ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

В каунасском Центре культур разных народов в пятницу 6 ноября под руководством
Предлагаю нашим читателям обобщение тех научных концепций, которые легли в
В Литве 1 ноября отмечается День памяти усопших. Сегодня мы рассказываем о
Исполнилось 100 лет с того дня 9 октября 1920 г., когда войска польского
01.10.20 | РАРОГ » Проза
Публикуем изящную новеллу члена СРЛХ «РАРОГ» Валентины Завирухиной из

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13

19.07.11 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 3223 | Автор: Валерий Виленский |
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13

Благоверный князь Феодор Иоаннович. Надгробная парсуна. Начало XVII века.



Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ

БЛАЖЕННЫЙ

"Монархия есть не что иное, как видимая и
осязательная форма патриотического чувства."
Жозеф де Местр


Первый русский царь – Иоанн IV Грозный, введший помазание на царство как знак высшей ответственности за судьбу народа, - слывёт величайшим извергом всех времён и племён (хотя это, разумеется, чистейшая русоедская ложь – от страха и ненависти). Второй (сын первого) – Феодор Иоаннович (1557-1598) – известен как "слабый" (по-латыни debilis). Чему есть и доказательства – ведь ещё в 1581 г., за три года до смерти, Грозный официально признал его неспособным государствовать. И в 1584 г. польские послы, прибывшие в Москву на коронацию нового монарха, с удивлением доносили королю Стефану (венгру Баторию – ред.), что московит, сидя на троне, рассеянно слушал их приветствия (составленные лучшими цицеронами Кракова! На лучшей краковской латыни!) – а больше разглядывал скипетр в своих руках, забавляясь им, словно дитя (скипетр был действительно красив: белый витой жезл из бивня нарвала, в золоте и самоцветах).

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13
Царские регалии: шапка Михаила Фёдоровича, скипетр, держава.

И английский посол Д.Флетчер писал своей королеве: неказист московский царь, в тридцать лет выглядит как мальчик, с постоянной улыбкой, не то рассеянной, не то растерянной, постоянно то в храме, то на богомолье... А шведский король прямо употребил в международном документе (писаном, конечно, на латыни) русское слово, только латинскими буквами: durac.
Приходится соглашаться... Тем не менее, всего через два года после веселья со скипетром, как только скончался Стефан Баторий (1586), польский сейм стал склоняться к передаче короны московиту – и лишь взаимная неуступчивость католичества и православия помешала объединению двух государств. Затем переменилось и шведское мнение: в январе - 1590 русские полки вновь прорвались к Балтике, от которой были отброшены после Ливонской войны, - причём поход на Нарву возглавлял сам "durac" ("Поход был труден от зимней стужи, но весел ревностию войска. Россияне шли взять своё" - Карамзин). Тогда же, воспользовавшись пребыванием русских на балтийских берегах, на Москву в июле - 1591 нагрянул со 150-тысячным войском крымский хан (для сравнения: у Наполеона на Бородинском поле было 135 тысяч), ибо "каждый хан, во исполнение древнего обычая, обязан хоть однажды увидеть берега Оки для снискания воинской чести" (Карамзин). Но потерпел сокрушительный разгром, после которого в Крым вернулось не более трети татар. Затем началось строительство могучей Белгородской черты, через которую крымчаки уже не перелезали.
Параллельно с этими событиями была возвращена Сибирь, утраченная было после гибели Ермака. Вообще, за 15 лет правления Феодора территория Московского государства увеличилась в полтора раза (после ХХ века вспомнишь - даже не верится). Города на крайних точках его державы и сегодня остаются нашей гордостью: на севере – Архангельск (1584), на юге – Воронеж (1585), на востоке – Тобольск (1587). А на Волге – целая цепь городов, которые мы приписываем то Разину, то Ленину, то Куйбышеву, но которые на самом деле открывали России (России! А не Стеньке Разину!) путь в Персию: Самара (1586), Саратов (1590), Царицын (1589, назван, вообще-то, по реке Царице, но есть предание, что в честь царицы Ирины Фёдоровны).
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13
Рост государства при Феодоре Иоанновиче ощущают и нынешние москвичи, гуляя по бульварам: Бульварное кольцо проложено по периметру Феодорова Белого города (при его отце городская стена проходила в районе Охотного ряда).
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13
Стены московского Белого города Фёдора Иоанновича.

Но москвичи, как и прочие русские люди (хотя русских в Москве, кажется, уже меньше половины) о Блаженном царе помнят только весёлые стишки А.К.Толстого: "Был разумом не бодор, трезвонить лишь горазд". Или же злостную чепуху из драматической трилогии того же классика, которую время от времени ставят в своих театрах (классик был, конечно, милый, но – что уж таить греха – своей «настоящей родиной» считал Малороссию). И, конечно, не волнует театралов, что люди XVI века (особенно кто дожил до Великой Смуты) считали 1584-1598 гг. самой счастливой эпохой русской истории: "Умилосердися Господь Бог на люди своя и возвеличи царя и люди, и повеле ему державствовати тихо и безмятежно, и дарова всякое изобилие, и немятежно на Земле Русской пребываше и возрасташе велией славою".
И хотя проходимец Д.Горсей уже выносил нам западный приговор: "Владения этого государства так пространны и обширны, что необходимо должны вновь распасться" - до дуэта Горбачёва с Бжезинским было ещё ох как далеко. "Царство Московское распространяется, и население его возрастает", - писал одновременно с Горсеем голландец ван дер Гассе, и этот рост не смогла удержать даже Великая Смута (только Ленин, повторив её триста лет спустя, добился раздела России).
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13
Итак: держава, обозначенная на севере дивными, будто из народных сказок, твердынями Соловецкой обители (1584-1594), на юге – геометрически чётким Астраханским кремлём (на пороге сказочного Хвалынского моря), на западе – "ожерельем России", как называли современники краснокаменный Смоленский кремль (1595-1602); белокаменный красавец-кремль в Тобольске поставлен, правда, не при Феодоре Иоанновиче, но всё-таки в память о нём; а посередине, над Москвой, пылает Самая Большая Свеча России – Иван Великий, поставленный духовным отцом Феодора – патриархом Иовом... И всё равно "duraс"?
Разумеется, красоты и победы его державы не с неба падали, а творились человеческими руками. Скажем, и московские укрепления, и смоленские строил не Феодор, а просто Фёдор – по прозвищу Конь. Ещё один Фёдор – Мстиславский – руководил разгромом татар на оперативном пространстве от Москвы до Тулы. А пушки в то время (в том числе и достославную Царь-пушку) лил Андрей Чохов.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13
Царь–пушка (1586), Москва, Кремль.

А когда смолкали пушки, на дипломатическое поле выходили братья Щелкаловы. А самое главное, говорят историки, - что вокруг царя стеной стояла дума во главе с Борисом Годуновым.
Автор этих строк и сам преклоняется перед светлым разумом Бориса Фёдоровича. И глубоко убеждён, что его оклеветанность в историческом сознании России – один из тягчайших грехов нашей истории. А то и самого нашего народа, получающего сегодня за тот грех таких правителей, которым просто плевать на честь, особенно на историческую: "И так навалите на могилу всё, что захотите". И всё-таки приходится отметить, что при всех великих достоинствах царя Бориса (не путать с "царём Балбесом"!) ни один год его правления не обходился без осложнений, а завершилась эпоха (правда, уже после его смерти) вообще жуткой катастрофой.
Интересно также, что те силы, которые в 1605г. зверски уничтожили всех Годуновых вместе с юным царём Феодором Борисовичем, а затем оклеветали их память, - те же слуги дьявола действовали и против Феодора Иоанновича. Уже в день смерти Грозного (18 марта 1584 года) Нагие попытались объявить наследником своего "царевича" Димитрия (которого Церковь тогда ещё не признавала ни святым, ни царевичем, поскольку родился от седьмой жены). Однако правительствующая Верховная Дума немедленно пресекла их инициативу, а вечером на московских площадях появились пушки, по улицам пошли патрули, и Марья Нагая тут же была выслана в Углич вместе с сыном и всеми её буйными родственниками. Нагие и тут не образумились (крутые были ребята – из опричнины) – в мае-1591, после гибели своего эпилептика от его любимой игрушки – ногайского кинжала, подняли мятеж в Угличе и Ярославле, а затем попытались поджечь Москву, одновременно призвав на Русь татар. Но снова потерпели крах (за который отыгрались в 1605 г.).
[N.B. Напомним – а то у нас как-то все о том забыли – "Угличское дело" велось не Годуновыми, а вполне независимой правительственной комиссией, в которую входил даже заклятый враг Годуновых – князь Василий Шуйский; да и пресловутый окольничий Клешнин был зятем Григория Нагого. Вместе с крутицким митрополитом Геласием они бдительно контролировали весь ход следствия, которым руководил отнюдь не пушкинский "летописец Пимен", а опытнейший думный дьяк Елизар Вылузгин, представивший свои выводы даже не в Думу, а прямо в Освященный Собор. И если мы сегодня верим не Соборному Определению, а Карамзину с Пушкиным, то это больше характеризует не Годунова, а нас.]
Дважды пытались тогда навязать свою волю и Шуйские – натравив чернь на Кремль в апреле-1586 и натравив митрополита Дионисия на самого царя в октябре-1586. Но чернь так и не смогла ворваться в Кремль (хотя врывалась даже при Грозном, да и позднее не раз). А Дионисий, вздумавший склонить царя к разводу с Ириной Годуновой (очень искусен был в речах и убедителен), вдруг услышал от своего кроткого духовного чада вопрос: как это он, митрополит, блюститель заповедей и таинств, осмеливается посягать на таинство брака? После чего в тот же день (13 октября) был лишён сана и сослан в дальний монастырь. Поскольку разлучить "дурака" с его "голубкой" не смог даже Иоанн Грозный (когда он гневался, робкий сын просто убегал и прятался).

Вот такая загадочная фигура была на российском троне. Недавно кто-то из русоедов (не то американец Пайпс, не то академик Панченко – уже не помню) объяснял устойчивость и динамизм Феодорова царства традиционной любовью русских к юродивым: народ-де видел, что на троне сидит блаженный, и по-русски верил, что за дурачком стоит Господь. Гипотеза остроумная и небезосновательная, но если бы в ней было меньше русоедства, то и смысла было бы больше. Ибо такие же "священные особы" встречаются не только в России: японцы, например, даже сгорая в атомном огне, не согласились замучить ни своего императора, ни его семью. Да и британцы – хотя гадостей про свой королевский дом рассказывают не меньше, чем у нас про Грозного и Годунова.
У нас отношение к монархам – не японское и не британское: у нас, как уже говорилось, Иоанн Грозный возложил на монарха высшую ответственность за судьбы народа, и в случае чего монарх расплачивается головой. Но один ли монарх несёт такую ответственность?
Вот, к примеру, день битвы за Москву 4 июля 1591 г. И Карамзин, и мой любимый С.М.Соловьёв, и некоторые другие историки сходятся на том, что в тот день Блаженный смотрел на поле боя из кремлёвского окна "равнодушно". Очень им нравится это слово. Но это, во-первых, по меньшей мере неправда. Очевидец тех событий (патриарх Иов) свидетельствовал: когда татары заполнили всё обозримое пространство – до горизонта – к югу от Кремля, так что в их копошащейся массе скрылись и селения, и монастыри, и гуляй-город, выдвинутый Борисом Годуновым в самый центр пространства (на его месте потом воздвигнут Донской монастырь), один боярин, стоявший рядом с царём, от жалости к русским людям на той равнине заплакал. Тогда государь тронул его за плечо и со своей всегдашней улыбкой сказал:
- Не бойся! Завтра тут хана уже не будет!
Стало быть, не равнодушно смотрел, а с уверенностью. А во-вторых, от него ли зависело? Ведь не он сидел в укреплениях на равнине, где июльский день от дыма превратился в чёрную и зловонную ночь. Не он задыхался от того дыма и смрада горящей человечины, под непрерывно летящими из дыма стрелами, жарился в боевой броне, обжигал руки о раскалённые пищали и пушки. Во что верили они – которые уже и не думали уцелеть в том пекле?
Не знаю. Психологи говорят, что бывает такое чувство мистической соборности, когда командующий физически ощущает в себе мощь своих полков, а боец – бессмертие в соборном теле народа. Но что можем знать о том мы, которым постоянно твердят, что патриотизм – "последнее прибежище негодяя"?
Известно лишь, что они не повернули оружие на царя (как путивльские казаки в 1605-м или петроградские мерзавцы в 1917-м). Весь день и всю ночь гремели русские пушки у Коломенского и на Серпуховской горе. Всю ночь носились конные отряды от пожара к пожару, производя "зачистку". Сутки не выходил из Большого полка Борис Годунов, добровольно уступивший командование Мстиславскому. И на рассвете оказалось, что царь был прав: живых татар под Москвой уже нет. Нагнали их только под Тулой.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13
Колокольня Иван Великий
(Церковь Иоанна Лествичника, строительство 1505 – 1600 гг.)



Я пишу эти строки в Виленском Свято-Духовом монастыре, основанном в 1597 г., когда нас впервые захотели отрезать от Руси (ещё не литовцы, а поляки). Кстати, здесь вплоть до осени 1915 (когда в Вильну вошли немцы) причащали из чаши, присланной от Феодора Иоанновича вместе с благословением от первого русского патриарха (избранного тоже при нём).
Пишу. Копаюсь в книгах.
"В сей день, на самом рассвете, сделалась ужасная буря, ливный дождь затопил многие улицы в Москве, как бы в предзнаменование грядущих бедствий, но суеверие успокоилось, когда гроза миновала и солнце воссияло на чистом небе. Бесчисленное множество народу собиралось на Кремлёвской площади, так что воины едва могли очистить путь для духовника Государева, когда он нёс, при звоне всех колоколов, святыню Мономахову, животворящий крест, венец и бармы... Не взирая на тесноту беспримерную, всё затихло, когда Феодор вышел из дворца в одежде небесного цвета, придворные – в златой, - и сия удивительная тишина сопровождала царя до храма, также наполненного людьми всякого звания, ибо всем россиянам дозволялось видеть священное торжество России. Окольничьи и духовные ходили по церкви, тихо говоря народу: "Благоговейте и молитесь"...
Красиво. Как Дионисиева икона "О тебе радуется". Но это Карамзин – который и назвал царствование Блаженного "слабым". А затем предложил оригинальную схему нашего царизма: первый царь – злодей, второй – дурак, третий – опять злодей и т. д и т.п.
А вот мой современник – доктор исторических наук – на строго научной основе доказывает, что Борис Годунов геройствовал, дабы отвести от себя угличские подозрения, а "со всех стен градских из великих огнедыхающих пушек" в ту ночь стреляли в основном с перепугу и по своим. Поскольку на Руси артиллерия завсегда бьёт по своим. Даже стишок такой есть – при Ельцине каждое 9-е мая читали.
Ну, и во что прикажете верить? В мистическую соборность или что русским больше трёх лучше не собираться – не то свои же накроют? Не артиллеристы, так СМИ...
Но, как сказано, по вере вашей будет вам. И по делам воздастся.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`13
Памятник второму русскому царю Фёдору Иоанновичу в Йошкар-Оле,
Республика Марий Эл (2009).
Автор монумента народный художник России Андрей Ковальчук.


Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ

.................................................................................................................................................................................
(голосов: 2)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Проза
Первый Cвятейший Патриарх Иов царствующего града Москвы и Великого Российского царства. В миру Иван (ок. 1525 —1607). ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ПАТРИАРХ
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`15 Памятник князю Дмитрию Михайловичу ПОЖАРСКОМУ и гражданину Кузьме МИНИНУ (Захарьев Сухорукову).
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`14 Борис Фёдорович Годунов (1552 — 1605), 3-й Царь и Великий Князь всея Руси 1598-1605 гг. Юрий
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`12 Иоанн IV Васильевич (прозвание Иван Грозный; 1530 —1584), Великий князь Московский и всея Руси (с
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`11 Иван III Васильевич (известен также как Иван Великий; 1440 —1505), великий князь московский с 1462
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Дата: 21 июля 2011 16:10 | Статус: Пользователь offline | Автор: nau , Группа: Посетители
а нету ли вашей книги "Воспоминания о русской государственности" в напечатанном виде? Я бы купил...

Всё же , слишком уж много свидетельств современников о том, что Фёдор Иоаннович был...э... слабовольным. Стоит, наверное, уделить больше внимания фигуре Бориса Годунова. Вот уж точно забытый персонаж - лишь единицы специалистов знают, что был такой русский царь - Борис Годунов. Кстати, очень прогрессивный и деятельный. Кажется, Кремль приобрёл свой современный вид именно при нём.

Дата: 23 июля 2011 23:35 | Статус: Пользователь offline | Автор: Валерий Виленский , Группа: РАРОГ
К сожалению книга, написанная более десяти лет назад не имеет печатного формата в силу финансовых трудностей автора.
К публикации готовится следующая глава о Борисе Годунове, содержание которой совпадает с Вашим мнением уважаемый комментатор.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ГРОТЕСК И ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ
ГРОТЕСК И ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ – ВЫСТАВКА В КЛАЙПЕДЕ В клайпедском Центре национальных культур (K. Donelaičio g. 6B, Klaipėda) открылась выставка работ белорусских и
ПЛАЧУЩИЙ И СТОНУЩИЙ ДЕКАДАНС
ПЛАЧУЩИЙ И СТОНУЩИЙ ДЕКАДАНС «Декаданс – искусство упадничества и разложения», московский дипломированный литературовед Елена Румянцева популярно рассказывает
ИСКУССТВО ОДУХОТВОРЁННОЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРОЙ
ИСКУССТВО ОДУХОТВОРЁННОЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРОЙ С 1 по 9 августа прошёл первый пленэр иконописцев, организованный Покрово-Никольским храмом Клайпеды, в котором приняли участие

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара