ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

К загадке понимания человеческого Я в своём очередном философском этюде пробует
«Литовский курьер» опубликовал в № 30(1170) интервью с членом правления СРЛХ
Сегодня, 28 июля в России отмечают 1030-летие крещения киевского князя
Сегодня 13 июля 2017 года в Вильнюсе на Антокольском воинском мемориале
Город Вильнюс был освобождён воинами Красной армии от немецких оккупантов 73

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

29.03.11 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 1698 | Автор: Валерий Виленский |
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
Памятник «Тысячелетие России»,
Фрагмент «Крещение (988—989 годы),
великий князь киевский Владимир Святославич


Читателю – привет и на всякий случай – объяснение.

Почему я писал (и ещё пишу) эти очерки - по истории русской государственности?
Потому что сегодня наша история превращена в тёмный лес, заваленный экскрементами с единственной, как у всякого зловонного под ногами, целью - оскорбить и унизить душу.
Сегодня наши знания о предках (по чьим генам, напоминаю, созданы мы сами) полностью укладываются в щедринскую "Историю одного города": вначале - постыдные поиски начальства, которое бы нами "володело", затем - вереница позорных "градоначальников" и ещё более позорных "градоначальниц", а в конце концов - одержимый "маршем вперёд" идиот, на основе которого американская пропаганда и придумала "кровавую парадигму Грозного-Петра-Сталина".
С 1988г., когда началась "Горбастройка", я то и дело писал в разные "уважаемые редакции", что в ХVI веке не один Грозный был абсолютистом (он и абсолютизму-то учился у английского Генриха VIII, отца Марии Кровавой, которая потом выходила за испанца Филиппа, известного нидерландскими казнями и умерщвлением родного сына) и что в ХХ веке, после Первой мировой войны, вся Европа перешла на диктатуры (даже в США годы Рузвельта названы "12 сталинских лет"). Ни одно моё письмо опубликовано не было. Зато дали высказаться одному нобелевскому лауреату. И сообщил «новый Толстой», что последние четыре века Россия "развивалась неправильно".
Это настолько глупо, что даже не знаешь - смеяться или плакать. Выскочил на воде пузырь и давай речку судить! И где взял для сравнения "правильную историю"? Ведь, не говоря уже о том, что ни сослагательного наклонения, ни критериев правильности-неправильности история не имеет, он же её просто не изучал! Например, уверен, что "смуты ХVII века и 17-го года" больше нигде, кроме России, не имели места. Как и раскол (даже про Лютера не слышал). Т.е. ничего не ведает ни про ХVI век, ни про ХVII - когда по германским городам бегали волки, а в Англии появился новый "богоизбранный народ" - с революцией, с цареубийством, с "государством нового типа" (между прочим, в Америке – о чём США то и дело напоминают остальному миру).
Толстовство у нас - массовое. Вот перл из другого писателя: "Пётр развешал стрельцов и укатил в Европу". Когда всё было наоборот! Сначала Великое Посольство, а уж потом, после возвращения, развешивание тех, кто, узрев отсутствие государя, попёр с польского фронта на Москву!
Но Русь о том не помнит. Даже после буйства таких же "стрельцов" в 1917 году. Зато помнит "Утро стрелецкой казни" - как безжалостный царь упивается муками дезертиров и хулиганов. Патриарха, говорят, прямо-таки нецензурной бранью прогнал с места казней. Это придумал уже вполне православный писатель. Но тоже клеветник (а сказано было там без всякого мата: "Я защищаю народ от злодеев").
На этого беднягу Петра злоба со всех сторон - просто какая-то иррациональная. Вот - не угодно ли - ещё одна цитата: "Романовская империя рухнула в 1917 году потому, что Русь оскудела православием после реформ Петра". И как-то невдомёк, что после реформ Петра его империя полтораста лет росла и крепла, успешно решая свои задачи в то время, как рядом трещали и захлёбывались такие средневековые гиганты, как Польша (Речь Посполитая – ред.), Швеция, Турция, Франция. А о Крымскую войну споткнулась лишь тогда, когда стала решать, кому полагаются ключи от иерусалимского храма.
В нынешней публицистике о Петре можно, присмотревшись, обнаружить много примечательного (ну, хотя бы отношение современного русского человека к труду, к мастерству, к неудачам, даже к религии, которой он, в отличие от Петра, не понимает и потому несёт околесицу). Но у меня экскурсы в русскую историю начались не с Петра, а с Владимира Красного Солнышка. Ибо "Горбастройка" объявилась, по какому-то странному совпадению (если не хуже), в аккурат после торжеств по случаю Тысячелетия Крещения Руси (которое США уже тогда загадочно называли крещением Украины). Отпраздновали, убрали фанфары - и вдруг пошли вопить по всему массинформу: "В Европу надо входить! В цивилизацию!!!" Думаю: да что вы, олухи? Ведь ещё при Крестителе вошли - только что Тысячелетие праздновали! Потом гляжу - ещё интереснее: обыкновенно после реформ любая страна должна переживать подъём, как и у нас было после Крещения, после петровских преобразований, а тут - ничего подобного! Вниз летим! Но, говорят, зато свобода. Полезли из-за рубежа какие-то "специалисты" - вы, говорят, всегда призывали варягов... Да враньё это - про варягов! Им даже Новгородская республика воли не давала, не говоря уже о Владимире или Петре.
А главное - смотрю: этот перестройщик - Меченый, как его сразу прозвали в народе, - совсем не похож на реформатора. Потому что у реформаторов во всей человеческой истории, пожалуй, прослеживается одинаковый характер. И в нашу историю этот характер входит как раз с Крестителя.
Так и родился у меня первый очерк - "Перестройка №1". А потом "Империя Олега" - очень уж хотелось отмстить слишком умным хазарам. Ну, и так далее, по всем периодам - киевскому, московскому, петербургскому... Страшно увлекательная работа. Потому что на каждом шагу выяснялось, что русские о своей истории или ничего не знают, или знают по советским историкам (преимущественно негодяям).
Но одновременно - и на полную мощность! - стало ощущаться противодействие "уважаемых редакций". Это долго пересказывать, да и не всегда понятно - откуда противодействие. Скажем, очерк о Прутском походе Петра как раз в дни, когда агитировали записываться добровольцами в Сербию (а зачем? вместе под бомбами сидеть?), - это более-менее ясно (хотя ведь и Крымская война случилась из-за той же "сердечной отзывчивости", и 1914 год - надо ж в конце концов понять!). Но почему не прошёл очерк о Лжеелизавете Лжетаракановой, когда с западной стороны о ней и книги пишут, и картины, и кино снимают, и драмы играют? Куда ни обращался - "неинтересно". Маленькая заметка в "Русском вестнике" прошла, а очерк так и потерялся.
Да и автор его. Десять лет толкаться в запертые (а то, может, просто нарисованные) двери - страшно обескураживает. Не только не знают своей истории, но и знать не хотят.
Сейчас я собрал очерки по Киевской Руси - какие были. Пойдут (в печать, в дело) - продолжу Московским периодом (там тоже есть интересные наработки).
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
Памятник «Тысячелетие России»,
Фрагмент «Просветители».


ПРАБАБКА

Памятник «Тысячелетие России»,
Фрагмент «Святая княгиня Ольга».

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
Святая княгиня Ольга (в крещении - Елена) – первая женщина, запечатленная отцом русских историков Нестором Летописцем в "Повести временных лет" (далее – ПВЛ). А может, и первый русский человек.
Ольга, Эльга, Хельга – имя скандинавское (как и "Елена", означает "Светлая"). Однако предание настаивает на её славянском происхождении – из села Выбуты, что в 12 верстах от Пскова (на последних порогах р. Великой). И сын её в описании византийского очевидца Льва Диакона - вылитый "запорожец". Вообще, после неё в Киеве правят уже славяне (варяги - лишь служат).

"Степенная книга" (свод "родословных степеней", ХVI век) рассказывает, что однажды юная славянка Прекраса перевозила через реку князя Игоря. Последний, будучи "уязвлен" её красотой, завёл было нечто легкомысленное, но получил такой исполненный достоинства ответ, что враз "устыдися и остави юное мудрование свое". Олег же Вещий, узнав о столь разумной деве, удочерил её и дал ей имя, а также приданое - Вышгород (усадьбу чуть выше Киева).
Отцовская забота Олега прослеживается и в ПВЛ, где он "приводит" Игорю "невесту от Пскова" (т.е. знакомство - не на реке, а на свадьбе). Но как могла славянская девочка попасть на самый верх варяжской аристократии? За красоту в те времена могли взять лишь в наложницы, за ум – разве что в ключницы. Нелишне заметить, что когда собственный сын Ольги завёл роман с её ключницей Малушей, та была тут же вышиблена из столицы в глухое урочище за Выбутами – Будутину Весь. Где и родился Владимир Красное Солнышко.
Скажем так: биография Ольги становится достоверна лишь с 945 года, когда после позорной гибели мужа – Игоря Древнего – она осталась с его разгромленной дружиной. И с маленьким Святославом, которого в те дни как раз посадили на коня (что совершалось в 5 лет).
(Вот ещё одна загадка: невесту привозят, согласно ПВЛ, в 903 году, а рожает она 37 лет спустя. В каком возрасте?)

С 945 года в ПВЛ прекращаются все загадки. А на арену истории выходит удивительная личность.
Во-первых, она удержала власть, став единственным тогда – от Англии до Японии – верховным правителем-женщиной (легенды о Ванде и Либуше – уже после нее). Двумя столетиями позже мать Чингиз-хана Великая Оелун (похоже, тоже Елена) после гибели мужа враз потеряла и воинов, и всё имущество. От Ольги не ушёл никто. Каким-то образом она уговорила дружинников не бежать через восставшие леса, а попытаться перехватить инициативу. Перехватить удалось.
Месть Ольги была ужасна. Убийц Игоря любезно пригласили свататься к вдове (видимо, был обычай – отдавать женщин побеждённого победителю). А затем – закапывали сватов живьём в землю, жгли, опять-таки живьём, в бане, рубили мечами на тризне (пять тысяч, утверждает ПВЛ). Наконец, сожгли главный город древлян, где был разорван Игорь, и скормили их князя медведю (по другим версиям - догам).

Это не по-славянски (славяне, кажется, лишь жалуются друг другу на обидчиков) и не по-христиански (хотя св. Нестор явно считает Ольгину месть добродетелью). Но... что осталось бы от Ольги, не сумей она постоять за себя? Что вообще остается от человека, которому боязно (а то и лень) защищать свою честь?
То, что осталось сегодня от русского народа. Вымирающий бомж.
Но тогда до "конца истории", о котором столь радостно возвестили на Западе при Горбачёве, было ещё далеко. Ольга не вымерла. И даже не уехала на "историческую родину".

Следующий её шаг на верховном посту не так громок. Зато принципиально меняет характер государственности.
Дело в том, что на стадии варварства (беспредела, как говорят нынче) естественным состоянием всех народов является война. Нестор выводит русскую государственность из потребности в вооружённом судье между племенами и сословиями - это верно (и гениально подмечено!). Но лишь для Новгородской республики (которой служил и Олег, освобождая от региональных суверенитетов торговые пути на Русской равнине). В Киеве же князья всегда искали славы и пропитания дружине в набегах - начиная с легендарного Кия. Наездами промышлял Аскольд, ликвидированный Олегом. Тем же после смерти Олега занялся и Игорь. Правда, не всегда удачно: на Ширванском берегу его дружина объелась незрелыми фруктами, в Византии - попала под "греческий огонь". А в Искоростене самого князя привязали в двум пригнутым берёзам. Потом отпустили (не его, конечно, а берёзы).

В 947 году, после войны с древлянами, Ольга тоже отправляется в поход:
"Иде Волга Новугороду и устави по Мсте погосты и дани, и по Лузе... Ловища ея суть по всей земли, знамяния и места и погосты, и сани ея стоят в Плескове до сего дне, и по Днепру перевеси ея, и по Десне..."
Предпринятый ею поход можно назвать бабьим: женщина хлопочет по хозяйству на своем дворе, а если двор - во всю Русь, то приходится разъезжать и по Луге, и по Десне - ставить постоялые дворы, устраивать перевозы (за что предание и назвало её перевозчицей - как и Кия за "Киев перевоз"), учреждать государственные заказники - ловища и урочища. Именно как бабье дело расценивал эти хлопоты Святослав, который до 969 года не издал ни одного хозяйственного распоряжения, занимаясь исключительно походами. Но уже его внебрачный сын (кстати, самый удачливый воитель варварской Руси) понимает, что разбоем государство не построишь. И с тех пор - при нём, при Ярославе, при детях Ярослава и потомках его внука Мономаха - Ольгино дело становится основным показателем мудрости и величия государя.

"До сего дне" - умилялся Нестор, современник Мономаха, видя во Пскове сани Х века. "До сего дня" - скажем и мы (хотя ни саней тех не сберегли, ни гроба её. Ни самого Киева).
В 955 году (по Нестору) - новый "Ольгин поход". На Царьград.
Очарование Нестора столь велико, что многие, вслед за ним, называют тот поход "крещением в Цареграде". Но Начальный Летописец писал по преданиям, полтораста лет спустя. А вот в записках императора Константина Багрянородного значится, что "архонтиса русов" прибыла к нему 9 сентября 957 года вместе с духовником - о. Григорием. Стало быть, уже крещёной. И не только с духовником - вместе с ладьями русской дружины в константинопольскую гавань вошли сорок четыре ладьи торговых гостей. Весь цвет тогдашнего русского бизнеса.

Перед нами - "Великое Посольство". Точно такое, какое в 1697 году направил на Запад Пётр I. Только на 740 лет раньше.
(Трогательная подробность: на приёме Багрянородному был представлен "племянник архонтисы". Но никаких сестёр или братьев у неё наши летописи не знают. Не скрывался ли под тем "племянником" юный Святослав - как при Великом Посольстве загадочный "бомбардир Пётр Михайлов"?)

Тот гениальный поход (впрочем, по стопам приёмного отца) не дал ничего. Нестор, следуя фольклору, объясняет неудачу тем, что царь захотел от гостьи любви (не христианской, а общепринятой) - гостья же, как и подобает честной вдове, провела его за нос: "И рече царь:"преклюкала мя еси, Ольга"... Но это опять сексуальные сказки, вроде любви князя к прекрасной лодочнице. И сегодня секс не играет политической роли, и тогда не играл (хотя, конечно, в фольклоре - во все времена). Суть и сложнее, и жестче.
Суть - в двойном стандарте: когда грек приезжает на Русь - это приобщение к цивилизации, когда русская ладья лезет в Средиземноморье - это русская экспансия. Олегов договор 911 года предусматривал равноправную свободу греков на Руси и русов в Византии, но уже по договору 945 года - с Игорем - русским гостям предписывалось передвигаться по Византии только под конвоем и все сделки регистрировать у пристава. Конечно, Игорь был нехристь - но такой же режим предлагался и купцам Ярослава Мудрого в 1043 году, через полвека после Крещения Руси. Хотя Византия давно уже не обходилась без русского хлеба и леса.

Ольге сорок дней торчания под стенами Царьграда запомнились как большое унижение. Когда позднее в Киев прибыл византийский посол с просьбами о мехах, шкурах, воске, льне, пеньке, а также о рабах и воинах, он услышал: "Скажи царю: как постоишь у меня на Почайне, сколько я у вас в гавани, тогда дам".
А вот ещё информация, которой уже нет у Нестора, зато есть в германских хрониках: в 959 году к королю Оттону I (основателю "Священной Римской империи") прибыли послы от "Елены, королевы русов" с просьбой прислать "епископа и священников для народа". То есть: задолго до Петра один зоркий человек уже пытался переменить геополитический курс с Юга на Запад.

Опять-таки: не будем спешить с восторгами. То, что у Петра было историческим решением, у Ольги могло быть естественным: на одном базаре не понравилось - поедем на другой. Но тем нашим мудрецам, которые и сегодня ненавидят Петра за отказ от византийских заветов, следовало бы помнить, что и Ольга не держалась за Византию. Не человек для заветов, а заветы для человека.
Впрочем, в 962 году епископ Адальберт, промучившись в Киеве два года, вернулся в Майнц - "ибо не преуспел ни в чём и видел все свои старания напрасными" ("Продолжатель Регинона"). Какая-то "третья сила" наглухо заблокировала его "старания". То ли упоминавшийся выше о. Григорий, то ли чубатый и вислоусый сын новой Елены, который на уговоры матери креститься отвечал: "Дружина смеяться будет".
"Но обаче любяше Ольга сына своего Святослава... Моляшеся за сына и за люди во вся нощи и дни".
(Это я к тому цитирую, что тут один борзописец ляпнул, будто Ольга сына прокляла. И невдомёк глупцу, что от того сына – все русские государи)
Вообще, как ни грустно, приходится говорить о том, чем, возможно, завершается всякая жизнь, - о горечи. Ни с греками, ни с германцами контакт не заладился. А сын просто не захотел торговать дарами родных лесов и полей. О славе древних воителей, о которых поют сказители всех народов, мечтал Святослав. И "ходил легко, как барс" от Балтики до Кавказа, от Ладоги до Адрианополя.
Она увидела его перед самой смертью: Киев осадили печенеги, а сын в это время рубился на Дунае. К нему отправили - сквозь кольцо блокады - гонца: "Неужели тебе не жалко своих детей, своей матери, родной земли?" Он вернулся, разогнал печенегов, отёр материнские слёзы. Но вскоре опять заскучал. "Куда уходишь? - сказала мать. - Ты же видишь, что я больна. Похорони меня, а там - ступай куда захочешь".

Ждать пришлось недолго: "по трех днех" - 11 июля 969 года Ольги не стало. "И плакася по ней сын ея, и внуци ея, и люди вси плачем великим". На могиле её мужа громоздилась пирамида из вражьих трупов - на её собственной могиле стоял одинокий священник. "Сей и похорони блаженную Ольгу".
Из черепа её сына печенежский князь сделал чашу (972). Её любимый внук был убит постылым внуком из Будутиной веси, который восстановил язычество на всей Русской Земле.
Но, как сказал однажды некто умный, человек умирает, а дело его живёт. Пролетели годы варварства, и внук-язычник понял, что и самыми славными походами и грабежами не прокормиться. Тогда созвал совет своих богатырей и стал искать путей не в прошлое, а в будущее.
"И сказали бояре:
- Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, мудрейшая из людей"
.
Тогда-то и начали сбываться её мечты: распахнулись дороги и на Босфор, и на Дунай. Внучки постылого внука становились королевами Запада. Но это были уже другие времена.
Они для нас - другие времена - не хорошие, не плохие. Просто другие. Ибо нас в них уже нет.
Но на протяжении всех последующих столетий в русских женщинах вплоть до вдов Великой Отечественной войны - живёт и в бедствиях оживает психотип Ольги. Это не генетическая наследственность, о которой любят потолковать гитлеровцы и фрейдисты. Это наследственность культуры.
Не спиваются, не опускаются. А вспоминают о своей мудрой и упорной прабабке.
Чего, как говорится, и нам желаем.

ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ
(Продолжение следует)

.......................................................................................................
(голосов: 2)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`17 Император России Петр Великий (1672 -1725). Художник Ж-М.Натье, 1717 г. Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ ЗАБЫТЫЙ
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`9 Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ КТО СКАЗАЛ ПРО СВЕЧУ ( о
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`5 Владимир Всеволодович Мономах (в крещении Василий 1053 — 1125), сын князя Всеволода Ярославича и
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`3 Св. Иларион. Икона ИЛАРИОН Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ По происхождению - русич (остальные митрополиты
Раздел: РАРОГ » Проза
ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ`2 ПЕРЕСТРОЙКА № 1 Святой равноапостольный князь Владимир Святославич Красное Солнышко - личность
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

200-ЛЕТИЕ ХУДОЖНИКА И.К.АЙВАЗОВСКОГО
200-ЛЕТИЕ ХУДОЖНИКА И.К.АЙВАЗОВСКОГО Сегодня, 29 июля исполняется 200 лет со дня рождения замечательного русского художника, армянина по происхождению
ЧАРУЮЩИЕ МЕЛОДИИ ЦВЕТУЩЕГО ЛЕТА
ЧАРУЮЩИЕ МЕЛОДИИ ЦВЕТУЩЕГО ЛЕТА Концерт с участием известных артистов Национального театра оперы и учениц музыкальных школ Вильнюса состоялся 27 июня в
ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ НА «РУССКОМ ВЕРНИСАЖЕ»
ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ НА «РУССКОМ ВЕРНИСАЖЕ» В клайпедском Центре национальных культур и в помещении Генерального консульства России в Клайпеде 16 июня состоялось открытие

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара