, попал в ГДР (Германскую Демократическую Республику) – жил в Бранденбурге и Потсдаме, недолго в Познани, а затем были Черняховск и Рига. Два года пребывания на Кубе провёл в Пинар дель Рио и в Гаване, на берегу Атлантического океана. Усовершенствование в Ленинграде, работа в Таллинне, в Дрездене (ГДР) и в Подборжанах – ЧССР (Чехо-Словацкая Социалистическая Республика). Каунас и Вильнюс завершают географический перечень мест проживания и работы.
В повседневной жизни я не только видел, как работает мой отец, я видел неподдельное уважение к нему жителей тех мест, где мы жили, внимание к его семье и искреннее желание при необходимости помочь и практически выручить в трудный момент.
Необходимо отметить высокую квалификацию фельдшерского состава того времени, поэтому отец работал не только в отдельных Фельдшерских пунктах, но и во многих Врачебно – Санитарных Участках, подчас Заведующим. Гражданская война, тяжёлые и трагичные 30-е, трудные годы Великой Отечественной Войны и нелёгкие послевоенные годы дали ему богатейший жизненный и профессиональный – медицинский опыт. Важную роль в этом играла и общая ситуация в стране, которая проходила послереволюционный период, поднималась из разрухи, создавала собственную Промышленность, Армию, Авиацию и Флот, поднимала Сельское хозяйство, и «ковала» кадры Инженерно-технических работников, Врачей, Учителей и Интеллигенции всех других специальностей. Таковы были реалии вновь созданного Государства нового типа – Советского Союза.
Подрастая в обстановке постоянной готовности прийти на помощь, нуждающемуся в ней, я невольно впитывал эти нормы, этот уклад жизни, хотя в юности увлёкся морской службой и не внимал уговорам Родителей пойти по стопам деда (Медицинского фельдшера 34 Драгунского полка) и отца, участвовавшего в I Мировой и Гражданской войнах.
Однако, судьбе было угодно активно вмешаться в мою дальнейшую жизнь: мне не удалось поступить в Одесское Высшее Мореходное Училище (украли все документы) и я поступил в Новосибирский Медицинский Институт (временно, как я полагал тогда). Закончив 1-й курс и увлёкшись медициной, я перевёлся в Военно-Морскую Медицинскую Академию в Ленинграде, поскольку решил вернуться к морской службе, но уже в качестве военно-морского Врача. Но опять вмешалась Судьба: Академия была расформирована, и я возвратился снова в Новосибирский Мединститут.
Но, видимо, военная карьера всё-таки была предопределена мне свыше, и с 6-го курса Мединститута меня призывают в Советскую Армию, точнее, на Военно-Медицинский Факультет Куйбышевского Мединститута. А по окончании его назначают в Группу Советских Оккупационных Войск в Германии, в качестве Командира Медсанвзвода 63-го гвардейского танкового полка 10-й танковой дивизии, 4-й Механизированной Армии в звании – лейтенант мед/службы.
Двигаясь по служебной «лестнице», с годами набирался опыта и практического умения, прошёл все ступени лечебной карьеры. Служил в Медпункте полка, в Медсанбате, в Гарнизонном, Армейском и Групповом госпиталях, окончил Факультет Усовершенствования Военно-Медицинской Академии.
Так началась и продолжалась моя медицинская практика, которой я отдал 41 год своей жизни. Видимо, вследствие моего активного, деятельного характера, я лично довольно часто попадал в сложные, а порой и очень серьёзные ситуации, из которых сам же (а может ПРОВИДЕНИЕ помогало!) выбирался относительно благополучно…
Хирургическая профессия всегда сопряжена с тяжёлыми заболеваниями внутренних органов или с серьёзными повреждениями извне. Те и другие часто требуют активного лечения посредством оперативного вмешательства. Тоже самое относится и к военным конфликтам: где Война – там Хирург. Видимо, поэтому в моих воспоминаниях всё же преобладают случаи казуистические, нежели истинно курьёзные ситуации.


ДЕВЯТЬ РАССКАЗОВ Н.К.ПАНКОВА ИЗ КНИГИ «КАЗУСЫ И КУРЬЁЗЫ»


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Водоворот

13-тилетним городским мальчишкой я оказался в селе, да ещё в хакасском. Для меня непривычными были и условия жизни, и обязанность непосредственно помогать взрослым во всех работах: и окучивание картофеля, и сенокос, и езда на лошадях, и местные обычаи и привычки (рыбалка и охота), словом – всё.
Но показать, что я что-то не умею или не могу, тоже было нельзя, ведь мир подростков достаточно жесток и непримирим. Вот и приходилось самому сходу осваивать навыки и справляться с «нештатными» ситуациями: переплывать речку, не умея плавать, или осваивать езду верхом на лошади.
Мы – школьники, работали на окучивании картофеля. Поле было бескрайнее, был жаркий летний день, каких в Сибири летом множество, и все с нетерпением ожидали окончания работы. Наконец-то сигнал прозвучал и все стали собираться в дорогу.
Но местные мальчишки двинулись в сторону речки и решили доплыть на брёвнах по горной речке Аскиз, и я тоже – отставать нельзя. На берегу валялось много брёвен, выброшенных волной, и каждый выбрал два, столкнул в воду и сев верхом, оттолкнулся от берега, а течение понесло брёвна к дому.
Совсем не думая о том, что в этот полдень я едва не утонул, переплывая горную речку, я снова начал испытывать судьбу. Не зная тонкостей этого плавания, я тоже сел на два бревна, охватил их ногами и двинулся в путь, не взяв с собой ни шеста, ни даже дощечки для управления. Некоторое время всё шло хорошо, мой «плотик» плыл спокойно и не требовал управления.
Но вот, впереди показался поворот речки, и мои брёвна течение стало тянуть в сторону поворота, а я уже знал, что там наиболее быстрое течение и более глубокое место, однако повлиять на движение не имел никакой возможности. Подплывая к повороту, увидел, как вода вращается и воронкой уходит вниз – водоворот.
Вот передняя часть брёвен включилась во вращение, «плотик» стал разворачиваться, его потянуло вниз, и удерживать ногами его я уже не мог. Быстро оценив обстановку, решил не ждать, когда брёвна уйдут в воду, а с силой оттолкнулся от них в сторону берега и почувствовал, как меня тянет в эту воронку.
Но резко, сильно выгребая руками, я всё же смог продвинуться к берегу и, почувствовав под ногами дно, продолжая выгребать, вышел на берег. Брёвна мои погрузились полностью в воду, и по одному течение выбросило их из-под воды поодаль от берега.
Далее испытывать судьбу я не стал и оставшуюся часть пути преодолел пешком. Описанное в предыдущем рассказе – «За соломинку» и приведённый здесь эпизод произошли в один день, когда я легкомысленно дважды сам подверг себя реальной опасности.
Земная твердь надёжнее непостоянной воды.


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Милосердие

Хоть и закончилась великая Война но, мы –пятикурсники, а в скором будущем – врачи, были военнообязанными. Поэтому всех мужчин курса отправили на Сборы, в Военный лагерь, на полустанке, «Андреевский», на берегу озера, недалеко от старинного сибирского городка Ишим.
Для меня это было уже не первое знакомство с Армией и её порядками. После окончания 9-го класса, летом 45-го года старших школьников забрали рядовыми на Военные сборы, в лагерь, неподалёку от города Барабинск. Следующий опыт – пребывание в Военно–морской Медицинской Академии, в статусе слушателя, до её расформирования. И, наконец, эти Сборы, где мы проходили военную подготовку по «Курсу молодого бойца» и одновременно военную практику, как врачи, но пока в качестве рядовых.
По приезде в лагерь – обязательная помывка и переодевание в военную форму. Нам выдали старые, кое – как отремонтированные х/б гимнастёрки и галифе, пилотки, брезентовые ремни, рабочие ботинки и… обмотки. Пришлось специально обучаться правильному их наматыванию: обматывают ногу снизу вверх наслаивающимися кругами и вверху закрепляют.
Особое дело – ботинки: они были все большого размера и на мою ногу 39 (в крайнем случае, 40) размера ботинок не нашлось и пришлось взять 42-й размер. Нога болталась там совершенно свободно, и это при ходьбе, а при беге – и того хуже.
А ведь утром, после подъема, каждый день надо было бежать 3 км. кросс, перед которым нужно было быстро и прочно обмотать ноги обмотками. Но во время бега, довольно часто обмотка начинает спускаться, затем становится неким хвостиком, на который может наступить бегущий сзади и в результате – падение.
Кроме утреннего кросса были занятия в поле с отработкой атаки на противника, строевые занятия и просто передвижение строем для смены мест занятий , в столовую и к месту ночного отдыха. Везде ходьба, везде ноги и в результате: болтающиеся ботинки вызвали потёртости, затем кровавые мозоли, а потом воспаление и фурункулы в области Ахиллова сухожилия. Нога опухла, ходить стало невозможно
Пришлось записаться на приём в Санчасть. В кабинете сидел врач – Майор медслужбы, и увидев очередного рядового, спросил меня:
- Ну, что болит?
- У меня фурункул в области Ахиллова сухожилия.
- Так Вы со Сборов студентов?
- Да, из Новосибирского Мединститута.
- Пойдемте в перевязочную, коллега, я Вас осмотрю.
Майор сам обработал рану, наложил повязку с ихтиолом и написал освобождение от строя на три дня. С этого момента я ходил отдельно от строя, каждые три дня являлся в Санчасть, Майор делал перевязки и снова освобождал от строя. Теперь я ходил в одном ботинке, и в одном тапке. Рана очистилась, опухоль исчезла, осталась небольшая краснота, боли при ходьбе почти не было. На четвёртой перевязке майор спросил:
- Что, ещё болит?
- Да, ещё немного болит, неуверенно ответил я.
- Ну, вот Вам последнее освобождение на три дня.
А через неделю срок Сборов закончился, и мы уехали домой. Но на всю мою врачебную жизнь я запомнил того Майора (я даже фамилии его не знаю) и для себя принял его принцип:
Нуждающемуся, помоги максимально!


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Находка

В Потсдам мы переехали в ноябре 1953 г. и жили на Егераллее, напротив известной «Русской деревни». Городок расположен в яблонево-вишнёвом саду, от дома к дому ведут тропинки, по которым все ходили много раз в день.
Ранней весной 1954г. я иду домой, вижу: в стороне от тропинки ковыряется в земле 4-хлетняя дочка моего фельдшера. Увидев меня, она попросила:
- Дядя Коля, помоги мне достать железку.
Я подошёл и увидел торчащую из земли металлическую никелированную изогнутую деталь. Потянул, но она из земли не выдёргивалась. Нашёл палку, стал ковырять и обнаружил металлическую трубку, заглушенную с торца. Это очень походило на оконцовку руля мопеда или мотоцикла. Девочке это стало неинтересно, и она убежала домой. Пошёл домой, взял сапёрную лопатку и стал копать дальше… Теперь я уже понял, что это детали мотоцикла.
Постепенно обнаружилась фара, бок бензобака, край седла и, наконец, я откопал его целиком. Это оказался немецкий средний мотоцикл «NSU»250 см.куб. Шины надуты, колёса прокручиваются, руль - тоже. Попробовал прокрутить стартёр – и он провёрнулся, даже демпфер продул. Фара повреждена, стекло разбито, но замок зажигания цел, а в нём – ключ. Крылья помяты, тросы управления проржавели, аккумулятор пуст, стоп-сигнал тоже повреждён и Гос-номера нет.
В этот городок мы переехал около 6 месяцев назад, значит, мотоцикл был закопан недавно, около этого срока теми, кто жил здесь раньше нас, поэтому он, практически работоспособен.
Находка была кстати: с сентября 1953 года нам в ГДР было разрешено иметь личный транспорт. Справедливости ради, я поговорил с отцом девочки (ведь фактически она, обнаружила мотоцикл), предложил восстановить пользоваться им совместно. Но он не проявил интереса, отказался восстанавливать мотоцикл, да и «Прав» на вождение у него не было.
Я начал восстановление: купил тросы управления, взял рабочий аккумулятор, заменил свечу зажигания, выправил крылья, поставил новую фару и стоп-сигнал.
Взял советский Гос-номер со списанного мотоцикла «М-72» и перекрасив «NSU» в темно-зеленый цвет, я получил исправный мотоцикл и стал им пользоваться.
Залил в бак бензин, а в картер – моторное масло, включил зажигание и … мотор, несколько раз чихнув, заработал ровно и устойчиво.
Я ликовал: у меня совершенно неожиданно появился личный мотоцикл. А «Права» у меня были ещё с 1949г., когда я студентом занимался мотоспортом. Получился некий гибрид: немецкий мотоцикл, но покрашенный в военный цвет, с советским же номером и ездил на нём человек в форме. Потому, вероятно, наше ВАИ меня не останавливало, а немецкую дорожную Полицию смущал советский номер, и они тоже не трогали.
Через 4 месяца пользования я уехал в отпуск (на 60 суток), оставив мотоцикл в рабочем состоянии в маленьком сарайчике под замком.
А возвратившись, узнал печальную историю: в моё отсутствие, отец той девочки, решил воспользоваться предлагаемыми ранее мной условиями совместного пользования и без моего согласия, продал (точнее, обменял его на велосипед и дамскую шубу) одному гражданскому советскому сотруднику. Тот, получив мотоцикл, поехал на нём по городу и вскоре был остановлен немецкой дорожной Полицией, поскольку на этом «гибриде» ехал гражданский человек. Мотоцикл забрала Полиция. А бартерная сделка была аннулирована.
Непорядочность и жадность – не лучшие качества человека, и к добру не приводят.


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Практика

Наша студенческая группа из 4-х человек попала на производственную практику в Районную больницу села Повалиха, Алтайского края. На поезде мы ехали около
8 часов и утром оказались на железнодорожной станции Повалиха, где нас ждал тарантас, присланный Главврачом больницы. Разместили нас в «Дезокамере» (Дезинфекционной) – отдельном домике, состоящим из двух комнат. В общем - хорошо.
Со следующего дня началась врачебная практика: мы принимали больных в Поликлинике, оформляли на стационарное лечение, «вели» этих больных в терапевтическом и хирургическом отделениях, ассистировали на операциях. При необходимости, на том же тарантасе ездили по окружающим деревням, осуществляя «Скорую медицинскую помощь». Свою работу за период практики отражали в «Дневнике практики», который нужно было представить в Деканат Института.
Повалиха – старинное село, раскинувшееся на берегу одноименной речки. Тихая речка небольшой ширины, манила нас в солнечные летние дни на свои песчаные берега. Купались, загорали, бродили по слегка возвышенным, заросшим ивняком берегам. Иногда брали лодку и поднимались вверх по течению, чтобы потом, не работая вёслами, тихо плыть по течению. Покой, благодать и мирное небо.
Но не везде было так. В небе Кореи в то время шла война Северо-корейских войск с войсками Южной Кореи, поддерживаемых американцами. Мы с волнением читали газеты и слушали сообщения по радио о событиях в той далёкой стране. Вскоре стало известно, что СССР поддержал Северную Корею: туда были посланы лётчики с реактивными истребителями МиГ-15, давшие достойный отпор американским самолётам серии F. В то время даже появился короткий анекдот:
- «В небе над Кореей, корейский лётчик Ли-си-цын сбил два американских истребителя».
К концу месячной практики, так уж совпало, в Повалихинском районе был назначен Праздник Песни и все предприятия стали готовиться. Районная больница и Противомалярийная станция, имевшаяся в селе, решили праздновать вместе и совместно готовили певческий Коллектив и танцевальный Ансамбль. После выступления, все медики собрались на большой лужайке леса у расстеленных простыней с угощением.
И тут же начались общие танцы. Ещё во время выступления танцоров, я обратил внимание на белокурую девушку с пышными длинными волосами и пригласил её танцевать. Она согласилась и мы, почти всё время, танцевали вместе. Она весело, громко смеялась каждой удачной шутке, была легка в танце. Было весело и свободно.
Но вдруг, в перерыве между танцами ко мне подошёл паренёк и отозвал в сторону, в ближайшие кусты. Ничего не опасаясь, я пошёл туда. Там стояли 4 парня, явно недружелюбно настроенные. По- видимому, главный из них начал разговор:
- Ты почему всё время танцуешь со Славкой?
- Я пригласил, а она согласилась.
- А ты знаешь, что она - моя девчонка!
- А ты что, её купил? - спросил я.
- Я сейчас тебе это докажу, - тут он достал нож.
А в это время сокурсники, заметив моё отсутствие, пошли искать. И в самый острый момент разговора за моей спиной появились три моих приятеля.
- Я только хотел предупредить, - сказал главный и увёл свою братву.
Так разрешился конфликт.
Но, дамский вопрос не всегда решается мирно.


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Шпион

В студенческие годы я увлекался мотоспортом, позднее остался мотолюбителем и ездил на разных мотоциклах около 10 лет. У меня были двухтактные мотоциклы: «К – 125» - легкий мотоцикл, Советский «ИЖ – 350», среднего класса, как и «ИЖ-49» - а он уже с масляной подвеской осей, немецкий «NSU» – 250 куб см. и тоже немецкий, четырёхтактный - «BMW R23».
Но дольше всех я пользовался «ИЖ – 49», это была удачная, удобная, надёжная модель.
Однажды мы с женой (она на заднем сидении) собрались на рыбалку: взяли удочки, подсак, фотоаппарат, тёмные очки и поехали в новое место, где было озеро. Дорогу я знал только приблизительно, по рассказам. Ехали, вроде бы правильно, но я заметил поднятый шлагбаум, около которого никого не было. Проехал его, и вскоре, буквально упёрся в капонир, где стоял военный самолёт.
- Э, да я не туда заехал,- подумал я, и повернул назад.
Еду обратно, но… шлагбаум уже опущен и около него стоит солдат. Я попросил его открыть шлагбаум, на что он грубо приказал:
- Глуши мотор!
Я сразу выполнил команду, сошёл с мотоцикла и направился к нему, чтобы объяснить, что я просто заблудился. Но солдатик оказался бдительный:
- Стой на месте, предъяви документы!
А у меня были только «Права» на мотоцикл ( я ехал в спортивном костюме). Солдату я объяснил, что врач и работаю в гарнизонном Госпитале.
- Не двигайся! – последовала команда.
Солдат снимает трубку на шлагбауме и докладывает Дежурному офицеру:
- Товарищ Капитан, я тут одного шпиона задержал. Он ехал с нашего Аэродрома, без документов, в чёрных очках и с фотоаппаратом (всё сходится со стереотипом «шпиона»!).
Говорит, что врач.
- Дайте ему трубку, последовала команда.
- Я ехал на озеро, сбился с пути, проехал открытый шлагбаум, а потом вернулся назад.
- В госпитале могут подтвердить Вашу личность? - спросил Дежурный, и связался с Дежурным врачом.
Тот подробно описал мою внешность, и поступил новый приказ:
- Открой шлагбаум и пропусти.
Думаю, что солдатик уже предвкушал поощрение в виде краткосрочного отпуска на Родину за проявленную бдительность. Но, вероятнее всего получит нагоняй за оставление поста.
Однако, документы, необходимо, всегда иметь при себе.


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Я Белая!

Пребывание в совершенно неизвестной тропической стране удивляло нас с первых шагов по этой земле: странно было видеть растущие вдоль дороги фикусы, эспарагусы, туи, цветущие рододендроны и прочие наши домашние растения. Не говоря уже о чисто тропических: много видов пальм, заросли сахарного тростника, бананы, ананасы, джут, агава и, конечно, различные кактусы.
Удивляло бескрайнее синее, очень тёплое море и полугодовая засуха, как и приходящий ей на смену сезон тропических дождей. Удивляла и открытость кубинцев, их манера общения, когда через минуту они переходят на «ты», а также их доброта и щедрость, их гордость за свою страну, стремление показать её прелести и особенности. И это, кроме удивления, всегда вызывало у нас чувство благодарности.
Удивляли и некоторые традиции, доставшиеся от прежних эпох, но тем не менее, пока ещё имевшие место быть. Ниже я поясню суть сказанного.
Водительский состав из русских, прибывших на Кубу, получал 3 песо в месяц. При наличии бесплатного жилья и питания, этого хватало на простые нужды, конечно же без шика. Эти молодые люди быстро разузнали, что здесь, почти при каждом питейном был морской порт с огромным количеством, таверн, заведении, имеются комнаты для свиданий.
Наш госпиталь находился на возвышенности, а внизу кафетериев, ресторанов и прочего подобного.
И вот один шустрый малый, из младших спецов, решил познать неизвестное. Имея при себе месячный оклад, он спустился в порт, вошёл в первое заведение подобного рода и знаками объяснил, что ему требуется. В порту люди сообразительные, они сразу поняли, в чём потребность и указали на второй этаж. Там наш исследователь древних традиций вошёл в первую же дверь и обнаружил жрицу любви.
По окончании свидания он, как порядочный человек, подал женщине всю свою месячную зарплату (зная, что эти услуги платные) – 3 песо. К великому удивлению посетителя, мадам вначале возмущённо констатировала:
- Yo blanka! – Я белая!
Посетитель не возражал, подумав:
- Ну и что с того?
Однако, разговор, перераставший во всё усиливающийся крик на всё заведение, вынудил посетителя ретироваться от греха подальше, поскольку он не понимал причины подобной реакции. Для этого он стремительно ударился в гору, в сторону госпиталя – места его обитания. Однако, жрица тоже была не лыком шита: с громкими повторяющимися криками - Yo blanka!, она преследовала любителя новизны. Парень перепрыгнул через невысокий забор, и она тоже, он стремительно нёсся к своему жилью, а дама не отставала.
Мы – русские, жили тогда на территории кубинской Политической школы, и по её территории постоянно ходил Патруль из местных. Вот он – то и пришёл на крики мадам, мгновенно разобравшись в сути проблемы: оказывается, наш посетитель глубоко оскорбил белую женщину, заплатив ей, как чёрной – 3 песо, вместо полагающихся 5. Вызванный Начальник Госпиталя быстро уладил «международный скандал», достав кошелёк и уплатив Жрице любви 2 песо (а он – то, за что, спрашивается?).
После этого дама вежливо и тихо сказала:
- Muchas gracias – Большое спасибо, сделала книксен и спокойно, грациозно ушла с территории через ворота. А ловкого любителя местных обычаев мы так и не нашли – товарищи не выдали.
Но за «сыр» всегда приходится платить, любым способом.


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Пурга

Зимой в Сибири в начале 40-х годов стояли сильные морозы. Но это ребят не останавливало и мы продолжали проводить свободное время на склоне «Стрелки», катаясь то на санках, то на «аэросанях», то на лыжах.
Однажды мой приятель Юрка предложил сходить на лыжах через замёрзшую протоку на остров Татышев, расстояние до которого было около 2-х километров. Погода была ясная, и мы, скатившись со склона, след в след двинулись к острову. Добрались благополучно, развели костёр и наслаждались звонкой тишиной, чувствовали себя полярниками на льдине (в памяти были свежи эпопея челюскинцев, советские дрейфующие полярные станции). За разговорами, совсем незаметно изменилась погода, солнце исчезло, стало пасмурно, и начался сильный ветер.
Мы решили, что пора уходить, поскольку погода портится, да и зимний день короток. Собрались и двинулись в сторону нашего берега, но, оказалось, что ветер теперь дует нам в лицо, метёт позёмка, лыжи не катятся, приходилось просто шагать на них. А ветер крепчал, закрутились снежные вихри, нашу лыжню стало заносить снегом, а ориентиров ни каких не было: кругом всё бело. Ветер пронизывал одежду, мы старались прикрыть лица то рукавом, то воротником, но снег проникал всюду. Очень замёрзли руки, приходилось останавливаться и согревать подмышкой каждую руку по отдельности. На остановках старались не менять положение лыж, чтобы не уйти в сторону. С трудом преодолевая ветер и снег в лицо, двигаясь очень медленно, мы добрались до берега, и, сняв лыжи, пешком поднялись наверх, а там уже стали видны ближайшие дома. Подходя к дому обнаружили, что обморозили себе щёки, но отогрели их в своём подъезде, так что даже и следа не осталось.
Отправляясь в лыжный поход, надо подумать о тёплой одежде, да и компас будет.


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Ария

После перевода папы в Красноярск, мои родители, будучи любителями театра и музыки, старались восполнить пробел за время жизни в таёжной глуши и вновь приобщиться к культурной жизни краевого центра. В Красноярске тогда был только один театр и в нём ставили попеременно детские сказки и драму, оперу, оперетту и балетные спектакли. Родители старались, по возможности чаще бывать в театре, а поскольку нас – детей, оставить дома было не с кем, они брали нас с собой.
Я помню, как мы бывали на детских спектаклях: «Волк и семеро козлят», «Три поросёнка», «Белоснежка и семь гномов», «Красная шапочка», «Доктор Айболит», а позднее – «Три толстяка» и «Морозко». Родители брали нас с сестрёнкой и на взрослые спектакли: «Евгений Онегин», «Принцесса Турандот», «Коварство и любовь», «Запорожец за Дунаем», «Мадам Батерфляй», «Черевички» и другие.
Однажды мы пришли в театр, заняли свои места: папа, мама с пятилетней сестрёнкой на коленях и я рядом. В зале потушили свет, убрали занавес и спектакль начался. Начавшееся представление не очень интересовало сестрёнку, и она стала пальчиком обследовать впередистоящее кресло. В какой-то момент сидящий в нём солидный мужчина стал поудобнее устраиваться на своём месте и для этого чуть приподнялся, а подвижное кресло под ним несколько опустилось.
И вдруг раздался пронзительный детский вопль - это закричала моя сестрёнка, палец которой оказался прижатым сиденьем кресла. В зале включили свет, публика заволновалась, сидящий впереди обернулся к нам и снова немного приподнялся, чем освободил придавленный палец сестрёнки. Папа осмотрел пальчик – он был посиневший, но без других серьёзных повреждений. Перевязали палец носовым платком и вынуждены были покинуть театр. Одеваясь в фойе, мы услышали продолжение прерванного спектакля.
За ребёнком постоянно нужен глаз да глаз.


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Приключение

Будучи в отпуске в Союзе, я купил в Ярославле старый, но ещё на ходу, немецкий мотоцикл «BMW R23» . Бывший хозяин не мог его отремонтировать из-за отсутствия деталей, а я в то время работал в ГДР и заранее договорился с Мастером о капитальном ремонте.
Заправил его маслом и бензином, опробовал, и, убедившись в работоспособности, оформил документы и благополучно доехал на нём до Москвы, где слив масло и бензин, сдал в багаж до станции Брест. Там мотоцикл был погружен в багажный вагон поезда «Брест – Берлин», а на конечной станции я его получил по квитанции. На вокзальной площади, у первого же советского водителя попросил поллитра масла, немного бензина и двинулся в Потсдам.
Мой приезд из отпуска на собственном «BMW» произвёл настоящий фурор – я был единственным, кто имел собственный транспорт, кстати, разрешённый Командованием.
В ближайшие дни отогнал мотоцикл Мастеру, и он принялся за ремонт. Договорились, что ремонт двигателя, перекраска мотоцикла и устранение иных, выявленных неполадок будет закончена через 2 недели, за 800 немецких марок.
Мастер, кроме оговоренного ремонта сделал замену некоторых частей, смазал основные узлы и попросил доплату в !50 марок. Я согласился. Ведь он освободил меня от лишних забот. Мотоцикл сиял новой краской, работал ровно, шел легко, хорошо набирал скорость.
Вскоре появилась возможность проверить «BMW» в длительной поездке: надо было посетить больных, лечившихся в Неврологическом госпитале города Тойпитц. О поездке я сообщил моему однокурснику, и он решил поехать со мной на заднем сидении мотоцикла.
Была ранняя осень, очень тёплая солнечная погода, отличная дорога и прекрасный мотоцикл. Вдоль дороги стояли яблони и груши. увешанные плодами… Настроение соответствовало всему окружающему. Доехали хорошо, повидали своих больных, но коллеги из Госпиталя уговорили посетить местный музей – «Охотничий домик». Из-за этого задержались до вечера и решили ехать в Потсдам перед утром.
Ночью хорошо выспались, и затемно двинулись в обратный путь. На развилке дороги я, чтобы не сбиться в темноте, остановил работающий мотоцикл и сошел с него.
Выяснил направление, вернулся, сел в седло и поехал. А когда надо было свернуть в сторону Потсдама, я протянул левую руку и хотел похлопать приятеля по ноге, но обнаружил, что его нет. Остановился и обмер: заднее сидение было пусто. Нарисовалась картина: он, вероятно, упал на ходу мотоцикла (а ехал я быстро), разбился и лежит сейчас где-то на дороге в луже крови. Холодный пот струёй прошёлся по спине.
Развернулся и, освещая дорогу фарой, поехал назад. Двигался зигзагами, чтобы видеть и полотно, и канавы, но пока ничего не обнаружил. А в душе сумятица: неужели товарищ разбился? Доехал до той развилки, там тоже нет его. Решил ехать дальше, и проезжая некий городок, вдруг на ступенях костёла увидел «потерянного» пассажира. Я к нему с вопросами:
-Ты в порядке? Как оказался здесь? Почему не предупредил, сходя с мотоцикла?
- Так я не успел сказать, когда ты сел и уехал!
Оказалось, что когда я вернулся и сказал приятелю, сидевшему на мотоцикле:
- Сходил, проверил дорогу…
Ему из-за шума мотора, послышалось:
- Сходи, проверь дорогу…
И в тот момент, когда я сел в седло, он соскочил с мотоцикла и пошёл исполнять мою просьбу. А мотоцикл «BMW» сам по себе достаточно тяжёлый, поэтому я и не заметил ухода приятеля.
На радостях (я – что нашёл его здоровым, а он – что не придётся ехать в Потсдам на рейсовом автобусе) мы обнялись и благополучно вернулись в Потсдам.
Хорошо то, что хорошо кончается.


90-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ТАЛАНТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА
Николай Константинович и Лидия Семёновна

Дальше читайте рассказы Н.К.Панкова на сайте здесь:
https://www.proza.ru/avtor/voiendoc


........................................................................................................................................................................................................................................................
(голосов: 3)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Проза
В апреле вышли в свет две книги вильнюсского автора Н.К.Панкова «Когда мир висел на волоске» и «Наблюдая жизнь» - представляем их нашим читателям…
Раздел: РАРОГ » Проза
70 ЛЕТ ЛЕГЕНДАРНОМУ ПАРАДУ ПОБЕДЫ. Корни той, Великой Победы, в народе, который одолел яростного и сильного врага, поскольку обладал той крепостью
22 июня фашистская Германия напала на СССР ИНОЙ РАКУРС ВОЙНЫ Военная контрразведка СМЕРШ СМЕРШ была создана в Советском Союзе в 1943 году. Лишь
Раздел: РАРОГ » Проза
Валерий ЗУБАКОВ ОЧКИ Однажды Петя нашел очки. Не простые очки, а золотые. В футляре от самого Кристиана Диора. Принес Петя очки домой и
Раздел: РАРОГ » Проза
Литераторы Союза русских литераторов и художников Вильнюса РАРОГ Доктор гуманитарных наук Елена Петровна БАХМЕТЬЕВА СТАКАН КРЕПКОГО ЧАЯ ИЛИ
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ПАМЯТИ ХУДОЖНИКА ЭДУАРДА АНИЩЕНКОВА
ПАМЯТИ ХУДОЖНИКА ЭДУАРДА АНИЩЕНКОВА Замечательный художник, наш коллега по Союзу русских литераторов и художников «РАРОГ» Эдуард АНИЩЕНКОВ скончался 4 октября т.г. В
О ВКУСАХ – СПОРЯТ !
О ВКУСАХ – СПОРЯТ ! Вильнюсский публицист, член СРЛХ «РАРОГ» Александр ВОЛОСКОВ, посетил выставку современного изобразительного искусства в Вильнюсе
ОДУХОТВОРЯЮЩИЕ „МЕЛОДИИ ЖИЗНИ»
ОДУХОТВОРЯЮЩИЕ „МЕЛОДИИ ЖИЗНИ» Вильнюсский клуб «Мелодии жизни» отметил своё 10-летие в минувшую среду 19 сентября в вильнюсском Доме национальных общин…

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара