ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

В каунасском Центре культур разных народов в пятницу 6 ноября под руководством
Предлагаю нашим читателям обобщение тех научных концепций, которые легли в
В Литве 1 ноября отмечается День памяти усопших. Сегодня мы рассказываем о
Исполнилось 100 лет с того дня 9 октября 1920 г., когда войска польского
01.10.20 | РАРОГ » Проза
Публикуем изящную новеллу члена СРЛХ «РАРОГ» Валентины Завирухиной из

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

20.08.11 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 4991 | Автор: Валерий Виленский |
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15
Первоначально памятник князю Д.Пожарскому и К.Минину был установлен в центре Красной площади Москвы, фасадом на Кремль, напротив торговых палат.


Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ

ДЕМОКРАТИЯ И СОБОРНОСТЬ
(Размышления о смутном времени)


«Как вам не стыдно, что вы слушаете всякий бред и берёте себе в государи всякого негодяя, которого вам приведут литовцы!»
Из письма шведского воеводы И. Бема соловецкому игумену.

«Человек, называвший себя Димитрием, был природный москвитянин, и не наши о нём свидетельствовали, а ваши москали, встречая его на границе с хлебом и солью. Москва сдавала города, Москва ввела его в столицу, присягнула ему на подданство… Москва начала, Москва и кончила, и вы не вправе упрекать за то кого-то другого»
А. Гонсевский - переговоры 1606 г.

«Кругом измена, трусость и обман»
Николай II перед отречением.

Причины Великой Смуты 1605 – 1612 гг. на первый взгляд просты: прервалась династия Даниила Московского, и в возникший разрыв хлынули «антисистемы»: поляки, казаки, иезуиты и просто «удалые добры молодцы», которые именно после той эпохи получили название «сволочи» - за поистине дьявольские зверства и дьявольскую подлость. Однако покойный митрополит Ладожский и Петербургский Иоанн (Снычёв), рассматривавший русскую историю как «путь Божьего Промысла и торжества Святого Духа», считал подлинной причиной катастрофы КЛЯТВОПРЕСТУПЛЕНИЕ НАРОДА: «Народ, ещё недавно столь настойчиво звавший Бориса на царство, присягавший ему как богоданному государю, попрал обеты верности, отринул законного наследника престола, попустил его злодейское убийство и воцарил над собой самозванца и вероотступника».
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина "Смутное время".
Художник П.Рыженко.


1. Параноик верхом на мифе.

Принято считать, что первым переступил клятву (обет монашества, а затем и заповедь о лжесвидетельстве) Отрепьев. Но ведь уже за 10 лет до его бегства в Польшу все бесноватые под всеми московскими храмами блажили о «невинно убиенном, но чудесно спасённом царевиче» (и блажат до сих пор! Есть у нас такие «историки»!). То есть: зародилась эта ложь не в Отрепьеве и не в иезуитах, сумевших представить его польскому королю, а в самом нашем народе, в его любви к «устному творчеству».
(Кстати, о поляках. Король Сигизмунд Ваза, конечно, был большой затейник — и деньги самозванцу дал тайком от сейма, и договор секретный заключил, и позволил польским добровольцам «присоединиться»… Но на сейме о «чудесном спасении» сказали «Это похоже на Плавтову или Теренциеву комедию», а затем вынесли резолюцию: «Будем стараться всеми силами, чтобы смута, начатая московским господарчиком, была утушена... С теми, которые бы осмелились нарушить мир с чужими государствами, должно поступать, как с изменниками». Как видим, там были люди были умнее «москвы». Хотя, конечно, события всё равно покатились в сторону безумия и беснования)
В июне 1605 года народные провидцы торжествовали: свершился Божий суд! Восставшие жители Красного Села (торгового пригорода Москвы) заставили боярина Василия Шуйского во всеуслышание признаться, что в Угличе был убит не царевич, а «попов сын». Бывшая царица Марья, убившая 15 мая-1591 в Угличе 15 «государевых людей» и за то постриженная в монастырь, узнала (!) своего сына в пришельце из Польши (её братья – тоже).
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

На его сторону перешло и войско под начальством П.Ф. Басманова. Сын Годунова Феодор, которому войско перед тем присягало, с перепугу отравился вместе с матерью (причём яд изувечил трупы «самым отвратительным способом», как выразился С.М. Соловьёв). 20 июня законный наследник Иоанна Грозного въехал в Кремль, и новый патриарх (старого, накостыляв шею, вышибли в дальний монастырь) торжественно помазал на царство Димитрия Иоанновича (который, кстати, и сам верил в свою законность. Паранойя: мания при полном сохранении всех умственных способностей).
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Лжедмитрий 1-й – Гришка Отрепьев, монах-расстрига.
Портрет из замка Мнишков в Вишневце.

Всё было хорошо. Одно было нехорошо: слишком много с новым государем понаехало «литвы» и «латин», а также (и прежде всего!) «рыцарей» и с польских, и с казачьих земель. Рыцарь же, известное дело, не сеет, не жнёт, но жить хочет по максимуму. А за чей счёт? А, конечно же, за счёт побеждённых. И гуляли! Почти год!
В ночь на 17 мая-1606 отряд тяжеловооружённых дворян во главе с Василием Шуйским ворвались в Кремль. «Царь-батюшка» выскочил из опочивальни и, махая палашом, крикнул: «Я вам не Годунов!» Но, встреченный выстрелами с площади, бросил оружие, схватил себя за волосы и кинулся в покои супруги с воплем: «Сэрце мое! Здрада!» (т.е в смертельной опасности перешёл на польский язык). Дальнейшее очень подробно и занимательно описано С.М.Соловьёвым в 3-й главе 8-го тома «Истории России с древнейших времён»; кто не читал — прочтите.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина "Последние минуты Самозванца".
Художник К.Вениг.

Наутро московский люд с изумлением узнал, что покойник, выброшенный для всеобщего обозрения на Лобное место, - всё-таки Отрепьев (что сегодня оспаривает целый ряд историков), а мать Димитрия Угличского (и всех других Нагих!) он «прельстил ведовством и чернокнижеством» (ночью, когда её звали выйти из обители и посмотреть — её ли это сын, она отвечала: «Вы б меня тогда спросили, когда он был живой, а теперь он не мой». Гадюка подлая). Василий же Шуйский о «поповом сыне» говорил «страха ради» - но потом целый год готовил заговор против самозванца.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Василий Иванович Шуйский (1552 —1612), русский царь c 1606 по 1610 годы (как Василий IV Иоаннович). Свергнутый с престола, был передан польскому гетману Жолкевскому в 1910 г. Умер в польском плену.

19 мая толпа, собравшаяся на Красной площади, стала кричать, чтобы новым царём стал князь Василий Иванович Шуйский. «Этому провозглашению толпы, только что ознаменовавшей свою силу истреблением Лжедимитрия, никто не осмелился противодействовать, и Шуйский был не скажем избран, но выкрикнут царём... До сих пор все области верили Москве, признавали каждое слово из Москвы непреложным, но теперь Москва явно признаётся, что чародей прельстил её омрачением бесовским. Необходимо рождался вопрос: не омрачены ли москвитяне и Шуйским?... Тут-то и в самом деле наступило для всего государства омрачение бесовское» (С.М. Соловьёв).
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина "Захар Ляпунов во главе бояр предлагает Василию Шуйскому оставить престол".
Художник Н.Неврев.

Трудно спорить с великим русским историком. И всё-таки: неужели лишь 19 мая-1606 наступило то «омрачение»? А не тогда ли, когда точно таким же митинговым способом был призван в Москву Лжедимитрий? Или ещё раньше — когда пушкинские юроды называли Бориса Годунова «царём-иродом»? (и что ещё забавно: в том же омрачении остался и С.М. Соловьёв! Единственное пятно на все 29 томов его ИРсДВ!)
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина «Представление пленного царя Василия Шуйского сенату и Сигизмунду III в Варшаве».
Художник Ян Матейко.


2. Сволочь

Царя Василия долбали тем же «невинно убиенным», только уже не юродивые, а деятели в полном уме (при полном отсутствии совести). Ещё ночью 17 мая князь Григорий Шаховской стащил из Кремля государственную печать. Будучи сослан в Путивль, он собрал «народ» и объявил, что царь Димитрий жив. Тут к нему явился убийца юного царя Феодора Михайла Молчанов (бежавший из Москвы в ту же ночь). На роль Лжедимитрия-2 он не согласился, но нашёл «сильного человека» - Болотникова. Которого историки-марксисты называли «вождём крестьянской войны», а сам он себя – «воеводой царя Димитрия».
Этот момент надлежит отметить особо, ибо здесь впервые проявилась та пролетарская ненависть к русскому государству, которая так восхищала марксистов в Болотникове, в Разине, в Пугачёве и т.д.
Прежде всего: все они не были «крестьянами». Но беглецами от крестьянского тягла. Забравшись подальше от государства, на «украины», они становились бесприютными «казаками» («бродягами» по Далю, «наймитами» по Срезневскому). С середины 16-го века польские короли, а затем Грозный стали нанимать их для охраны границ – так появились у них организованность и оружие. И при любом удобном случае эти пограничники отправлялись в набег на кого угодно, хоть на своих кормильцев. И «ляхов», и «москалей» они ненавидели одинаково.
«Долго сдерживаясь государством, они спешили отомстить ему, пожить на его счёт… Злого врага себе они видели в каждом мирном гражданине, живущем плодами честного труда, и над ним-то истощали свою свирепость; им нужно было опустошить государство вконец, истребить всех неказаков, всех земских людей, чтобы быть безопасными на будущее время» (С.М.Соловьёв)
С лета - 1606 до осени - 1607 рвался Болотников к Москве, но 20-летний в ту пору М. Скопин-Шуйский отбросил его от села Коломенского до Тулы. Из Тулы прозвучал призыв к интервенции, определивший судьбу дальнейших четырёх лет: «От границы до Москвы – всё наше – придите и возьмите, только избавьте нас от Шуйского». Но Болотников так и не дождался своего «царя» – тот появился уже после его гибели.
Человек из Стародуба был никому не известен и нисколько не похож на Лжедимитрия I (москвичи сначала думали, что это сам Молчанов, и советовали полякам осмотреть его задницу: «Как он за воровство был на пытке, то кнутные бои можно на нём видеть»). Но его признали и Марина Мнишек (от него и забеременела), и её отец Юрий (которому обещали 300 тысяч рублей и Северскую землю). Вскоре под началом нового «чудесно спасённого» оказалось 20 тысяч поляков и 28 тысяч казаков (запорожских – 13, донских - 15), и вся эта лавина двинулась на Россию, измываясь над потерявшей голову «москвой».
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Самозванец Лжедмитрий 2-й, известный как Тушинский или Калужский вор.

Столицу им взять всё же не удалось. Тогда решили взять её измором и засели в Тушине. «Начали рыть землянки… Для продовольствия поделили завоёванные волости между отрядами, и огромные обозы по первому пути потянулись к Тушину. «Везли нам чего только душа хотела» - говорит один из тушинских поляков. Наскучило жить в землянках – начали брать из ближних деревень избы и ставить их в обозе, у иного было и две, и три избы… Построили хоромы царю, царице и Мнишку, и стан Тушинский превратился в город» (С.М. Соловьёв)
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина «В Смутное время. Тушино.»
Художник С.Иванов.


3. Интервенция и Семибоярщина

Тушинский Вор (под таким прозвищем остался он в нашей истории) прямо-таки по-ленински обещал «народу» мир, землю, волю – только дайте мне власть над вами, и я вам завтра же … (но завтра). Тем временем его люди грабили захваченные города и сёла (опять-таки по-ленински: «Грабь награбленное»). Тщетно посылал против них свои отряды царь Василий – опытные в военном деле «рыцари» всякий раз били «земское» ополчение. Осаждённая Москва всё-таки держалась, но и в ней нарастали горечь и разочарование неудачливым царём.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Воевода Михаил Васильевич Скопин-Шуйский.
Парсуна

В 1609 г Шуйский обратился за помощью к шведам. М.Скопин-Шуйский (его племянник) отправился в Новгород, где соединился с корпусом Делагарди и стал обучать русских иноземному ратному строю, двигаясь на Москву. Тогда, узнав о шведской интервенции, польский король (тоже, кстати, швед) открыто вступил в Россию и осадил Смоленск. Польские шляхтичи в Тушине получили приказ идти к своему королю и стали собираться, сказав Вору: «Дьявол тебя знает – кто ты такой. Столько крови за тебя пролили, а пользы не видим». Вор тут же бежал в Калугу, где и засел с верными ему донцами. Оттуда, после внезапной и загадочной смерти Скопина-Шуйского, снова прыгнул под Москву, зверствовал над пленниками, но долго не выдержал – снова бежал в Калугу, где и был убит своей охраной в декабре 1610 г. Но это была уже мелочь по сравнению с натиском гетмана Жолкевского. И после сокрушительного поражения под Клушином. «народ московский» обратился к царю Василию с просьбой оставить престол – «для того, что кровь многая льётся, а в народе говорят, что он, Государь, несчастлив».
И вот они остались без царя. И в таком беспросвете присягнули Боярской думе – «били челом князю Мстиславскому со товарищи, чтобы пожаловали, приняли Московское государство, пока нам Бог даст государя».
Бояре (числом 7: Князь Фёдор Иванович МСТИСЛАВСКИЙ - ум. 1622, Князь Иван Михайлович ВОРОТЫНСКИЙ (ум. 1627), Князь Андрей Васильевич ТРУБЕЦКОЙ - ум. 1612, Князь Андрей Васильевич ГОЛИЦЫН - ум. 1611, Князь Борис Михайлович ЛЫКОВ-ОБОЛЕНСКИЙ - ум. 1646, Боярин Иван Никитич РОМАНОВ - ум. 1640, Боярин Фёдор Иванович ШЕРЕМЕТЬЕВ - ум. 1650 - примечание редакции) не были изменниками Русской Земле, имели большой государственный опыт и отнюдь не выжили из ума. Но в обстановке непрерывной чехарды с царями, самозванцами и просто народными любимцами уже не видели никакого выхода, кроме призвания государя из чужих земель («Якоже древле вста род на род и не бе в них правды, и послаше по Рюрика – тоже читали про то!»). И вот с такими мудрыми мыслями и чистыми сердцами – сдали всю Русскую Землю чужому народу (к тому же исконному врагу). Приехали.

4. Русское чудо

А теперь – о том, что до сих пор – уже 400 лет – наполняет наши сердца гордостью за наш народ.
«На Руси не все караси». Насмерть встали против казаков и «литвы» Вологда и Устюг, призвавшие к сопротивлению и другие северные города. Наведя порядок у себя, послали свои ополчения на помощь Москве. Скопин-Шуйский велел им собираться в Александровской слободе, откуда они и предприняли, обучившись ратному делу, освободительный поход на Москву. После внезапной смерти полководца дело зашло в тупик, а затем последовали и Клушинская катастрофа, и занятие Москвы поляками. Но в Кремле ещё оставался патриарх Гермоген (правда, уже в тюрьме) и рассылал по Руси призывы гнать захватчиков и выбирать русского царя. Новые хозяева столицы уморили его голодом, но он ещё успел благословить земское ополчение Прокопия Ляпунова. И к Пасхе 1611 года оно подошло к Москве.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина "Патриарх Гермоген отказывает полякам подписать грамоту".
Художник П.Чистяков.

Да, и они потерпели поражение, несмотря на восстание в самом городе. Слишком много оказалось среди них казаков. Когда они поняли, что Ляпунов их ненавидит, то вызвали его «на круг» и зарубили. После чего земство просто ушло от Москвы, не в силах выносить казачий террор. Остались лишь казаки, которые не спешили штурмовать Москву, но гораздо активнее занимались грабежом окрестных селений (и без того уже ограбленных). Но события уже развивались в другую сторону.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина «Воззвание Минина к нижегородцам в 1611 году».
Художник М.Песков.

Жил в Нижнем Новгороде мясной торговец Кузьма Минич Сухорук, которого мы теперь называем Мининым, принимая его отчество за фамилию. В октябре-1611 г. он, будучи земским старостой, пришёл в городской совет и сказал: «Приснился мне святой Сергий и приказал разбудить уснувших. Прочтите грамоты из Сергиевой лавры в соборе, а там что будет угодно Богу». На следующий день прочли, и Кузьма сказал: «Захотим помочь Московскому государству, так не жалеть ничего» - «Что же делать?» - спросили его. «Ополчаться. Сами мы не искусны в ратном деле, так станем кликать по вольных служилых людей» - «А казны откуда взять служилым людям?» - «Будем брать с каждого третью деньгу. У меня было 300 рублей, я 100 в сборные деньги принёс, то же и вы все сделайте». Тут одна вдова сказала: «Осталась я после мужа бездетна, и есть у меня 12 тысяч. Две тысячи я оставляю себе, а 10 отдаю в сбор». И дело пошло. «Кто не хотел давать, брали силою».
Затем встал вопрос о воеводе. «Больше не за кем посылать, как за князем Пожарским». Так вышел на историческую арену второй национальный герой Великой Смуты.
Надо сказать, что до Пасхи - 1611 он особенно не выделялся. Разве что честностью: при Годунове его называли «доводчиком» (т.е. стукачом) за то, что неукоснительно доносил царю о всех подозрительных словах. В Зарайске, куда он был послан на воеводство, честность едва не стоила ему головы: он отказался приносить присягу Тушинскому Вору, и горожане заблокировали его в кремле. (Убить, конечно, не удалось, подписали договор: «Будет на государстве царь Василий, то ему и служить, а будет кто другой, и тому также служить»). Во время Пасхального восстания он загнал поляков в Китай-город, а когда они подожгли Москву, целый день бился в Лубянских воротах, пока не пал от потери крови. Тут, наконец, увидели его богатырскую силу и вспомнили, что он всю жизнь непременно побивал всех, на кого выезжал. Вывозили его из горящей Москвы (в Троице-Сергиеву лавру) уже как народного любимца.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина "Больной князь Дмитрий Пожарский принимает московских послов".
Художник В.Котарбинский.

Осенью - 1611 он лечился в своём имении под Суздалем. Прибывшим к нему нижегородцам отвечал: «Рад я вашему совету, готов хоть сейчас ехать, но выберите из посадских, кому со мной у такого великого дела быть и казну собирать». Так появился рядом с князем Димитрием посадский человек Кузьма Сухорукий – и до сих пор стоят вместе на Красной площади: «Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия».
Дальнейшие события известны каждому школьнику. Автору же этих строк хочется лишь выставить для читателей несколько замечаний:
1. Не верьте, что князь Димитрий делал своё дело неумело и мешкотно, как утверждают снобы от историографии. Остановка в Ярославле была необходима, чтобы очистить северные районы страны от бандитов. Кроме того, в Ярославле был проведён первый со времён Годунова земский собор с участием всех сословий – «полный и правильный» (С.Ф. Платонов). После его успеха возникла даже мысль избрать царя здесь же, в Ярославле. На Москву двинулись лишь потому, что в июле получили весть о движении туда Ходкевича.
2. Не верьте, что Пожарский рвался в цари и не был избран лишь в результате интриг. О себе он в 1612 г. говорил так: «Я к такому великому делу не придался – меня к нему приневолили всей землей». Ибо был образцом русской соборности: не лез начальствовать, но честно делал всякое дело, на которое его ставили. И никогда не изменял присяге.
3. Не думайте, что на соборе 1613 г. мог быть избран вообще кто-либо другой, кроме Михаила Романова. Потому что только он был племянник царя Феодора Иоанновича, и только так восстанавливалась в сознании русских людей династическая преемственность. Недаром царь Алексей Михайлович называл Иоанна Грозного своим прадедом.
(Кстати: был тогда один человек из нижегородского ополчения, который действительно поселился в Кремле и при выездах царя из Москвы оставался «в место царево». Как вы думаете – кто? Угадали – Минин).
4. О сути праздника 4 ноября. Тут у нас в СМИ тоже большие разногласия – то ли изгнание поляков, то ли день Казанской иконы Божией Матери. Так вот: это действительно ДЕНЬ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА – когда наш народ, после семи лет клятвопреступлений и прочих подлостей и зверств, сумел наконец объединиться и взять власть в свои руки.
Это не удалось ни в 1917 году (хотя и Деникин, и Колчак вдохновлялись примером Минина и Пожарского, а генерал Дитерихс даже соборы проводил), ни в 1991-м. Но всё-таки ЭТО БЫЛО. Значит, не невозможно.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина "Изгнание поляков из Кремля (1612) ".
Художник Э.Лисснер.


5. «Иван Дмитриевич» - последнее «невинное убиение»

Как мы помним, Смута началась с мифа о «невинно убиенном, но чудесно спасенном царевиче». Но уже после призвания Романовых произошло настоящее «невинное убиение». Причём «кровавому мальчику» было даже не 9 лет, как Димитрию Угличскому (и не 16, как зверски растерзанному Феодору Борисовичу Годунову), а всего три с половиной (5.01.1611 – 16.07.1614). Причём произошло не где-нибудь подальше от свидетелей, а наоборот – на самом людном месте у Серпуховских ворот, чтоб все видели! За ручку подвели дитя к виселице – «Сейчас, Ванечка, новые качели получишь» - и вздёрнули. Не стыдно, государство российское?
Нет, нам тут стыдиться нечего. Пусть стыдятся те, кто сделал это дитя страшным для России.
Например, его мамаша – Марина Юрьевна Мнишек.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

Эпическая картина Марина Мнишек и её отец Ежи Мнишек под стражей в Ярославле.
Художник М. П. Клодт.

В ночь на 17 мая-1606 «гордая полячка» уцелела, лишь спрятавшись под юбку гофмейстерины (была небольшого росту и худенькая). В августе царь Василий отправил всех Мнишков в Ярославль, где они прожили июля 1608 г. Затем их отпустили на родину. Но в это время уже объявился в Стародубе «чудесно спасенный Димитрий» - и всё семейство направилось к нему (кстати: утверждают, что поехали не своей волей, так этому тоже не верьте: «Подъезжая к Тушину, Марина была весела, смеялась и пела»). В Тушине и «царица», и её папа тут же признали «родного» (несмотря на разительное несходство, засвидетельствованное всеми очевидцами!), и «царица» незамедлительно легла под «супруга». Правда, из её писем отцу видно, что в семье были большие проблемы; но когда Вор бежал из Тушина в Калугу, она «бледная, рыдающая, с распущенными волосами ходила из палатки в палатку и умоляла ратных людей снова принять сторону её мужа» (С.М. Соловьёв), а в феврале - 1610, переодевшись гусаром, в сопровождении донских казаков бежала в Калугу (где и забеременела).
Отец её за нею не последовал. Отец звал её домой, в Самбор. Но она отвечала: «Будучи владычицей народов, царицей московской, возвращаться в сословие польской шляхтянки не могу»
В декабре - 1610 у её «царя» случилась неприятность: его зарубил на прогулке начальник охраны. Так что Ванечку своего она рожала уже вдовой (говорят, бешеной: носилась по Калуге, как ведьма без помела). Но вдовела недолго: вскоре при ней объявился новый бойфренд – «красивый, статный, видный, смелый, энергичный, умный», как сказано в Википедии (правда, «отличался жестокостью, лукавством и неразборчивостью в средствах») – донской атаман Иван Заруцкий.
Вместе с ним Марина очутилась в казачьем войске Второго ополчения под Москвой (Заруцкий там был триумвиром – с Трубецким и П.Ляпуновым) После убийства Ляпунова и разгона земских заявила о правах своего сына на московский престол (логично: если она – «царица», то и сын – «царевич»). В Ярославле же казак Степан попытался из толпы ударить князя Пожарского ножом, а на допросе назвал, кто его послал: «Ивашка Заруцкий с Маринкою». Когда Пожарский двинулся на Москву, «сладкая парочка», не дожидаясь расплаты, бежала в Астрахань, где Заруцкий хотел создать новое казачье войско на службе у персидского шаха. В декабре - 1613 они с Мариной велели астраханцам подписываться под некой «грамотой» - «а смотреть в неё не давали никому». Астраханцы возмутились, и семейство заперлось в кремле, но затем бежало на Яик, где и были выдано московским стрельцам. В июне Заруцкого и Марину отправили в Москву, где Заруцкого посадили на кол, а «Ворёнка» повесили. Слишком уж наглоталась Русь крови и слёз, пока в ней бушевала его мама. Хватило.
Марина в это время как-то подозрительно синхронно умерла в тюрьме «от тоски». Но никто уже не сочинял, что её задушили подушкой, и никто не жалел её сына (правда, до 1648 года по Польше странствовал некий Ян Луба, который уверял, что спасся с той виселице по причине плохо затянутой петли).
Перед смертью, гласит Википедия, Марина Юрьевна прокляла род Романовых, «предсказав, что ни один из Романовых не умрёт своей смертью и убийства будут продолжаться, пока все Романовы не погибнут». Что сказать на это? Да, пророчества те не сбылись (Господь, говорят, не любит людской злобы и пренебрегает нашими проклятиями). Но если отвечать по большому счёту, то плевать нам и на эту даму, и на её отродье. И на все такие проклятия. Сами ими подавятся.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15

"Минин и Пожарский".
Художник М.Скотти.


Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ

..................................................................................................................................................................................................
(голосов: 3)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Михаил Фёдорович Романов Венчался на царство 21 июня 1613 года (11 июля по старому стилю) Евгений ПЧЕЛОВ РОМАНОВЫ – РЕЗУЛЬТАТ ПРИМИРЕНИЯ Ровно 400
Раздел: РАРОГ » Проза
Первый Cвятейший Патриарх Иов царствующего града Москвы и Великого Российского царства. В миру Иван (ок. 1525 —1607). ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ПАТРИАРХ
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`16 Ипатьевский монастырь над Волгой в Костроме. Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ ИПАТЬЕВСКИЙ УГОВОР «Вот
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`14 Борис Фёдорович Годунов (1552 — 1605), 3-й Царь и Великий Князь всея Руси 1598-1605 гг. Юрий
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13 Феодор Иоаннович (1557-1598), русский царь (1584-1598), последний представитель династии
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ГРОТЕСК И ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ
ГРОТЕСК И ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ В клайпедском Центре национальных культур (K. Donelaičio g. 6B, Klaipėda) открылась выставка работ белорусских и
ПЛАЧУЩИЙ И СТОНУЩИЙ ДЕКАДАНС
ПЛАЧУЩИЙ И СТОНУЩИЙ ДЕКАДАНС «Декаданс – искусство упадничества и разложения», московский дипломированный литературовед Елена Румянцева популярно рассказывает
ИСКУССТВО ОДУХОТВОРЁННОЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРОЙ
ИСКУССТВО ОДУХОТВОРЁННОЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРОЙ С 1 по 9 августа прошёл первый пленэр иконописцев, организованный Покрово-Никольским храмом Клайпеды, в котором приняли участие

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара