ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

Литературный альманах „Oceanus Sarmaticus“ № 3 17 сентября т.г. был представлен
Информация о международной конференции в вильнюсском Доме национальных общин:
Нравственный крест определяет личность каждого человека разумного –
2 сентября исполнилось 110 лет со дня рождения Валентина Петровича Глушко
Окончание 2-ой Мировой войны наступило 73 года назад 2 сентября 1945 г. актом

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3

11.04.11 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 3388 | Автор: Валерий Виленский |
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
Церковь Спаса Преображения Господня на Берестове. Киев

ИЛАРИОН

Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ

"Слово о законе и благодати" митрополита Илариона - первый и сразу же гениальный памятник нашей словестности. Понятие "гениальность" у нас изрядно опошлено марксистскими трубадурами (Сталин жаловался: "Как п`апугаи: г`иниальный, г`иниальный..."). Но оно всё же существует. Только говорить о гениальности людей или их идей надо не для лести начальству, а хотя бы лет через сто.
Мысли Илариона сохраняют живую ценность более девяти веков.

КТО ОН ?

По происхождению - русич (остальные митрополиты Киевской Руси - если не считать непризнанного Смолятича - из греков). Священствовал в Берестове (княжьей резиденции), был духовником Ярослава Мудрого. Вместе с ним переводил греческие книги, а также составил русский Церковный устав, тоже гениальный. Ибо в нём были впервые разграничены понятия "грех" и "преступление" (всякое преступление - грех, но не всякий грех - преступление), благодаря чему Русь надолго избежала костров инквизиции.
Скорее всего, был ровесником Ярослава (г.р. 980), ибо в средневековье могли дружить только "ровни". Значит, наверняка учился в первом наборе первой русской школы, открытой Владимиром Крестителем в 988г. (учеников набирали с 7 лет). Затем, очевидно, долго "стажировался" в Византии - судя по глубокому знанию церковного и гражданского права (например, "Русская правда", используя византийскую кодификацию правонарушений, остроумно и последовательно исключает телесные наказания - это мог придумать только очень грамотный юрист).
В сан митрополита был посвящён в 1051г. Однако сразу после смерти Ярослава (1054г.) в Киеве появляется новый митрополит Ефрем, который обвиняет в ереси и бросает в темницу другого русского архиерея - кроткого Луку Жидяту, строителя Софии Новгородской. Что стало с Иларионом - неизвестно. Правда, Нестор Летописец упоминает о неком чернеце Иларионе, который ещё в 70-х годах ХI века жил в Киево-Печерской лавре и был "книгам хитр писати и по вся дни и нощи писааше книги в келии", но маловероятно, чтобы это был тот самый Иларион (хотя друг Нестора Ян Вышатич дожил в той же обители до 90 лет).
Между прочим, сама лавра, первый очаг русского просвещения, развилась из пещерки, которую выкопал для себя Иларион, когда ещё священствовал в Берестове. Сюда он приходил, чтобы побыть наедине - "молящеся ту Богу втаине"(Нестор).
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
Интерьер церкови Спаса Преображения Господня на Берестове. Киев

ЧТО ТАКОЕ "СЛОВО"
Это проповедь. Её полное название - "О законе, через Моисея данном, и о благодати и истине, которые были Иисусом Христом, и о том, как закон отошёл, и благодать и истина всю землю заполнили, и вера на все народы распространилась и нашего народа русского достигла, и похвала кагану нашему Владимиру, который нас крестил, и молитва к Богу от всей страны нашей". Произносилась она на Пасху-1049 (точнее, между 1037 и 1050гг.) или в Десятинной церкви (где покоился прах Владимира), или в Софии (Киевской). А может, и там, и там. Причём не один год.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
Собор Св. Софии в Киеве.

Красиво "Слово" необычайно:
"Воззри на град, величеством сияющий, на церкви процветающие, на христианство множащееся. На град, иконами освящаемый, фимиамом благоухающий, хвалами и песнями святыми оглашаемый. И, увидев, возрадуйся и возвеселись. И восхвали Благого Бога, Устроителя".
В древности оно, возможно, было ещё красивее: мы-то видим прежде всего текст - буквы на бумаге, а тогда "златое и красно украшенное слово" звучало в храме, в духовно-космическом пространстве. Так что сегодня его следовало бы печатать золотом и киноварью на фоне пространства Киевской Софии - с солнечными столбами из куполов, с мерцанием в мозаиках.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
Интерьер собора Св. Софии в Киеве.

В душе самого Илариона его прекрасные слова возникали на фоне чудесных днепровских просторов перед его уединенной пешеркой в зелёных береговых кручах. И очень похоже, что именно там и именно в той же душе родилось и знаменитое благовестие от Андрея Первозванного: "Видите ли горы эти? Истинно говорю вам: и на них воссияет благодать Божия". Ибо кто знает - где был апостол Андрей (шотландцы, скажем, уверяют, что у них) и что говорил. Зато известна формула Илариона:
"Подобает благодати сиять на новых людях".

О ЧЁМ ЕГО ПРОПОВЕДЬ ?

На Пасху, вообще-то, следует проповедовать о Пасхе. Однако заглавие "Слова" гласит о "законе", т.е. системе предписаний и запретов, и о таинственном даре святого Духа - "благодати". Сопоставление этих двух понятий в мировую культуру ввел апостол Павел. Он же первым указал на бесплодие закона ("В законе человек мёртв", "Делами закона не оправдается никакая плоть") и на исключительную творческую силу благодати.
Но и не об этом "Слово о законе и благодати"! А о Крещении Руси! Которое тоже состоялось не на Пасху и вообще за два или три поколения до 1049 г. Тем не менее, первый же русский архиерей, получив возможность обратиться с проповедью к сородичам, считает самой важной для них темой разъяснение - что же именно произошло с ними и их землёй при князе Владимире. У кого что болит...

А ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО В 988 ГОДУ ?
В 988г. произошёл ввод Руси в цивилизованный мир, развивавшийся на базе Римской империи (да, да, именно в 988-м, а не при Чубайсе). Этого добивалась святая Ольга (причём сначала через Константинополь, а затем и через Оттона I, основателя "Священной Римской империи"), добивался её сын Святослав (вооружённым переселением на Дунай), но осуществил лишь сын их рабыни Владимир. Его революция сопровождалась страшными потрясениями в душе народа, чьи предки вдруг оказались в аду (как язычники), а боги родных очагов и нив - демонами (к тому же запомнилось, как легко спустить бога с горки под откос), но произошла всерьёз и надолго. Лишь семь веков спустя великий Пётр предложил нам другой вариант интеграции - западный. Но предлагал, будучи явно вдохновлён успешным примером Владимира.
[Тут, возможно, читатель вспомнит и совсем недавнюю нашу "перестройку" - когда некто Герострат Сергеевич Меченый обещал нам "общеевропейский дом", а также по отдельной квартире к концу тысячелетия. Но есть подозрение, что на сей раз нас попросту обманули: пользуясь нашим же историческим опытом преобразований, соблазнили разрушить наш собственный дом. И очень похоже, что под выражением "каждому - отдельная квартира" подразумевалась всего лишь могила.]
Иларион и его слушатели находились совсем неподалеку от истоков нашей истории - всего в шестидесяти годах от первой перестройки. И первый русский митрополит истолковал её как приобщение к космической творческой силе - благодати.

ПРИОБЩЕНИЕ БЕЗ УТРАТЫ ДОСТОИНСТВА
Этот момент проповеди Илариона особенно поражает на фоне того сладострастия, с которым сегодня "новые русские" издеваются над нашим национальным достоинством: вы - совки красно-коричневые, никогда не знали демократии, всегда жили вне цивилизации, отдавайте нам всё, что вы тут наворотили, да попросите хорошенько - так и быть, дадим вам узнать демократию... Впрочем, замена старой культуры новой сплошь и рядом сопровождается унижением старины и втаптыванием её носителей в комплекс неполноценности. Аналогичные нотки звучат и у Илариона:
"В пустой и пересохшей земле нашей... внезапно потёк источник, питая всю землю нашу... Были мы слепыми, не видели истинного света, к тому ж глухи... Но Бог оказал нам милость..."
Но далее следует:
"Похвалим же нашего учителя, великого кагана Владимира, внука древнего Игоря, сына славного Святослава, которые мужеством и храбростью прославились... Ведь не в слабой и безвестной земле владычествовали, но в Русской, о которой знают и слышат во всех концах земли".
Напомним: и Игорь, и Святослав - закоснелые язычники и враги Византии. Даже костей от них не осталось, чтобы крестить, как это проделывал Ярослав с другими своими предками. Но христианин (и не простой, а высокопреосвященнейший архиерей) Иларион не считает грехом напомнить, что и до Крещения Русь шла небесславным путём. И если повернула к общеевропейской культуре, то не из-за военного или хозяйственного поражения и не из-за неполноценности, а в силу свободного выбора:
"Будучи самодержцем, Владимир... жил и пас свою землю справедливо, с мужеством и пониманием. Тогда снизошла на него милость Всевышнего - воссиял разум в сердце его".
Вы скажете: нормальная позиция человека, не желающего низкопоклонствовать перед заморскими дарами. Пожалуй. Но почему эта здравая мысль не дощла ни до одного из перестройщиков? Ведь, казалось бы, совершенно ясно, что для принятия нового необходимы прежде всего мужество и понимание, а не комплекс неполноценности.
Да, но... Ещё раз: откуда нам знать, чего они хотели и хотят на самом деле? "По плодам их узнаете..."

ПУТЬ БЛАГОДАТИ
Мысль о небесславности Отечества (в данном случае - Русской земли) - высокая и вдохновляющая ценность (сама культура общества состоит из совокупности таких динамических духовных ценностей). Не менее интересен и путь, который Иларион вычерчивает для благодати по дороге к нам.
Во-первых, она не просто нисходит свыше - она распространяется. Во- вторых, распространяется так:
"Образ закона и благодати - Агарь и Сарра".
Агарь рождает Аврааму первенца - Измаила. Благодать, естественно, на первенце. Но затем рождает и Сарра. А Измаил начинает вести себя неблагодатно, за что и получает в удел не наследие Авраама, а изгнание в южную пустыню. Благодать же переходит к Исааку, затем - к Иакову, от него - к Иосифу и иосифитам, затем - к иудеям.
Ветхозаветная история завершается приходом галилеянина Иисуса. Люди иудейского закона не принимают его. Тогда благодать переходит к тем, кто принимает, а иудеи получают от Рима разгром и изгнание - как Измаил от Авраама.
Благодать переходит к Риму. Но Римом не удерживается, а распространяется дальше. Ибо "подобает благодати сиять на новых людях. Для нового учения - новые народы".
Таким образом, мы видим постоянное и необратимое движение благодати от народа к народу: от Измаила к Израилю, от Израиля к иудеям, от Иудеи - к Галилее, от Палестины - к Риму, от Рима - на Русь. Благодать движется на север, а старые очаги её тускнеют и пустеют. Перед нами не только формула новых народов, но и направление, в котором она работает. Вектор.
Фантастично? Но последующая русская история наглядно свидетельствует, что Русь и осознавала, и применяла "вектор Илариона". Уже в 1155 г. Андрей Боголюбский перенёс на север, в Залесскую Русь, икону, которую Владимир Креститель взял из Херсонеса на благословение русской государственности, причём перед переносом Андрей обратился к иконе почти словами Илариона: "Хощещи ли узрети новопросвещенныя люди?". К концу XII века на север, покидая южные уделы, уходят все потомки Мономаха. Митрополиты, правда, держатся в Киеве ещё столетие, но в конце XIII века перебираются и они. Спустя ещё 400 лет (любопытно, что этот "московский" период почти равен "киевскому") столица переносится в устье Невы (хотя ещё Грозный намеревался переехать в Вологду). Очень последовательно!

МОЛИТВА ИЛАРИОНА
Ещё одно подтверждение тому - потрясающая "молитва Илариона", завершающая "Слово о законе и благодати":
"Как творение, просим милости у сотворившего нас... Потому и боимся, что сделаешь нам, оставившим Тебя и не пошедшим Твоим путём, так же, как Иерусалиму. Не сделай нам, как им, за дела наши и за грехи наши не воздай нам... Не предай нас в руки чужеземцев, пусть не назовётся город Твой городом пленённым и стадо Твое пришельцами не в свою землю. Пусть не скажут другие страны: "Где их Бог?" Не насылай на нас скорби и голода, напрасных смертей, огня, потопления, чтобы не отпали от веры нетвердые в ней... Простри милость Твою на людей Твоих, мир утверди, враждебные страны укроти, голод оберни изобилием, владыками нашими пригрози соседям, бояр умудри, города умножь, церковь Твою укрепи, достояние убереги, мужчин, женщин и младенцев спаси".
Эту молитву так и хочется выписать до конца - столько в ней тревоги за будущее, стремления заступиться за потомков перед Высшей Силой.
Но откуда тревога, если "вера благодатная по всей земле распространилась и до нашего народа дошла"?
От сознания, что благодать не пребывает вовек с тем или иным народом. Даже если бы он считал себя богоизбранным и до мельчайшей буквы соблюдал верность закону. Не зря в этой молитве за наше будущее упоминается Иерусалим.

НАСКОЛЬКО ЭТО СЕРЬЁЗНО ?
Это очень серьёзно. Ибо за этим - судьбы государств и народов. Иерусалима. Рима. Константинополя. Херсонеса, Киевской Руси. Романовской Руси. Вспомним, опять-таки, Ветхий Завет: он весь наполнен борьбой за благословение - жестокой, не знающей сострадания. Ибо решается вопрос - кому жить в благодати, а кому умирать в пустыне.
Когда библейские цари терпели поражение, книжники объясняли дело просто: этот царь (или его предок, или кто-нибудь из его близких) забыл истинного Бога и поклонялся идолам - вот и потерял "мазл". Но мы - свидетели веры Романовых. Среди них не было ни одного неверующего.
Повторяю: вопрос слишком серьёзен. Поэтому считать, что наша словесность (литература), даже самая прекрасная, содержит истину на уровне абсолюта, - лучше не надо. Лучше всё-таки учиться у жизни, т.е. прямо на поле деятельности Святого Духа.
Жизнь же свидетельствует: Бог помогает тому, кто прежде всего не плошает сам.
"А что сверх того, то от лукавого". Аминь.

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
Летописец Нестор.
Скульптор М.М.Антокольский (1890).


НЕСТОР: ИСТОКИ НАШЕГО ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ


"Повесть временных лет - откуда есть пошла Русская Земля" (далее ПВЛ) - поразительно живое явление не только среди множества последующих летописей, но и во всей нашей культуре (которая, естественно, гораздо шире летописания). Вспомним хотя бы "крылатые слова", которые до сих пор (!) не вышли из обращения. "Погибоша аки обре" ... "Не посрамим Русской Земли" ... "Мертвые сраму не имут" ... "Беда аки в Родне" (имеются в виду и крепость Родня, и неприятности от родственников) ... "Веселие Руси есть питие" ... "Выдыбай боже !" ... "Путята крестил мечом, а Добрыня огнём" ... и т.д. и т.д. - их число сопоставимо с числом цитат из Крылова и Грибоедова. Но сколько таких изречений можем мы припомнить из любой другой исторической эпохи?
Ещё пример: попробуем перечислить, сколько мы знаем эпизодов из начальных веков нашей истории. Пресловутые обры (ещё "доисторические"), которые "примучиша дулебы". Призвание Рюрика. Убийство Вадима Храбра. Походы Олега на Киев и Царьград. Смерть Олега. Смерть Игоря. Месть Ольги древлянам. Путешествие Ольги в Царьград. Смерть Святослава. Крещение Руси... Это только самое яркое, знакомое каждому школьнику. Но много ли вспомнят школьники - ну, скажем, из узлового для нас ХIV века, когда русская государственность стала возрождаться в Москве? Разве что Калиту да Куликовскую битву (и то без её последствий).
Такой перевес ПВЛ легче всего объяснить талантом её автора - инока Киево-Печерской лавры Нестора. принявшего постриг в 1073г. и скончавшегося в 1110г. по Ключевскому или в 1113г. по Шахматову. Обычно его называют Начальным Летописцем, хотя на самом деле это историк в полном современном смысле слова, только самый первый.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
Св. Нестор. Икона.

И всё же, при всём уважении к великому предку, было бы ошибкой приписывать обаяние ПВЛ исключительно одарённости Нестора. Во-первых, мало ли талантов рождалось на Руси и после него? Во-вторых, что греха таить - за девять истекших веков Нестор-историк обветшал до жалости. Например: по предложенной им хронологии святая Ольга выходит замуж в 903 г., а рожает первенца лишь 37 лет спустя, от уже 65-летнего Игоря. В ХI веке это никого не смущало - все знали, что библейская Сарра родила ещё позднее. (Но каково-то нам верить в сии чудеса гинекологии?)
Подобных анекдотов в ПВЛ - как дыр на старых ризах. Но, опять-таки, очарование Нестора столь велико, что мы, такие начитанные за 900 лет, простодушно верим и его призванию Рюрика в 862 г. (какое совпадение - почти одновременно с Кириллом и Мефодием!) и самому этому призванию, которое, кроме ПВЛ, нигде больше не встречается (но до сего дня сидит большим кошмаром на нашем историческом сознании). Верим и распаду Руси после Ярослава Мудрого - хотя на самом деле это всего лишь библейская схема (распад Давидова царства после премудрого Соломона), а у нас до распада был ещё Мономах, оставивший последующим правителям свою очень тяжёлую шапку.
Думается, что главный секрет обаяния и долговечности ПВЛ - в источниках, которыми пользовался её автор.
Поиск этих источников давно уже стал увлекательнейшим занятием для историков. Не считая подшитой к началу (и довольно неуклюже) византийской хроники "от сотворения мира", обнаруживаются удивительные вещи. Например: Синеус и Трувор, братья Рюрика, оказываются, как указывает академик Б.Рыбаков, просто заимствованными из какого-то варяжского источника выражениями "его дом" (sine hus) и "верная дружина" (thru woring). Знаменитую остроту "Земля наша велика и обильна..." С.Ф.Платонов нашёл в "Истории саксов" Видукинда Корвейского, где она относится к призванию бриттами англосакса Хенгиста (terra lata et spatiosa) Имеются также следы несохранившихся новгородских и киевских летописей (хотя этой темы лучше не касаться: очень уж много по ней накручено гипотез, к тому же не всегда умных).
И всё же главный источник - таинственный и неисчерпаемый - во внимание не принимается. Более того - сталкиваясь с ним, некоторые исследователи застенчиво называют его "вымыслом". А это нефилологично.
Обратимся к примерам, происходящим явно из того источника.
"Однажды, когда Владимир пришёл к Рогнеде, она хотела зарезать его ножом, он проснулся и схватил её за руку, она же сказала: "Уже горько мне стало: отца моего ты убил и землю его полонил, а теперь и меня не любишь, и моего младенца".
Что здесь вымысел? Что Владимир убил отца Рогнеды и захватил Полоцк? Что хотел бросить её перед Крещением Руси? Что она хотела его зарезать? Нет - так оно и было. Неясно, правда, какой секретарь записал этот диалог (да и странно, как успел проснуться Владимир). А так всё - сущая правда.
Очевидно, что перед нами отнюдь не протокол событий в княжьей спальне, а всего лишь поэтическое сказание (сам монолог Рогнеды - типичная народная песня-причитание). Только, в отличие от художественной словесности (например, от былин) или от мифов (или заурядного лганья) нашего времени, здесь - чистая историческая правда, облечённая в крохотную, хотя и очень жёсткую новеллу-предание.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
Киево-Печерская Лавра.

Ещё один, не менее (а то и более) красивый пример:
"Когда Андрей учил в Синопе и прибыл в Корсунь... и приплыл в устье днепровское и отправился вверх по Днепру. И стал под горами на берегу. И сказал ученикам: "Видите ли горы сии? И на них воссияет благодать Божия".
Мог ли Христов апостол Андрей Первозванный сказать хоть о каком уголке планеты, что там благодать не воссияет? И надо ли было ему для того непременно плыть по Днепру, рискуя спутать Киевские горы с Авратынскими, которые на порогах? Снова - та же двойственность: неясно, как это было и было ли вообще (шотландцы, например, уверяют, что в то время апостол гостил у них), но для духовной истории нашего народа - непреложный факт. Даже, можно сказать, базовый.
Но у этого базового факта имеется продолжение. Вот такое:
"И пришёл в Рим и поведал о том, как учил и что видел: "Дивное я видел в Славянской земле - бани... И розожгут их докрасна, разденутся донага, и обольются квасом, и поднимут на себя прутья гибкие, и до того себя добьют, что едва живы слезают, обольются водой студёной и опять оживут. И творят так всякий день, никем не мучимые, во здравие, а не в мучение".
А это в каких деяниях апостолов записано? Или, может, святые отцы передавали устно - с I века нашей эры по ХI? Но зачем? Какое отношение имеет это "предание" хотя бы к базовой благодати?
А никакого. Просто весёлый анекдот про иностранца, который попал в такое простое и понятное место - в баню - и ничего понять не может. Вдвойне смешно, что этот иностранец - первый из Христовых апостолов, видевший Господа в живом обличье. Третий же план юмора - что анекдот записан христианским иноком и без всяких подозрений насчёт кощунства повторяется у нас все девять веков. Самыми строгими нашими богословами.
Тот же инок, давно уже причисленный к лику святых, рассказывает нам и о том, как опасно не верить волхвам, даже если они предсказывают "смерть от коня своего". И как образцово жестоко отомстила святая Ольга за мужа. И как остроумно убил брата Владимир Святой. И как крестили Русь Путята и Добрыня (вместо креста - меч, вместо воды крещения - огонь). И о многом другом, что несовместимо с христианством, тем более со святостью... Но пора уже назвать источник, из которого он так неутомимо и без какого-либо чувства греха черпал свою информацию.
Этот источник - фольклор. То, что помнит и рассказывает о себе народ.
Началось с того, что приблизительно в конце ХI века у кого-то очень умного возник замысел - написать "книгу бытия" русского народа - "откуда есть пошла Русская Земля". Это не был сам Нестор, который, как Гоголь, разворачивался во всю мощь лишь при соприкосновении с великим учителем. И не постригший Нестора Феодосий Печерский, слишком богобоязненный для записи языческих преданий. И даже не гениальный митрополит Иларион, чей след обнаруживается в мифе об Андрее Первозванном (движение благодати от древних южных очагов на север - это его концепция). Во-первых, в конце ХI века его уже наверняка не было среди живых (хотя Нестор встречал в лавре некоего "инока Илариона"). Во-вторых, этот гигант, чья мысль достаёт до наших времён (кстати, отнюдь не с благостью: его "Молитва за Русскую Землю" - страшная), относительно прошлого ограничился всего двумя (тоже, конечно, гениальными) мыслями: 1) что мы и до христианства жили "не в бесславной земле"; 2) новую веру приняли не от обезьяньих комплексов, а "в мужестве и понимании преуспевая" (нынешним "перестройщикам" наоборот - в чужих руках успехи показались толще). Но историю Руси он писать не стал (хотя и имел для того время). Ибо языческое государство было для него всё-таки лишь принесением "друг друга в жертву бесам" (все цитаты из "Слова о законе и благодати").
Ближе к теме выглядит Гида Гаральдовна, у которой Нестор мог видеть и британские хроники, - дочь последнего англосаксонского короля, убитого при Гастингсе, позднее - супруга Мономаха. Ибо в Британии была такая традиция - дорожить отечественными преданиями, не взирая на христианство (про волхва Мерлина записывали, чего уж больше!). Но Гида Гаральдовна, будучи дамой, не смогла бы защищать нашего первого историка, если бы монастырское начальство взялось цензуровать, что он там пишет про волхвов и про князей (ведь подумать только: святая Ольга - пять тысяч трупов на тризне мужа! И с таким удовольствием описывает ту тризну, будто главная добродетель - не простить врагов, а отомстить за обиду!). Нет! Тут нужна была могучая рука, перед которой и Феодосий Печерский, и митрополиты (после Илариона - опять сплошь греки) только бы кланялись и приговаривали: "Воля твоя!"
Ужасно соблазнительно написать, что это был сам супруг Гиды Гаральдовны. Но... лучше "не измышлять гипотез". Это во-первых. Во-вторых, наша задача здесь состоит в другом: выявить те культурные ценности нашего наследия (в данном случае - ПВЛ), которые и так завалены гипотезами, фантазиями, а то и просто непониманием (или же ешё проще - лганьём).
Итак: в начале была идея. Её осуществление поручили самому лучшему в ту пору книжнику Киево-Печерской лавры - иноку Нестору. Инок взялся за дело добросовестно: рассказал о сотворении мира, о расселении трёх братьев - Сима, Хама и Яфета, пересказал всё, что прочёл в хронике Георгия Амартола. Но дальше надо было повествовать о том, о чём ни в Библии, ни в византийских хрониках не говорилось, - о Руси. И пришлось обратиться к единственному имеющемуся источнику - живой памяти народа.
И народ откликнулся! Один поделился анекдотом про апостола в бане, другой - преданием о волхвах и Олеге, третий - о походе Олега на Царьград: "Поставили славяне паруса шелковые, разодрал их ветер, и сказали славяне: "Поставим-ка свои холстины, не даны славянам паруса шелковые". Четвертый рассказал, как спустили Перуна с киевской кручи - и поплыл он к морю, а люди с плачем кричали: "Выдыбай, боже!".
Иногда информаторами были и непосредственные очевидцы событий. Так, повествуя о разгроме волхвов на Белом озере, Нестор называет своего собрата по монастырю - 90-летнего инока Яна Вышатича, который в молодости как раз и выдирал бороды у тех волхвов. Или: кто мог назвать Нестору имя лучника, застрелившего хана Итларя? Да только тот, кто крикнул: "Ольбег! Убей хана!" - сам Мономах. И об ослеплении Василька мог рассказать лишь тот, кто слышал, как затрещала под палаческой доской грудь теребовльского богатыря (а потом видел, как ему застирывали кровавую рубаху, и Василько сказал: "Не надо было стирать - я бы в ней пред Богом предстал"). Но больше было чисто фольклорных рассказов, которые тем и хороши, что прекрасно запоминаются и у каждого вызывают желание пересказать их кому-то ещё (причём пересказчик ощущает прямо-таки авторское удовольствие, как наши анекдотчики). Кажется, самый древний образчик такого рода - уже упоминавшиеся обры, которые якобы предпочитали запрягать в свои телеги дулебских дам (хотя наверняка имели лошадей)...
Хорошо это или плохо - историку опираться на фольклор?
В принципе, плохо. Ибо историк должен оперировать фактами, а фольклор их всякий раз перевирает, предлагая взамен мифы или просто занимательные вымыслы. Однако поскольку историография всегда была полем идеологической борьбы (а то, как сегодня, и информационной войны), трудно встретить историка, который бы не перевирал факты, не подменял их мифами или измышлениями. "Фикшн" (fiction), как говорят американцы. Невероятной чепухой переполнен уже "отец истории" Геродот (правда, у него - от легковерия, а не от подлости, как, скажем, у Светония или Тацита). Не больше исторической правды и в Библии, выдающей себя за историю человечества плюс некоего "богоизбранного народа". А вспомним те мерзкие байки о русской истории, которыми завалили нас перестройщики и "демократы". Ведь за одну только эту подлую информационную войну против России их следует поголовно утопить в сортирах!
Всё так. Но почему у них - так мерзко (и, как мы убеждаемся, пролагает путь геноциду русского народа), а у Нестора - совсем наоборот?
Ответ - на поверхности: они опираются на свой "фольклор" - фантазии маркиза де Кюстина, мифы так называемой "русской интеллигенции", которую И.Л.Солоневич называл самым страшным врагом русского народа за всю его историю; наконец, просто на разработки западных спецслужб о секретных протоколах и тайных намерениях дойти до Атлантического или Индийского океана. Нестор же опирался на наш собственный фольклор - без всяких информационных козней.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
Рака с мощами Св. Нестора в пещерной церкви Киево-Печерской лавры.

Не следует думать, что Несторово время было простодушным, как дитя. В ПВЛ встречаются и "белые пятна" (например, о переговорах Ольги с Оттоном I или о сношениях Изяслава Ярославича с Папой Римским), и идеологические схватки (например, миф о вечевом - республиканском - происхождении государства). Да и фольклор - от того народа, о котором классик сказал: "Выражается сильно". Выше уже цитировалось, как было воспринято народом крещение от Добрыни и Путяты. А вот формула русского государства, которую предложил Добрыня Владимиру во время похода по Дунаю на Запад: "Здешние в сапогах ходят - они нам дани не дадут. Пойдём, поищем себе лапотников". От такой формулы становится горько и за лапотников, и за само лапотное государство.
Но ведь и здесь перед нами - не "демократическая" клевета (хотя правда и то, что Владимир сам был из тех же лапотников). А то, что называется "Из песни слова не выкинешь". Бедное было наше государство (да и остаётся), до кровавого пота приходилось в нём работать, чтобы выбиться из лаптей. Не случайно сын Владимира Ярослав, которого скандинавские саги называют "Ярислейф Скупой", у нас прозывается Мудрым. И вольно сегодня "новым русским" потешаться, как в его "Русской правде" учитывается каждая денежка!
Хороший был фольклор, отечественный. Без русоедского вранья, без русоедской злобы, без информационной войны против нас. Оттого и вёл не к геноциду, а к строительству общественной жизни. И не только в Несторово, но и в последующие времена.
И не один Нестор опирается на тот фольклор. Филологов поражает внезапное для молодой Руси богатство мысли в "Русской правде", в "Церковном уставе", в "Слове о законе и благодати", в "Слове о полку Игореве". Но ведь в "Русской правде" запечатлено традиционное народное право (хотя и с учётом византийских судебников), а про "Слово о полку Игореве" и говорить нечего: там на каждом шагу - след язычества.
Мало того: в те же времена стал, видимо, создаваться и "киевский круг" былин, запись которых началась только в ХVIII веке - т.е. народ и без записи умудрился сохранить их на протяжении семи веков. Значит, и здесь таится нечто вечное. Для души,
А что теперь?
По мнению автора этих строк, истоки нашего исторического сознания, о которых обещалось рассказать ещё заголовком статьи, - в нашем народном самосознании: как мы думаем о себе и своём народе, так понимаем и свою историю.
ПВЛ родилась в том мощном взрыве народного самосознания, который породил и русское государство, и русскую культуру, и её отдельные феномены.
Сегодня, судя по той лжи и мерзости, которая разрослась у нас на месте того океана, наше самосознание - на нуле. А то и ниже, судя по тем страшным байкам, которые мы позволяем рассказывать о себе всякой нечисти.
Но народ, у которого самосознание на нуле, довольно быстро вымирает. Что подтверждается и статистикой: вымираем.
Вывод?
Вывод напрашивается очень серьёзный. Но он заключается не в словах, а в действиях.
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3
Киево-Печерская лавра.

Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ

(Продолжение следует)

...............................................................................................................
(голосов: 1)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`6 Юрий (по крещению Георгий) Владимирович, по прозвищу Долгорукий (1090-е годы — 1157) — князь
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`5 Владимир Всеволодович Мономах (в крещении Василий 1053 — 1125), сын князя Всеволода Ярославича и
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`4 Великий князь Ярослав Владимирович (Мудрый, 978-1054 гг.) О МУДРОСТИ ЯРОСЛАВА Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`2 ПЕРЕСТРОЙКА № 1 Святой равноапостольный князь Владимир Святославич Красное Солнышко - личность
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ С 1988г., когда началась "Горбастройка", я то и дело писал в разные "уважаемые
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ОДУХОТВОРЯЮЩИЕ „МЕЛОДИИ ЖИЗНИ»
ОДУХОТВОРЯЮЩИЕ „МЕЛОДИИ ЖИЗНИ» Вильнюсский клуб «Мелодии жизни» отметил своё 10-летие в минувшую среду 19 сентября в вильнюсском Доме национальных общин…
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПЛЕНЭР ХУДОЖНИКОВ ТРЁХ СТРАН
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПЛЕНЭР ХУДОЖНИКОВ ТРЁХ СТРАН В Вильнюсе с 21 по 31 августа т.г. при организационном соучастии СРЛХ «РАРОГ» прошёл во второй раз международный пленэр
ПОП-АРТ И БОМЖ-АРТ
ПОП-АРТ И БОМЖ-АРТ Предлагаем статью о Поп-арте – о совершенно бездуховном искусстве, интимно бессодержательном, но потребительски привлекательном -

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара