ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

О сподвижниках российской императрицы Екатерины Великой, послуживших делу
В СССР и нынешней России День Победы отмечают 9 мая, в то время как в странах
02.05.17 | РАРОГ » Проза
В апреле вышли в свет две книги вильнюсского автора Н.К.Панкова «Когда мир
26 апреля в Вильнюсе в рамках Международного медиаклуба „Формат-А3“ в
Союз русских литераторов и художников «РАРОГ» сердечно поздравляет всех

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`19

04.11.11 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 1902 | Автор: Валерий Виленский |
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`19
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`19
Российская Императрица Елизавета Петровна (1709 —1762).
Художник Вигилий Эриксен.



Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ

АЙСБЕРГ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ

Воцарение "кроткiя Елисаветъ" (так писалось её имя в XVIII веке) 25 ноября 1741 года казалось комически простым только Салтыкову-Щедрину. На самом деле эта история напоминает айсберг – плавучую ледяную гору полярных широт, у которой, как известно, над водой возвышается лишь 10 процентов объёма. Так и наш 1741 год: его подводная (вернее, закулисная) часть до сих пор скрыта от публицистов (особенно русских). Хотя и не является закрытой – например, прекрасно представлена в "Истории России с древнейших времён" великого С.М.Соловьёва (в данной статье цитируются тт. 20 и 21). Что мы видим обычно? Ошеломляющую лёгкость, с которой задвинутая в золушки дочь Преобразователя вдруг проходит к власти мимо всех государственных сил. Отсюда и пословица "На Руси кто раньше встал да палку взял – тот и капрал". Однако Соловьёв убедительно показывает, что перевороты с 1725 по 1762 гг. совершались не щедринскими "градоначальницами", а в результате реакции всей социально-политической базы государства на перекосы во властных структурах: как только (вследствие сложных династических процессов) у власти оказывались неугодные русским люди, русский народ в лице гвардии стряхивал с себя паразитов.
Объяснение очень хорошее, за исключением одного момента: оно оперирует понятием народа как некоего соборного ("политического") тела, обладающего сверхсознанием и способного действовать как сверхсущество. В XIX веке этим понятием пользовались все философы и политики, но сегодня – лишь демагоги (Горбачёв: "Народ не обманешь!") да те невежественные долдоны, которые всё ещё спрашивают: "Ты проснёшься ль, исполненный сил? Куда несёшься? Дай ответ!" А затем разражаются слезами: "Не даёт ответа! Не просыпается!"
Приходится напомнить: РЕАЛЬНО СУЩЕСТВУЮТ ТОЛЬКО ЛЮДИ. Другое дело – что они живут в информационных и структурных полях, образующих и "народ", и "историю", и прочие феномены общественной жизни. Но сами по себе, вроде шумерийских "духов", эти феномены не существуют! А как они возникают из отдельных людей и как действуют – это прежде всего надо понимать.
[N.B. Насколько мы этого не понимаем, свидетельствуют мечты о "пугачёвском тулупчике" в разгар "перестройки". Так хотелось, чтобы "проснулся наш Емеля". И никто не уразумел, что тот Емеля был на самом деле "агентом влияния", явившимся с целью затянуть русско-турецкую войну и помешать разделу Польши.]
Вернёмся к Елизаветинскому перевороту. Его информационное поле определилось уже при Анне Иоанновне, когда Русь стала испытывать всё возрастающий гнёт немецкой администрации. В результате возникло дело А.Волынского, которое завершилось кровавой расправой, но которое, как показал С.М.Соловьёв, не содержало ничего, кроме толков о немецком засилье (следственная комиссия настойчиво требовала от Волынского каких-либо фактов такого засилья – он не смог назвать ничего). Что-то не нравится, что-то нехорошо, что-то постоянно витает в доверительных разговорах – но в конкретность не воплощается. А идеи, как учил один большой революционер, становятся силой тогда, когда овладевают массами.
Сразу после смерти Анны Иоанновны это информационное поле возникает уже в серьёзной структуре – в гвардии. В карауле у гроба поручик Ханыков обращается к стоящему рядом товарищу с вопросом: почему ненавистный всем Бирон назначен регентом при младенце-императоре Иоанне Антоновиче?
Товарищу это тоже не нравится. На другой день они подключают к делу ещё одного приятеля и решают выяснить, как сладить с Бироном. Перед нами – типичная народная самодеятельность: не имея структурной информации, руководствуясь лишь самыми общими соображениями о происходящем в верхах, самодеятельные политические активисты пытаются действовать. И тут же сгорают: четвёртый их приятель сдаёт их властям.
В день их ареста (22 октября – всего 4 дня шептались) подполковник гвардии А.Пустошкин проходит выше – задает аналогичный вопрос кабинет-министру князю А.М.Черкасскому. Расчёт простой: князь – человек русский, не чета, скажем, вице-канцлеру А.Остерману. Но наверху – всё наоборот: именно Остерман "птенец гнезда Петрова" - лютый враг Бирону, а вот те русские, которые наверху – А.П.Бестужев-Рюмин и А.М.Черкасский, - как раз Бироном и держатся! В результате решительный подполковник оказывается в том же застенке, что и решительный поручик.
Тем не менее, идея всё-таки "овладевает массами": в ночь на 9 ноября гвардейцы выволакивают Бирона полуживым из спальни. Их немного (всего 120 штыков), но операция проведена классным специалистом, который с вечера успел проконтактировать со всеми необходимыми структурами и получил приказ от самих родителей императора. И даже пожелал Бирону спокойной ночи (так что знал, где его искать).
Это фельдмаршал Миних. Который всякую задачу – от работ на Ладожском канале до военных походов – выполнял, не жалея русских жизней (в Крыму 30 тысяч солдат погибли от болезней и жары, поскольку он не хотел маршировать ночью). Да и те, кого он привёл к власти, - брауншвейгские родители Иоанна Антоновича – не лучше. А то и хуже: Анна Леопольдовна, мать императора, по целым дням валяется в спальном платье, не умываясь и не причёсываясь, на диване в обществе своей фаворитки Юлии Менгден (ночью 25-го ноября их так и застали в одной постели), а министров приглашает лишь когда не хватает партнёров для карточных игр. Русские люди с ужасом видят, что променяли редьку на хрен (который, как известно, не слаще). Только теперь им становится понятно, почему регентом был назначен всё-таки Бирон.
Наконец, в июне группа гвардейских офицеров (из Преображенского полка) встречает в Летнем саду гуляющую там Елизавету Петровну заявлением: "Матушка! Мы все готовы и ждём твоих приказаний". И слышат в ответ: "Ради Бога, молчите... Время ещё не пришло"...
Сцена – как в опере "Народ и царь". Но если посмотреть на неё, как на айсберг, то под видимым замечается ряд вопросов:
1.Как сумела организоваться эта группа?
2.Откуда им известно, что приказаний надо ждать именно от Елизаветы?
3.Как они сумели разыскать её в пространстве и времени – где и когда она гуляет, причём одна?
4.О каком времени говорит, наконец, сама их избранница? И почему она уверена, что это не провокация?
На первые три вопроса ответ с гневом дал год спустя шведский посол Э.Нолькен: офицеров собрал, обучил азам конспирации и вывел на Елизавету его агент. Но и Нолькен не понял глубины четвёртого вопроса. Ни он, ни манипулировавший им французский посол Шетарди. Ни кардинал Флёри, который ещё в 1739г., отправляя Шетарди в Россию, дал ему инструкцию:
"Россия в отношении равновесия на севере достигла слишком высокой степени могущества... Но её состояние ещё не обеспечено настолько, чтобы не ожидать внутренних переворотов.... Очень важно, чтобы маркиз узнал как можно вернее о состоянии умов... о духе войска и командиров, наконец, обо всём, что может дать понятие о вероятности переворота".
Кардинал, осуществлявший внешнюю политику Франции, достаточно знал историю России – ведь именно его родной орден иезуитов занимался с лжедмитриями XVII века. На глазах самого кардинала проходил процесс царевича Алексея, вокруг которого собирались враги Петровского преобразования. Отсюда и мысль: дать России вернуться к желанной старине. Пусть звонят на радостях во все колокола и уезжают в свою златоглавую и белокаменную Москву подальше от Балтики и вообще от Запада.
Маркиз Жак-Иоахим Тротти де ла Шетарди – обаятельный, контактный, энергичный – в Петербурге сразу же попадает на бал в честь победы над Турцией. Более того: он же, по причине элегантности, тот бал и открывает – менуэтом в паре с "принцессой Елисавет". Станцевали, пощебетали – и вскоре маркиз становится преданнейшим конфидентом принцессы. В паре с ещё одним французом – Жаном-Жерменом Лестоком, лейб-медиком Елизаветы с 1725 г. (но в службу Франции его завербовал только Шетарди – за 15 тысяч ливров ежегодно, как выяснил А.И.Ушаков)
В апреле - 1741 Шетарди отправляет шефу донесение (оно, конечно, зашифровано и надёжно спрятано в диппочте, а почему его всё же цитирует русский историк – это опять-таки из области четвёртого вопроса):
"Если принцессе будет проложена дорога к трону, то... уступая склонности своей и народа, она немедленно переедет в Москву... и Россия мало-помалу обратится к старине, которая существовала до Петра I... И тогда Швеция и Франция освободятся от могущественного врага".
План кардинала и маркиза в общих чертах повторяет явление Лжедмитрия I: Швеция должна объявить войну брауншвейгским властителям России – Россия, конечно, за них воевать не станет – гвардия поднимет мятеж и провозгласит Елизавету императрицей – Швеция её поддержит и под шумок займёт территории, потерянные от Ништадского мира. В результате Россия при всеобщем русском ликовании окажется автоматически в допетровских границах на Балтике.
Задумано толково. Теперь план надо осуществить – иначе вероятность так и останется вероятностью (как, скажем, наш социальный протест против "перестройки").
Включается агентура. Выясняется, что гвардия на мятеж согласна, Швеция на вторжение – в общем, тоже, хотя уже требует серьёзных гарантий и от Франции, и от Елизаветы. Флёри такие гарантии даёт – заключает со Швецией секретный пакт. Дело за Елизаветой. И тут французская энергия с ходу влетает в русское болото.
В тех же секретных депешах (цитируемых Соловьёвым) Шетарди постоянно жалуется на "слабость Елисавет, её лень, отвращение к делам... Имеет в виду одни удовольствия и желает мира, чтобы беспрепятственно им предаваться... Всякий человек выше тех, которые её окружают ежедневно, её уже беспокоит, мысль о малейшем занятии её пугает и сердит". Она решительно не желает подписывать какие-либо документы по заговору, в том числе и обязательства, без которых Швеция не соглашается начинать войну. Сцена в Летнем саду – последняя попытка Нолькена хоть как-то сдвинуть колоду, заставить её высказаться. Она высказывается: "Время не пришло". Какое время? Ждёт вторжения?
Наконец, шведы получают желанные обязательства: Шетарди вручает их человеку список обещаний, записанных собственноручно маркизом от самой русской принцессы:
1. Возместить Швеции военные издержки.
2. Давать Швеции субсидии на протяжении всей жизни.
3. Предоставить шведам все торговые преимущества, которыми пользуются англичане.
4. Отказаться от договоров, заключённых с Англией и австрийцами, и не вступать в союзы ни с кем, кроме Франции и Швеции.
5. Содействовать во всех случаях выгодам Швеции и тайно ссужать её деньгами в случае нужды.
В этом большом и красивом документе, заверенном лишь честным словом маркиза, нет ничего о территориальных уступках, но Шетарди уверен, что уступки будут: "Они в опьянении от своего величия... хотят предписывать законы всей Европе... При малейшем поражении они перейдут так же быстро из одной крайности в другую и начнут чрезмерно уважать других". (А что? Хороший портрет русской дерьмократии!)
В августе-1741 Швеция объявляет России войну. И... получает дикую трёпку: первый эшелон вторжения полностью уничтожен у шведской же крепости Вильманштранд, после чего русские войска занимают Финляндию. Отступая, шведы оставляют на пути русских манифест своего главнокомандующего Левенгаупта "для достохвальной русской нации": "Намерение короля шведского состоит в том, чтобы избавить достохвальную русскую нацию, для её же собственной безопасности, от тяжкого чужеземного притеснения и бесчеловечной тирании и предоставить ей свободное избрание законного и справедливого правительства, под управлением которого русская нация могла бы безопасно пользоваться жизнью и имуществом". Словом: "За нашу и вашу свободу".
Примечательно, что Остерман тут же выставил Швеции ехидную ноту: "Такие манифесты между христианскими и политическими народами не в употреблении" - т.е. уже тогда интервенция считалась нарушением международного права. А почему теперь она стала нормой, вместе с демагогией?
"Ваши письма, - читает Шетарди в шифровке из Парижа, - были наполнены известиями о слабости русского правительства, которое внушало почтение иностранцам только наружным блеском, скрывавшим внутренние язвы. Каким образом могло случиться, что в 24 часа изменилось всё? "
Манифест Левенгаупта имел последствием лишь то, что Остерман наконец-то обращает внимание на странную возню вокруг Елизаветы (которая, впрочем, клянётся, что "сношений с врагами Отечества" не имеет). 24 ноября после полудня по гвардии зачитывается приказ: приготовиться к выступлению из столицы назавтра. Но тогда происходит то, что после так смешило Щедрина: в полночь рохля, целый год изводившая Францию, врывается во дворец к спящим брауншвейгцам. На ней – кираса и каска, за ней – яростные великаны-преображенцы (т.е. отнюдь не "пьяная инвалидная команда"). Под их штыками дворцовый караул тут же приносит присягу новой императрице, затем присягают все полки столицы, генералитет, Сенат и Синод, а в 8 утра начинает присягать ликующий народ (для сравнения: декабристы выстроились у Медного Всадника только в 11, и то не знали, что делать).
Целуй, Петрополь, ту десницу,
Которой долго ты желал!
.........................................
Дерзайте ныне.................
(Ломоносов)

Начинается эпоха, оставившая нам не только Московский университет, но и виленский собор Святого Духа в его нынешнем виде: после страшного пожара 1749 г. деньги на строительство нового Свято-Духова монастыря собирала вся Россия, а больше всех дала сама императрица (хотя мы и тогда были для Росссии иностранцы).
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`19

Во времена правления Императрицы Елизаветы Петровны резиденция Российских Императоров - Зимний дворец (1754 — 1762 годы) в Санкт-Петербурге приобрёл свой окончательный современный вид.
Архитектор Бартоломео Растрелли.


Но айсберг ещё плывёт! В июле Шетарди обещал Швеции французское посредничество для мирных переговоров – теперь он предлагает его России. Но занявший место Остермана Бестужев сообщает, что Франция – союзник Швеции, а посредник должен быть беспристрастен. В переговоры вступает Нолькен, имея на руках полученный от Шетарди список обещанных вознаграждений. И вдруг слышит: вознаграждения за понесённые убытки имеет право требовать Россия, поскольку она не нападала, а подверглась нападению. "Остерман был плут, но умный плут, - пишет Шетарди, узнав о таком повороте, - но Бестужев – просто полусумасшедший".
Нолькен прерывает переговоры, но в августе-1742 шведская армия капитулирует у Хельсинфорса, и фактически с этого момента Швеция теряет Финляндию. В январе-1743 умирает кардинал Флёри – "от старости и с горя, что Франция запуталась в войну, из которой не могла выйти с честью и пользой" (впрочем, в апреле 1742 он ещё успел сделать русскому послу выговор за то, что Елизавета не сдержала слово, данное маркизу Шетарди). Некоторое время войну старается раздувать Пруссия, но шведам воевать уже не хочется. Для них авантюра закончилась Абоским миром (август - 1743). Для обаятельного маркиза Шетарди – встречей с не менее обаятельным русским человеком, контакта с которым он тщетно домогался ещё в 1741 г., зная о его дружбе с Елизаветой.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`19

Андрей Иванович Ушаков (1672 — 1747), начальник тайной розыскной канцелярии, сенатор.

В европейском общественном мнении Андрей Иванович Ушаков уже 270 лет пользуется славой палача и садиста. Однако те, кто знал его вне Тайной канцелярии, отмечали, что "в обществах он отличался очаровательным обхождением" и, кроме того, "владел особенным даром выведывать мысли собеседников". Вот такой очаровательный персонаж появился в 5.30 утра 6 июня-1744 с небольшой, но внушительной свитой на квартире Шетарди. С выписками из расшифрованных посольских депеш.
"При происшествии вышеописанного оный Шетарди в лице переменился. На оригиналы только взглянул и, увидя свою руку, больше смотреть не хотел, будучи при том весьма смутен... Видно было, что тяжчайшего с ним поступка, по вине своей, ожидал" (рапорт Тайной канцелярии А.П.Бестужеву). Но его только выслали (а вот Лесток отведал и кнута).
И всё-таки надо признать, что Франция в долгу не осталась. Её ответный ход был и смешон, и жалок, но зловонье от него ощущается до сих пор.
Автор этих строк узнал о нём, можно сказать, случайно: хотел посмотреть, что за писатель Пикуль, столь популярный в масс-культуре при Брежневе. Попался какой-то вздорный роман о кавалере де Еоне в гостях у Елизаветы Петровны – нечто шутовское, балаганное, так что и не понять – был ли такой кавалер на самом деле. Заглянул в жемчужину нашей культуры – энциклопедию "Брокгауз и Ефрон" - был! Очень любил в женском платье ходить (не то гермафродит, не то педераст), помер в нищете. В 1755 г. побывал в России и был представлен Елизавете как девица Лия де Бомон, а в 1757 г. - уже как брат той девицы. Но в Париж вернулся с... "Завещанием Петра Великого", которое якобы раскопал в "секретном архиве империи"!
"Завещание" это известно – ещё в начале "горбастройки" оно фигурировало на Западе вместе с писаниями наполеоновских писак как доказательство стремления России к мировому господству (если кто не знает – мечта о мировом господстве была присуща как раз Франции со времён кардинала Ришельё). И это несмотря на очевидную нелепость такого русского завещания на французском языке, от царя, который даже наследника не успел назначить – так внезапно навалилась смерть!
Но они наших аргументов не слышат. Вот "Слово о полку Игореве", которое сгорело в 1812 г., - оно для них фальшивка. А их собственная идиотская стряпня – как же, подлинник!
Очень тяжёлая тень падает от того "завещания" на французскую культуру. Мы-то ведь с незапамятных времён привыкли смотреть на неё снизу вверх – "Ах, Франция! Нет в мире лучше края!" А тут – один маркиз, второй маркиз, третий маркиз (знаменитый де Кюстин – тоже педераст и тоже обвинял нас в стремлении к мировому господству). Сейчас какой-то маркиз от имени чеченов требует исключить Россию из Европы. Что-то много маркизов у них. И все дурно пахнут.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`19

Могила императрицы Елизаветы Петровны в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.


Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ


......................................................................................................................................................................................................................................
(голосов: 1)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Эта картина К.Д. Флавицкого, написанная в эпоху польского восстания 1863-1864 гг, - абсолютно не соответствует действительности. Не было в
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`22 Императрица Екатерина II в русском наряде. Картина неизвестного художника, 1780 г. Юрий
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`21 Великий князь Петр Федорович и великая княгиня Екатерина Алексеевна. Художник Грот Георг-Христоф
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`20 Екатерина II Великая (Екатерина Алексеевна; при рождении София Августа Фредерика фон
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`18 Екатерина I (1684—1727 гг.), российская императрица с 1721 как супруга царствующего императора, с
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ПОМНИТЕ! - ПИСЬМА С ФРОНТА
ПОМНИТЕ! - ПИСЬМА С ФРОНТА Литературно-музыкальный полдень, посвящённый наступающему Дню Победы, под названием «Письма с фронта» прошёл 20 апреля в Доме
«РУССКИЙ ВЕРНИСАЖ» В КЛАЙПЕДЕ
«РУССКИЙ ВЕРНИСАЖ» В КЛАЙПЕДЕ Приглашаем русских художников СРЛХ «РАРОГ» принять участие со своими картинами на выставке «РУССКИЙ ВЕРНИСАЖ» в Клайпеде -
«ДИАЛОГ ЖИВОПИСИ» ЗОВЁТ НА ВСТРЕЧУ...
«ДИАЛОГ ЖИВОПИСИ» ЗОВЁТ НА ВСТРЕЧУ... В художественной галереи «АРКА», расположенной в старом городе Вильнюса, 21 марта открылась международная выставка «ДИАЛОГ

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара