ПРОЗА И ПУБЛИЦИСТИКА

26 апреля в Вильнюсе в рамках Международного медиаклуба „Формат-А3“ в
Союз русских литераторов и художников «РАРОГ» сердечно поздравляет всех
В вильнюсском Доме национальных общин 13 апреля прошла встреча с архитектором,
Культуры и цивилизация – в чём принципиальная суть этих социальных сущностей?
28.03.17 | РАРОГ » Проза
Публикуем беседу о русской культуре и литературе с профессором доктором

ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

07.03.16 | Раздел: РАРОГ » Проза | Просмотров: 609 | Автор: Валерий Виленский |
ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !


С 8 МАРТА

С мартом, свежестью, с весной,
С ярким днём на удивленье!
С гардероба новизной,
Песней лучшей - к настроенью!

От души желаю всем
И в делах, и в отношеньях
Не разборок и дилемм -
А согласья и везенья!

Пусть же мир - дитя весны -
Распахнёт для вас объятья!..
Отчего глаза влажны?
С Женским днём восьмого марта!

Елена ШЕРЕМЕТ


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

Вновь весна и вновь прекрасный праздник – Всемирный женский день 8 марта!

Нет, наверное, у мужчин всей палитры тех слов, которые смогли бы так тронуть женскую душу, чтобы воспламенить её такой страстью и любовью, от которой мужчина почувствовал бы себя не только рыцарем и героем побеждающим зло и несправедливость, но и нежным, галантным кавалером, дарящим даме жар сердца своего, всю мощь и мудрость своей мужской силы и ума, чтобы получить в ответ нежную красоту женского тела и теплоту горячих женских чувств.
И всё же – из года в год вершится этот праздник, это великое философское таинство единения физического и метафизического, фиксируемое одним мартовским днём, чтобы помня о нём нести дальше во времени и пространстве этот естественный, не нами предопределённый в вечности природный феномен единения рационального и иррационального.
Красота мира, его эстетическое совершенство, это ли не удел женского начала в мире. И не зря основоположники европейской культуры древние греки столько внимания уделяли женской красоте, ибо во имя неё вершились великие дела сильными мужами. Эти мужи вершили политику и науку, стремились сохранить в вечности неувядающую женскую красоту, чтобы видя перед собой эталоны совершенства, уметь отличать красивое от безобразного, умное от глупого, вечное от преходящего… Вершили для того, чтобы положить к ногам своих возлюбленных дары своего нравственного труда в надежде на духовное и телесное воздание. Так вершилась история, так вершилась культура, так вершилась цивилизация, и так всё это будет вершиться вечно…
Сегодня, в этот прекрасный весенний праздник мы поздравляем наших женщин, мам и бабушек, наших растущих совершенствующихся в нравственности девочек и девушек с этим прекрасным праздником и желаем всем их всего самого доброго, светлого, здоровья и творческих успехов, любви и счастья в семье, ласки и благополучия детям, внимания и опеки старшим и немощным, чтобы удача и успех сопутствовали вам в ваших благородных начинаниях.


Союз русских литераторов и художников «РАРОГ»


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !


Таинственна женская душа… Как часто проникались ею великие классики литературы, как часто они описывали состояние женской души… Да, знаменитое письмо Татьяны из Евгения Онегина писал мужчина – наш гениальный поэт Александр Сергеевич Пушкин. И весь трепет, всю иррациональную страсть души Анны Карениной, и наивную чувственность Катюши Масловой - описал наш гений Лев Николаевич Толстой…
Сегодня мы публикуем строки наших вильнюсских русских женщин, которые в своих литературных сочинениях приоткрывают нам часть своих нежных трепетных душ…
Представленные стихотворения и рассказ дают нам возможность ещё раз взглянуть на окружающий нас мир глазами женщины, неравнодушной ко всему, что вокруг происходит. В прямой, или иносказательной форме нам преподносится женская нравственная оценка ощущаемого…


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

Людмила ХОРОШИЛОВА

У ПОРТРЕТА НЕЗНАКОМКИ

Портрет незнакомки - таинственный взгляд,
Гармония красок, мазков звездопад,
Лукава улыбка, изломлена бровь,
Нагая мадонна, святая любовь.

Чья кисть? Чье страданье? Чья жуткая тайна?
Не ведом творец … Обожанье случайно?
Иль адские муки творца пригвоздили,
Глаза милой дамы навек покорили?!

Сквозь поступь столетий проносятся ветры,
Дожди поливают, летят километры,
Но в красках застыла любовь бедняка…
Прославлен прекрасный твой лик на века.

………………………………………………………….


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

ПРОГУЛКА В ВЕРКЯЙ

В каждом сердце - свет любви,
город счастья свой,
и волшебные места,
где царит покой.

Мне Веркяйский замок ты
подарил весной,
и стихия чувств любви
вьется надо мной.

По оттаявшей тропе,
мы идем смеясь,
в голубых глазах твоих -
и любовь, и страсть.

Улыбается весна,
первые цветы…
Мне сегодня не до сна,
Рядом, милый, ты.

Птица Феникс мне поет,
и бежит река…
Верю, счастье где-то ждет,
Я ведь не одна.

………………………………………………………


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

МНЕ НРАВИТСЯ ЖЕНЩИНА ЭТА

Мне нравится женщина эта:
Спокойный, внимательный взгляд.
Я с ней бы встречал все рассветы,
Ходил провожать бы закат.

Мне нравится женщина эта:
Всегда встретит лаской, добром.
В ладонях ее – лучик света,
Она освещает мой дом.

Мне нравится женщина эта:
С ней можно о многом молчать…
Не раз в моем сердце воспета,
О ней можно книги писать.

Мне нравится женщине этой,
Слова о любви говорить,
И хочется женщине этой
Всю нежность души подарить.

………………………………………………………


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

Анна ТУРАНОСОВА-АБРАС

СНЫ

Даже сегодня порою мне снится
То, что казалось забытым давно:
В комнате тихо скрипит половица,
Ветви черёмухи рвутся в окно,
В доме напротив задёрнуты шторы;
Сердце сверяется с боем часов;
Ручка наивно выводит узоры
Из ничего не решающих слов...
И в ожиданьи, мучительно чутком,
Снова смыкается мгла надо мной,
Снова смятенье владеет рассудком,
Снова страданье владеет душой...

………………………………………………………


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

СКАЖИ, О ЧЁМ МЕЧТАЕШЬ ТЫ…

Скажи, о чём мечтаешь ты,
Что я услышу, что увижу?..
Твои глаза, твои черты
Всё неотступнее и ближе...
Укрыть ли сердце на замок
Или отбросить все запреты?
И что - венец или венок -
Мне посулят твои ответы?..
Зачем ты послан мне судьбой,
Погибель ты или спасенье?..
Но сердцем я уже с тобой,
И поздно мучиться сомненьем...

………………………………………………………


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

Эльвира ПОЗДНЯЯ

УТРО
(поэтическая проза)

Ты знаешь:
я утром открою почту и прочитаю
«Доброе утро, сонька-золотая ручка».
Ты хочешь,
чтобы я новый день встречала улыбкой.
И я улыбаюсь.
Я, как ребёнок, улыбаюсь твоей «соньке-золотой ручке»
потому, что вынуждена по утрам подниматься
позже тебя на час.
Какие-то люди возомнили себя богами
и перевели стрелки часов, не понимая,
что солнышко, подчиняясь только своему Богу,
каждое утро начинает день
и каждый вечер заканчивает его
в одно и то же время
для тебя и для меня.
Мы живём почти рядом,
но нас разделяют две границы: твоя и моя.
Они могут превратить пятичасовое расстояние между нами
в трёхдневный путь,
какой пришлось преодолеть Анне с Иоахимом,
несущим маленькую Марию из Назарета в Иерусалим.
Поэтому мы можем не успеть к друг другу.
Но, несмотря ни на что, ты стараешься шутить.
Я знаю,
тебе нужна моя улыбка,
как солнышко раннему подснежнику,
как тёплый дождь набухшим почкам.
Ты спешишь.
Тебе нельзя опаздывать, иначе не сможешь дышать.
И, после приёма большой дозы лекарств,
приглашаешь меня к своему второму завтраку.
Я счастлива его принять.
Он у меня первый.
Я принимаю твою овсянку, самую нежную
из всех овсянок.
Наверное, такую приносили ангелы
трёхлетней Марии в Иерусалимский храм.
А ты уже бережно
протягиваешь мне чашечку кофе.
Мы вместе пьём ароматный напиток богов
и прощаемся:
«Я тебя обним...»
почему-то клавиатура отказывается работать...
это мои слёзы...

………………………………………………………


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

Наталья РУССКИХ-АБОЛИНА

***

Август зажигает фонари,
В георгинах свет любви запрятав,
Будем целоваться до зари -
Ты меня, как девушку, посватал.

Чувственные губы и глаза,
Золотые волосы и руки...
Ты сумел мне сказку рассказать.
Коли так? Так осень - на поруки!

Я давно не верила судьбе,
А сегодня небо алым цветом
Покрывало выткало тебе,
Синий месяц, как над минаретом.

Я люблю твою улыбку, как цветы,
Тайна в ней живёт и обещает...
До рассвета зацелуешь ты -
Тайна на губах, как ночь, растает...

………………………………………………………


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

***

Я в ночь молочную вошла,
Туман и март луну целуют.
Она к ним словно снизошла,
Но тайно с омутом флиртует.

Как хочется скорей тепла!
Деревья чёрные, как нервы.
Зима, покаявшись, ушла,
Но возвратилась злою стервой.

И тянет душу, и гнетёт,
Оскал набив набухшим снегом.
Душа в свой монастырь бредёт
Спасаться от людских набегов.

А рядом ты со мной идёшь,
Чуть-чуть и мальчик, и мужчина,
Словами невод свой плетёшь
И обвиваешь, словно тиной.

На перекрёстке постоим,
Не улыбаясь, разойдёмся
И от себя мы убежим,
И в память больше не вернёмся.

И ночь растает, как туман.
Я утру дверь свою открою,
И выпью молока стакан,
Как небо с мартовской судьбою.

………………………………………………………


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

Елена ШЕРЕМЕТ

МАМЕ

Мама... Одним многоточием
Исписать можно сотни страниц.
Мама - с любого подстрочника -
Надо встать перед нею ниц.
Стоящих слов не подобрано -
Деревянный будто язык.
Всё во мне лучшее, доброе
Без неё было б меньше в разы.

Мама... Красивая, нежная,
Словно ангел, укрыла теплом,
Сердце на самосожжение
Отдала за счастье моё.
Маминых глаз нет священнее,
На двоих боль и радость дана.
Небо молю о прощении...
Да святится твоя седина.

………………………………………………………


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

Валентина ЕГОРОВА

ЗИМНЯЯ СТУЖА И КОШКА-КОРМИЛИЦА

Часть 1

Очень тяжелое время выдалось для семьи Зинаиды. Сначала от старых ран, ещё фронтовых, умер муж – ведь война, если не расстреливает в упор, то многих догоняет в мирное время и бьёт уже без промаха. А через год после смерти мужа заболела и сама Зинаида. Боли цепко и жгуче впивались невидимыми когтями в исхудавшее тело женщины. Последние месяцы она всё больше лежала, но из последних сил руководила домом, хотя дела по хозяйству легли на плечи сына Марьяна. Он теперь был единственным мужчиной в семье и очень гордился доверием матери.

ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !


Марьян охотно косил сено для коровы, солил в кадках огурцы, рубил капусту. Без дела никогда не сидел. Мать слышала, как он то пилил дрова, то стучал молотком – что-то чинил. Сыну пришлось до времени повзрослеть, учился он хорошо и помогал с уроками сестрёнке Анечке. Не было дня, чтобы мать не похвалила детей. Марьяна кормильцем называла. В свои 13 лет худенький шустрый подросток превратился в настоящего хозяина. Любуясь сыном, мать замечала, как он всё больше становится похож на своего отца. Такой же синеглазый и чернобровый, с непослушными русыми вихрами, ловкий и целеустремленный – дела на полпути не бросит, все доведёт до конца. Даже походка у мальчика стала уверенней, тверже, и взгляд посерьезнел, как у мужа. Мать радовалась за него и про себя думала: «Не страшно умирать, сын толковым вырос, сестрёнку в обиду не даст».
Днём Зинаида всеми силами боролась со страшным недугом, чтобы никто не видел её страданий. А по ночам, сжимая искусанную мокрую подушку, безмолвно плакала от мук и жалости к детишкам. Она угасала тихо, как и жила. Суровые годы войны, голод хоть и остались позади, но дело своё сделали – серые тени жестокого времени до сих пор преследовали её и в страшных снах, и наяву. Только стали оживать, подниматься из разрухи, отогрелись в любви, потянулись к солнцу зелеными росточками дети, звонкими колокольчиками зазвенели их голоса. Жить бы только да радоваться, но не стало любимого мужа. А теперь и дни Зинаиды таяли быстро и неумолимо, как купленная за гроши свеча.
Но даже в тяжелом состоянии мать не забывала дарить детям любовь и тепло, понимая, как они в этом нуждаются, как за неё боятся, как им страшно остаться не только без отца, но и без матери. Дети делились с ней тайнами, рассказывали о делах и неурядицах в школе. Мать всегда помогала найти выход, иногда журила. Горе их сблизило. Она рассказывала им про свое детство, учила житейской мудрости, а когда говорить становилось уже невмоготу, дети читали ей книжки. Девятилетняя Анюта старалась читать с выражением, чтобы хоть чуть-чуть отвлечь маму от боли и плохих мыслей. И эти детская чуткость и трогательная забота немного отвлекали Зинаиду от физических страданий и давали силы держаться, чтобы не быть непосильной обузой. Иногда она чуть слышно начинала напевать любимую песню мужа «Ой, мороз, мороз…», сын подхватывал, и тогда в доме тихо звучал трогательный дуэт.
Порой к Зинаиде забегал старший брат Степан и всегда заверял сестру, что детей в беде не оставит, в люди выведет, пошлёт в город учиться.
Наступила весна. Звонкоголосая и задорная, она с лихвой дарила солнечное тепло, вызволяя сельчан из зимнего плена, зазывая выйти из дому погулять. Земля отогрелась, вздохнула глубоко и подобрела – все вокруг, наливаясь свежими соками, оживало, обновлялось, расцветало и покрывалось юной листвой. Любо и сладко на сердце от гомона птиц и запахов возродившейся природы. И душа, охваченная дивным благоуханием, готова была воспарить и ликовать от радости слияния с очнувшейся природой.
В один такой погожий день, когда в распахнутое окошко вместе с пением жаворонков вливался волнами ласковый ветерок, а кошка на подоконнике лениво нежилась в теплых лучах, Зинаида вдруг почувствовала прилив сил, боли приутихли. Она встала и, дивясь себе самой, вновь хлопотала по дому: прибрала в избе, состряпала вкусный обед, чем очень обрадовала вернувшихся из школы детей.
Дочка то и дело подбегала к маме, обнимала и ласкалась, как маленький котенок. Марьян по-взрослому заботливо предлагал матери полежать, отдохнуть. Она с улыбкой отмахивалась. А сердцу было отрадно ощущать трогательное внимание сына. Исхудавшая фигурка в длинной юбке неслышно двигалась по избе. В этот день у Зинаиды словно открылось второе дыхание.
Под вечер напекла детям любимых пирожков с капустой. Казалось, жизнь возвращается в своё русло. В доме вкусно пахло пирогами и цветочным чаем. За веселыми разговорами у самовара долго ужинали, мечтали о скором лете, каникулах. Зинаида отважилась даже пойти с Анютой в натопленную сыном баньку, искупала дочку и вымылась сама.
Дети с умилением глядели на красивое лицо мамы и появившийся легкий румянец. А она неторопливо заплела косу и уложила ее вокруг головы короной. Как всегда, перед сном тепло и нежно поцеловав детей, пожелала им спокойной ночи. Уставшая, но довольная собой – столько дел сумела переделать, она впервые за многие мучительные месяцы заснула сразу. А счастливые Марьян и Анюта ещё долго шептались, радуясь, что их мама наконец-то выздоровела.
Наутро с первыми лучами солнца пробудилась природа. И в первозданную тишину вместе с радостным пением птиц ворвались громкие крики петухов, а чуть позже мычанье коров. Зашевелились селяне, принимаясь за привычные дела, послышались их заспанные голоса. Воздух кристально чист и свеж, дышится свободно, легко.
И только Зинаида подвела в это звенящее жизнью утро – она уже не проснулась. Обворованная долгими суровыми годами войны, когда не то что любви и ласки – куска хлеба не было в доме, Зинаида всё выстрадала и сохранила свою душу нежной, чистой и не очерствевшей. Сколько таких женщин выжило в то жестокое время. Колхозы и города они восстанавливали наравне с мужчинами, лишь бы не было войны. Да, женщина все выдюжит, крылья от любви к Богу, земле и детям вырастают у них и силушку дают неимоверную. Женщина спотыкается, гнется к земле, но не ломается до последнего вздоха.
Смерть матери стала страшным ударом для детей, оборвав все связи с добрым прошлым. Без матери стало пусто и холодно. Фотографии и вещи – все такое родное и близкое – в один миг оказались в другом светлом и радостном мире детства, где рядом всегда была мама. Для Марьяна белый свет померк и стал серым в одночасье. Казалось, черная птица, раскинув огромные крылья, закрыла от него небосвод, и само солнце превратилось в дымчатый блеклый диск. А вместо добрых соседей он видел то ли образы мрачных людей, то ли их тени. Даже красное платьице, сшитое мамой Анюте, его глаза воспринимали черным. Горе украло разноцветье, яркую радость жизни. Боль, притупившая восприятие реальных светлых красок, угнетала и пугала подростка.
Марьяну было очень плохо, но заплакать на людях не мог. Он словно окаменел, что-то подступало к горлу, комок застревал и не проглатывался. Бедному сироте по-детски казалось, что все его осуждают, считая бесчувственным чурбаном, который даже слезинки не проронит у гроба матери. Марьян сильно переживал и корил себя за то, что он такой черствый, и виновато убегал за угол дома, прятался там ото всех и только здесь, наедине со своей бедой, мог расслабиться и дать волю чувствам. С криком и горькими слезами он запирался в сарае, чтобы никто его не видел и не слышал:
– Мамочка, зачем ты нас покинула!!!
После таких приступов отчаяния он постепенно успокаивался и возвращался в дом с каким-то остановившимся взглядом. И только внутри что-то чуждое, инородное жгло и теснило грудь. А ночью ему было еще более тяжело и невыносимо одиноко. Вспоминалось время, когда были живы родители, и слезы прорывались наружу, не давая заснуть. И в такие минуты ему было нестерпимо жаль сестрёнку и себя. Страшное осознание, что они уже никогда не услышат любимый мамин голос и их никогда не обнимут её ласковые руки, выбивало почву из-под ног. Горе снова лишало всего самого дорогого и родного, что еще совсем недавно теплилось и давало надежду на будущее.


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !


Хоронили Зинаиду всей деревней. Марьян стоял отрешенно и ничего не понимал, не слышал разговоров взрослых, которые обнимали их с сестрой, называя сиротами. Анютка все время всхлипывала, ее гладила по голове и прижимала к себе жена дяди. А к Марьяну подошла старенькая соседка и со слезами обняла. Лицо мальчика оставалось безучастным. Марьян никак не реагировал. Тогда бабушка стала тормошить его за плечи, вывела во двор и снова трясла худенькое тело, а потом вдруг ударила по щеке:
- Ну, не молчи же ты, не молчи, покричи, легче станет. Ты ж как неживой, на тебе лица нет, ни кровиночки. Пойдем в сторонку вместе поплачем, может, полегчает.
Старушка завела его за дом, туда, где он, будучи один, давал волю слезам. Вот и теперь от поглаживаний бабушки и её обидной пощечины что-то взорвалось внутри, и он жалобно разревелся.
- Ну, вишь, теперь тебе легше станет, а то так и ума лишиться можно, ты плачь, плачь, миленький, вылей все горюшко. Только не держи в себе! Слышишь? Не держи! А то плохо будет!
Марьян действительно, умывшись слезами, пришел в себя, окаменелость отпустила его. И черная птица, затмившая белый свет, покинула его. Солнце вернулось, вмиг слепило глаза, и все вокруг вновь обрело свои реальные краски. Он в изумлении заметил, что жизнь продолжается, и будто впервые увидел зеленые листья деревьев, траву и рыжую Мурку, ластившуюся у его ног. Но щемящий скорбный привкус горя и тоски остался в душе.
Бедный подросток проникся огромной благодарностью к старушке, ей удалось вывести его из ступора. Слезы теперь текли ручьями, а он, уткнувшись лицом в плечо бабули, всхлипывая, скулил, как маленький щенок, изредка произнося:
- Баб Мааань, Баб Мааань!
- Вот и хорошо, миленький, покричи, покричи, поможет.


Часть 2

ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !


После похорон Зинаиды Степан забрал к себе племянников. Не забыв при этом хозяйской рукой прихватить всё, что можно было перевезти с хутора: корову, поросёнка, кур и другое имущество, которое по тем временам было в цене.
Соседи радовались, что сироты не попадут в детский дом, а будут жить у дядьки, хоть мужик он угрюмый и скупой, но всё же родственник. Зато Лидия, жена его, славилась отзывчивостью и добротой.
Так началась новая жизнь Марьяна и Анюты. Но атмосфера, в которой оказалась дети, резко отличалась от той, что царила в их родной семье. В доме Степана если и была тишина, то такая гнетущая и тяжелая, словно перед страшной грозой. Степан не мог и дня прожить, чтобы не сдержаться и не прицепиться к жене, грубо изливая свою необузданную власть. А повод всегда находился: то борщ недосолен, то куры разбежались по огороду, то погода испортилась, и во всех бедах виноватой оказывалась Лида.
А она, добродушная, пышнотелая, с румянцем на щеках, как кустодиевская красавица, сошедшая с полотна художника, только суетилась по хозяйству, тяжело вздыхая. Разве могла предположить она в юности, что её Степан, самый видный и вроде скромный ухажёр в округе, окажется таким злобным и сварливым мужем, а за его молчаливостью скрывались зависть и обыкновенная жадность. Безмолвное смирение жены его ещё больше бесило, и тогда он бросал в её адрес бранные выражения, повторяя при этом:
- Молчишь? Потому что не битая, да? Вот я терплю, терплю, но
когда-нибудь доберусь до тебя. И ты у меня получишь за всё!
Правда, Степан рук не распускал, но и слова его обидные и угрюмый недобрый взгляд болью вонзались в сердце женщины, оставляя раны.
Даже с кошкой у Степана сложились особые отношения: с первой встречи они невзлюбили друг друга. Мурка ощущала на себе его злобный характер, ведь тот при каждом удобном случае с руганью пинал её:
- Брысь отсюда!
И Мурка убегала в добрый дом на хуторе, но, вернувшись, норовила отомстить обидчику и не упускала момента напакостить ему. Неожиданно прыгнув, царапала Степана за руки и даже метила его обувь. Дядька подобной выходки вынести не мог, ещё больше лютовал и поднимал невероятный крик, бесился, и доставалось тогда всему дому.
- Убью, мерзавка! Вот поймаю и точно убью! - рассвирепев, кричал Степан. А Мурка, на всякий случай отбежав от него на почтительное расстояние, выгибала изящно спинку, прижимала уши и, обнажив клыки, угрожающе шипела на него, как змея. Степан в ярости пытался наказать её, а она, изрядно поиздевавшись над ним, умудрялась исчезнуть на несколько дней.
Цветущий и яркий май быстро перекатился в лето, наступили каникулы. Марьян вставал с петухами и занимался хозяйством наравне со взрослыми. Нелегкий деревенский труд немного отвлекал подростка от грустных мыслей. Спозаранку он работал у Степана, а под вечер бегал в отчий дом, где охотно возился в огороде, а в конце лета плоды своих трудов с гордостью перевозил дядьке.
В хорошую погоду Марьян брал с собой на хутор сестрёнку. Здесь в благодатной тишине летнего сада Анюта любила вышивать незатейливые рисунки и помогать брату в огороде. Иногда, сидя на завалинке или в тенечке под вишней, она играла с кошкой, плела веночки из цветов. В родной избе детям все напоминало о маме: занавески на окнах, вязанные ею дорожки и даже запахи трав. И порой им казалось, что вот откроется дверь и войдет она, улыбаясь, сняв платок, вытрет пот с лица, приласкает и напоит парным молочком. Дети очень тосковали по ней, случалось, со слезами на глазах вспоминали её теплоту и ласку.
Марьян за лето ещё больше повзрослел и чувствовал себя ответственным за сестру. Он всегда рассказывал ей все интересное, что слышал от отца и матери или прочитал. От него Анюта узнавала о деревьях, ягодах. А собирая грибы, учил распознавать съедобные. Гуляя, они заслушивались пением птиц, сверчков.


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !


Тропинка на хутор проходила мимо леса через поле. А там рожь уродилась богатая, густая. И забавно было глядеть детям, как от дуновений ветра рожь то шумно колышется, шевелится, то расстилается волнами, льётся, словно реченька широкая и вольная, величия исполненная. Расплескавшиеся дивные хлеба зазывают и ждут доброго хозяина. Спелые зёрна, как на подбор, шепчутся меж собой. Марьян брал иногда в руки несколько колосков и показывал сестре, как отец когда-то ему:
- Глянь, Анюта, они живые, точно насекомые. Слышишь, как копошатся, ворочаются, это они между собой так разговаривают… Чувствуешь ладошкой, как кусаются своими усиками длинными? Хоть они и колючие, но ласковые, а из зёрнышек хлеб получится ароматный и вкусный. Сестра удивлялась, что ничего не слышит, но верила брату, что колоски живые.
А за рожью далеко простирались стройные стебли кукурузы. Крепкие початки задорно тянулись к солнцу. Желтоватые крупные зерна, плотно прижимаясь друг другу в строгих зеленоватых кафтанчиках, излучали силу и благополучие. И ржаное поле-реченька ощущало себя бедной родственницей в этом соседстве.
Марьян трудился с удовольствием, так как всегда помнил слова отца, что земля любит добрые руки и обращаться с ней надо с любовью, тогда она и кормить будет сытно.
Устав, Марьян любил подойти к стогу сена, постоять, прислушаться, а потом упасть в него и вдыхать шумно, всей грудью запахи скошенной травы. Полежит он так, напитается чудодейственными ароматами и поднимется, как богатырь, полный силушки и молодецкой удали.
В летних нелёгких хлопотах и осень подоспела. Пока Марьян работал на дядьку, Степан редко придирался к нему, но хмуро смотрел на появившегося родственника. А за столом всегда поглядывал, сколько тот ест. Марьян, как настоящий работник, любил поесть после трудового дня. И хороший аппетит племянника не давал покоя дядьке, и тогда скупой Степан вымещал своё недовольство на жене. Всё, что ни делал Марьян, считалось, что он старается для себя и сестры, то есть на жизнь зарабатывает.
Но когда закончились каникулы, и Марьян пошёл в школу, то дядька начал злиться, что тот из-за учёбы меньше занимается хозяйством. И самое обидное, что Степан стал открыто заявлять о появлении лишних ртов в доме. Не забывал напомнить бедным родственникам, что он вынужден их кормить-поить, и называл подростка нахлебником, хмуро поглядывая на каждый съеденный им кусок.
Ежедневные попреки дядьки больно ранили сироту. Только ради Анюты он готов был терпеть оскорбления и косые взгляды.
Перед сном Марьян старался пообщаться с сестрой и, как раньше мать, он находил для неё ласковые слова и гладил по волосам. За короткую жизнь родителям удалось посеять в сердцах детей добрые семена, которые прорастали, тянулись к солнцу, давая светлые всходы, помогая выжить в окружении грубых и бездушных сорняков.
Анюту тётка жалела и опекала, как могла. Марьяна это радовало, потому что он очень любил сестричку и беспокоился за неё. Марьян постоянно вспоминал прежнюю жизнь с мамой, где царили любовь и уют, и часто плакал по ночам. Здесь за все время он не услышал ни одного ободряющего теплого слова от дядьки. Хотя своего сына, Семёна, он, бывало, хвалил за ерунду. Как ни пытался бедный племянник угодить дядьке, тот просто не замечал его стараний, зато за каждый пустячный промах устраивал взбучку.
В такой обстановке недоброжелательности Марьяну стало казаться, что и их корову обижают, недокармливают, так как она похудела и перестала давать молоко. Уж больно жалко было Бурёнку. И однажды в начале осени после очередных упреков дядьки, что Марьян иждивенец и лодырь, отрок не выдержал и решил вернуться в отчий дом, чтобы жить отдельно.
Степан сильно рассердился. Он знал, что соседи начнут осуждать его, мол, при живом дядьке сирота один на хуторе живёт. Но Марьян проявил упрямство и твердость в своем намерении. В конце концов, Степан согласился, так как его нисколько не волновало, где и как будет зимовать племянник, его тревожили лишь пересуды сельчан. А на прощанье дядька леденящим душу голосом пригрозил:
- Ты ещё пожалеешь о самовольстве! Знай, племяш, ты ещё ко мне вернёшься! Вот увишь, приползёшь и в ножки поклонишься, чтоб принял тебя, вот тогда поглядим!
Тетка причитала, металась между мужем и Марьяном, ей жалко было сироту. Но Степан и её «ласковыми словами» наградил, и бедная женщина, всхлипывая, обнимала Анюту, которая испуганно реагировала на эти скандалы.
Несмотря на большую любовь к своему единственному сыну, Лидия с болью замечала, что с появлением в доме племянников, её Семён, когда отца нет дома, ходит, распушив хвост, глупо изображая свою значимость, некоторыми поступками напоминая мужа. Лида всячески старалась повлиять на поведение сына. Марьян был на год старше Семёна, и для Семёна это было предметом зависти, так как в школе именно Марьяна учителя хвалили за хорошую учебу, трудолюбие и ставили в пример другим ученикам. Марьян, работая целыми днями, практически не виделся с двоюродным братом, поэтому и не успел с ним сблизиться. Да и друзья у них были разные.
Сельчане не очень удивились, когда племянник сбежал от «щедрого родственничка», так как всем было известно, что у Степана зимой снега не выпросишь.
Марьяна утешало, что тётка к Анюте душой прикипела, вкусненьким угощала и мужу в обиду не давала – это единственное, в чем она позволяла себе перечить Степану. А в остальном смиренно, по-бабьи сносила его невежество и окрики. Степан когда-то мечтал о дочке, поэтому Анюту жалел, где-то в глубине души у этого сурового человека таились теплые чувства к сироте, но он не показывал их, только издали поглядывал на неё, близко к себе не подпуская.
Марьян был доволен тем, что весь урожай с родительского участка перевез в закрома дядьки, свинка за лето подросла, поправилась, а куры исправно несли яйца. И сестричка, продолжая жить у Степана, нахлебницей уже точно там не будет.


3 часть

ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !


В четырнадцать лет Марьян перебрался в родительский дом, взяв с собой корову и любимую кошку. А дядька оторвал от сердца мешок картошки и немного свеклы с капустой. Подросток стал жить самостоятельно и осваивать секреты ведения домашнего хозяйства и крестьянского труда. Марьяну повезло – октябрь выдался на редкость теплым и радовал обилием грибов, поэтому он успел до морозов их побольше набрать и засолить. Да и походы на рыбалку доставляли ему удовольствие, а иногда радовали хорошим уловом его и любимую Мурку.
Дрова и сено дядька забрать не успел, поэтому Марьян был спокоен за свою Буренку – корма для нее должно было хватить до весны. Сердобольная тетка украдкой от Степана передавала ему жито. Вначале Марьян не бедствовал. Он умело обмолачивал и дробил колоски ржи, и из этой дробленки варил кашу или запаривал кипятком, потом добавлял воды, и получалась болтушка. В сенцах висели пучки душистых трав, было из чего заваривать вкусный чай.
Мурка бегала днем по деревне и где-то кормилась. Как-то при встрече дядька намекнул сироте, что двери всегда открыты для блудного племянника. Но Марьян ответил, что ему одному живется неплохо. Он знал, что тот зовет не из желания помочь, а из-за сплетен, и что Степана волнует только хозяйство сестры: как- никак дом, сад с огородом и корова.
Однажды подросток заметил, что картошка в сарайчике быстро тает. Он складывал ее в небольшие кучки, чтобы примерно знать, сколько есть запасов. Но со временем кучек становились все меньше, и чтобы как-то дотянуть до весны, пришлось делить их еще пополам. Корова молока не давала, жито, переданное теткой, закончилось, как и свекла с капустой.
Марьян бросал тоскливые взгляды на последний пучок засушенных трав. Тяжелой и грозной поступью в дом входил незваный и доселе незнакомый подростку гость – голод. Марьяна пугали и настораживали пустые полки чулана, подобное он только слышал от матери.
С сестричкой Марьян виделся в школе, она никогда не жаловалась, только очень грустила без него и мамы. Иногда тетка тайком от мужа передавала с сестрой пирожки для Марьяна. После смерти матери сестричка стала молчаливой. И только при встрече с братом радостью загорались ее глазки, и она становилась вновь общительной и веселой. Они оставались после уроков в классе, съедали вместе принесенный гостинец. Старший брат заботливо помогал ей делать домашнее задание.
Никто из деревенских не догадывался, что Марьян голодает, гордость и сильный отцовский характер не позволяли делиться этой бедой даже с друзьями.
Марьяну было привычно по морозцу ходить с хутора в школу. Если ночью заметало протоптанную им дорожку, то приходилось брести, утопая по колено, а то и выше в снегу. После уроков, вдоволь набегавшись, наигравшись с мальчишками в снежки, с раскрасневшимся лицом и окоченевшими руками торопился он домой. Входил в выстуженную, но такую родную избу, быстро растапливал печь, сушил на ней свою одежду и валенки. Он любил полежать, погреться, слушая, как потрескивают березовые поленья.
Марьян вспомнил, как мама рассказывала, что в голодные времена пили вкусный настой из вишневых веточек. Он тоже приспособился заваривать себе такой напиток, который источал удивительный аромат и обладал насыщенным бордовым цветом. Вначале такие чаепития Марьян шутливо называл «постными днями». Но растущему организму все время хотелось есть, в пустом животе урчало, и мысли о еде не давали покоя. С коровой он говорил о молоке и простокваше, а, играя с любимой кошкой, вспоминал рыбалку. По ночам, проснувшись от голода, когда под ложечкой невыносимо сосало и требовало еды, он представлял мамины обеды. Даже во сне он видел пироги да блины, борщи да каши. Только на уроках он иногда отвлекался от мысли о хлебе, да в играх с друзьями на время забывался, но не надолго – голод не отпускал, вонзая свои клешни в желудок.
Ударили лютые февральские морозы, занятия в школе отменили, и Марьян, тоскуя от одиночества, с нетерпением ждал потепления. Долгими студеными вечерами подросток любил при керосиновой лампе читать «Робинзона Крузо» и «Поднятую целину» – других книг в доме не было, а школьная библиотека в сильные морозы не работала. Он всегда помнил, как мать беспокоилась о его успеваемости в школе, заботясь о том, чтобы он хорошо учился, говорила, что знания на плечах носить не надо, а в жизни всегда пригодятся. Ей очень хотелось, чтобы дети вышли в люди, поэтому Марьян, если выдавалось свободное время, с готовностью перечитывал некоторые учебники, так он с пользой коротал голодные зимние вечера.
Марьян очень скучал по Анюте. Он мечтал о том времени, когда окончит школу, пойдет работать и сразу же заберет сестрёнку к себе. Подросток верил, что переживет все невзгоды, вот только бы до весны дотянуть. У него был реальный стимул – сестра. И мысли о ней согревали сердце, давали силы выстоять. Он с теплом вспоминал ее курносый носик, белокурые волосы, заплетённые в две тугие косички. Тонкие и короткие, они смешно торчали в разные стороны и всегда вызывали у брата улыбку и желание шутливо дернуть сестру за косичку. Анюта в ответ поднимала на него свои ясные синие глаза и очень серьезно спрашивала словами золотой рыбки: «Чего тебе надобно, старче?» Их смешили детские забавы. Все в облике Анюты умиляло Марьяна трогательной простотой и наивностью. В трудные дни мысли о сестре были для брата спасительным маяком.


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !


Один раз Марьян увидел в окно, как Мурка что-то тянет по белому снегу в зубах. Оказалось, она приволокла мерзлую крысу и бросила у его ног. Гордо отошла в сторонку, словно предлагала отведать ее подарок. Марьян, улыбаясь, похвалил, погладил заботливую Мурку, разморозил добычу и отдал ей. А через несколько дней кошка откуда-то притащила кусочек замороженной колбаски и снова положила перед ним. Марьян очень обрадовался, отварил ее и съел вместе с Муркой. Через день это повторилось. Так несколько раз в неделю кошка приносила добычу и подкармливала хозяина.
Но однажды подросток задумался, что кошкины гостинцы не что иное, как воровство, и мама не одобрила бы и даже осудила его за это. Он осознал, что стал невольным сообщником кошки-воровки. Совесть стала мучить его, и он перестал выпускать Мурку из дома во двор. К дядьке вернуться тоже не мог – гордость не позволяла.
Сильно мучилась без еды Мурка, она садилась возле пустой миски в ожидании пищи. Марьян переживал, что она может умереть с голоду. Они тоскливо поглядывали друг на друга. Ему было очень жаль кошку, Мурка была единственным другом в зимние длинные вечера. Случалось, шутливо называл ее своей Пятницей. Лежа с ним на печи, она терлась мордочкой, заигрывала или успокаивала его мурлыканьем.
Марьян решил, что выпустит ее, но если она вновь принесет колбаску, то сам категорически есть не станет, пусть ей одной достанется. И когда в очередной раз она приносила съедобный подарок, он еще верил, что выдержит. Но как только по избе начинал распространяться вкусный манящий запах от варившегося гостинца, а в животе сильно подсасывало, то у бедного парнишки тут же текли слюнки. И в такие минуты он забывал про клятвы, данные себе, не выдерживал такого тягостного испытания и сдавался, грешил, потом вновь каялся. Пустой желудок особенно мучил бесконечными тягучими ночами, а теперь еще и совесть точила и скребла его сердце…
Однажды в леденящей черноте вечера холодное безмолвие нарушил поднявшийся сильный ветер, он сердито куражился, разметая снег, а позже устроил настоящую завируху. Вокруг все кружило, гудело и пугающе настораживало своими всхлипами и устрашающим воем. Что-то загадочно бегало по крыше, стучалось и билось со стоном в окно. Марьян никак не мог уснуть. Кутаясь в тулуп, он со страхом думал, что такой свирепый вихрь, чего доброго, может унести и его вместе с домом.
Под утро метель угомонилась. Марьян, как всегда, вышел покормить Буренку и пообщаться с ней. Во дворе он сразу заметил следы погулявшего ветра – ветки, безжалостно сорванные с некоторых деревьев, лежали на снегу и крыше. Парнишке стало ясно, кто бесился и бегал по дому. Он разгреб снег с запорошенных тропочек, принес воды из колодца. Прокладывая дорожки, вспоминал, как один год так много снега намело, что отцу приходилось каждый день выкапывать туннели, и по ним только можно было дойти до хлева, чтобы накормить корову, свинью и кур.
По соседству с Марьяном на хуторе жила баба Маня, та самая, которая привела его в чувство на похоронах матери. Чуть поодаль от её дома высилось старое дерево, оно было видно издалека. В какой-то миг парнишка почувствовал что-то неладное – он не увидел старого дуба и поначалу подумал, что это ему почудилось от бессонницы.
- Как и куда могла исчезнуть вековая гордость бабы Мани?
Марьян бросил свои дела и побежал к бабуле. От того, что он увидел, парень просто остолбенел. Сорванная ночным ураганом крыша маленького сарайчика сиротливо лежала на снегу. А могучее дерево треснуло и, падая, сломало своими ветвями забор. Во дворе же на сильном морозе в накинутом тулупчике стояла бедная старушка. Согнувшись от навалившихся бед, она стала словно меньше росточком, всхлипывала и причитала. Завидев Марьяна, бабуля, всплеснув руками, закричала:
- Горе мне, горе! Как жить дальше?
От безысходности она все время плакала. Марьян вначале тоже оторопел, растерялся, но, придя в себя, оглядел хозяйским глазом ущерб, нанесенный стихией, и стал успокаивать бедную старушку, говоря, что поможет ей. Отзывчивый и сметливый отрок тут же окоченевшими руками принялся собирать мерзлые грузные ветки, приговаривая:
- Баб Мань, не плачь! Счастье, что дерево на дом не обрушилось – вот тогда беда была бы страшнее. А крышу можно подправить.
Эти слова немного успокоили старушку, и она в слезах постоянно благодарила Бога, что изба цела осталась.
Так начался новый этап в жизни Марьяна. Он почувствовал себя нужным одинокой старушке, и теперь каждый день в трескучие морозы охотно помогал бабе Мане, так как сельчане только после холодов узнали о беде, постигшей хуторянку. В благодарность она стала подкармливать его: то щами вкусными угостит, то горячей картошкой прямо из чугунка, да кусочком сала. А хитрая Мурка, как собачка, сопровождала Марьяна до бабули, зная, что и её там добрая хозяйка накормит. Он поправил и починил крышу на доме бабы Мани – ветер и её изрядно потрепал и повредил, а на сарайчике восстановил прежнюю, сорванную вихрем крышу. А по весне сделал новый забор и добротную калитку.
Марьян никак не мог определить возраст бабы Мани. Сколько он ее знал, она всегда была седой, с тоской во взгляде, но когда рассказывала разные деревенские истории, то вся преображалась: в серых глазах появлялись искорки, и даже морщинки на лице вроде бы разглаживались. В такие минуты она выглядела гораздо моложе. Как-то за чаем баба
Маня поведала о своей жизни:
- Ты не гляди, что я такая неказистая, раньше меня считали завидной невестой. К лету с девчатами сами шили себе платья. По вечерам нарядные гуляли по селу и песни пели. Иногда приходила молодежь из соседних деревень, и тогда устраивали хороводы, веселились до рассвета. Голос у меня был красивый и звонкий, за что Пётр и полюбил. Только долго за мной не ходил, а сразу сватов прислал, боялся, что кто-то опередит его, ведь на меня заглядывались и другие парни. Поженились, и Бог дал двух деток - первого Гришу, а потом еще и Ваню, и выросли они крепкими, работящими. Вот бы жить, да жить. И как только я стала присматривать невест любимым сынкам и мечтать о внуках, как вдруг немец пришел и нарушил все наши мечты, – она на минуту смолкла и шаркающей походкой, тяжело вздыхая, принесла пачку пожелтевших писем-треугольников. Справившись с грузом печальных мыслей о войне, продолжила: - Мои-то сразу на фронт попали. Как же долго шли весточки от них! Много горя хлебнули мы тогда. С какой радостью и надеждой встречали почтальона! А мои дорогие дети и муж в каждом письме обещали, что как только закончится война, вернутся домой. Потом, потом пришли похоронки... Но разве я могла поверить, что моих родненьких нет в живых? Нет. До сих пор верю, что они еще вернутся. Не может быть, чтобы все трое погибли.
Она с любовью показывала фотографии и бесценные письма с фронта. Натруженной рукой она бережно разглаживала письма, которые знала наизусть, а другой тянулась к фартуку, чтобы утереть горькие слезы. Где-то в стороне лежали холодные казенные похоронки, жестокую правду которых она не пускала в свою душу. Верная жена и любящая мать продолжала ждать… Эта надежда согревала одинокую женщину и давала живительную силу. Погружаясь в свои думы, она тихо, но уверенно произнесла:
- Вот весна придет, и воротятся мои, сколько баб похоронок получило в соседних селах, сколько слез было пролито, а несколько человек в плену оказались, а потом ведь вернулись.
Марьяна сильно растрогала история жизни бабы Мани. Наступившая тишина и тусклый свет керосиновой лампы усиливали горечь печального рассказа, и Марьяну от всего сердца хотелось помочь чем-то бедной старушке, но он не знал как, ведь после войны прошло много лет.
Старушка догадывалась, что Марьяну живется несладко. Однако ей и в голову не могло прийти, что он голодает, потому что дядька оказался настолько жаден, что только с мешком картошки отпустил сироту на хутор, не позаботившись о его дальнейшей жизни. По своей душевной доброте она, бывало, как напечет ржаного хлеба, так с Марьяном и поделится:
- Бери, милок, бери, уважь меня, сам-то не печешь, нынче муки мало было, зато кукуруза уродилась на славу.
Марьян не отказывался, так как чувствовал, что она от всего сердца дает. Старушка всегда приговаривала, что за помощь ему по гроб благодарна будет. Радовалась, что крыша от сарайчика теперь на месте, и живность её не пропадет от холодов.
Дома он разрезал вкусный свежеиспеченный хлебушек на маленькие кубики и сушил на печи. Теперь к чаю из вишневых веточек у него иногда появлялись сухарики, а перед сном он любил брать один кусочек и долго сосать его, как раньше кусочек сахару. И это было лучшим лакомством в его голодные дни.
Когда отпустили морозы, Марьян снова стал встречаться с сестренкой. И однажды она принесла завернутые в газетку маленькие колбаски. До чего же они были похожи на те, чем подкармливала его Мурка. Позже выяснилось, что именно Степан забил их поросенка до холодов и в сарайчике хранил сало и мясные изделия. А хитрая Мурка, отлично зная адресок и тайные входы в закрома «скупого сельского рыцаря», по старой дружбе бегала подкормиться к Степану, заодно не забывала принести добычу и своему хозяину. Как же был счастлив бедный подросток, что Мурка гостинцы таскала не у соседей, а у дядьки. Совесть его успокоилась. И сердечко грела мысль, что свинка-то была из родительского дома и помогла выжить ему вместе с кошкой в голодные дни.
Рассказывая Анюте, как в морозы Мурка приносила ему в зубах гостинцы, он, с любовью поглядывая на кошку, говорил :
- Ай, да Мурка, ай, да кормилица!- И они смеялись, удивляясь, какая умная и заботливая у них кошка. Марьян часто с теплом и улыбкой вспоминал этот случай.


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !


Пришла весна. Природа проснулась, скинув белый пушистый наряд, зажурчали, заторопились звонкие ручейки, весело сливаясь в одно многоголосое русло. И вскоре начали проклевываться разные травы. Солнечные теплые дни подарили не только радость возрождения природы, но и надежду на будущее.
Марьян вспоминал рассказы матери, как родная земля давала в голодные времена съедобную зелень, благодаря которой люди и выживали. В народе говаривали: «дожить бы до сныти». Теперь и он выискивал её первые проростки и варил – вкусная еда была. Собирал нежные побеги черемши, рвал крапиву, а из щавеля с лебедой готовил зелёные щи, и, конечно, с удовольствием пил любимый березовый сок. Необыкновенные травы помогли ему выстоять в трудные дни.
А когда начались посадочно-посевные работы, то баба Маня заботливо поделилась картошкой для нового урожая. А тетка умудрялась тайком от мужа передать семена и рассаду для огорода.
Оставшись без матери, Марьян прошел трудный ухабистый путь жизни, набил синяков и шишек. Но привычный к труду сирота усердно работал в огороде и вырастил картошку, свеклу, морковь. На жизнь Марьян взирал хозяйским глазом и впрок заготавливал все, что можно было. Наученный опытом голодных зимних месяцев, паренёк основательно подготовился к будущим холодам: сушил травы, солил грибы, квасил капусту. Возвращаясь с рыбалки с хорошим уловом, с радостью баловал Мурку вкусным лакомством.
Сестричка летние каникулы в основном проводила с братом, приносила от тети Лиды гостинцы. Вдвоём они ходили в лес за земляникой и малиной. Набрав полные кузовки, они пригоршнями ели ароматную спелую ягоду. А черникой весело рисовали усы друг другу, как у Мурки. Деревья в их саду радовали не только весной своим дивным цветением, но и летом хорошим урожаем вишен и яблок. Родные стены, где всегда царили любовь и согласие, укрепляли их дружбу и согревали душу.
Прошло время, Марьян окончил школу, пошёл работать и смог забрать к себе сестричку и осуществить свою мечту.


ЧУВСТВА ЖЕНЩИНЫ !

………………………………………………………………………………………………..........................................................................................................
(голосов: 4)
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
Раздел: РАРОГ » Проза
СЛАВЯНСКАЯ РАПСОДИЯ - представляем читателям новый рассказ нашего автора Валерия РАССВЕТ
Раздел: РАРОГ » Проза
Представляем нашего нового автора Валерия РАССВЕТ с его проникновенным рассказом «СКРИПАЧ».
Раздел: РАРОГ » Проза
Сегодня Всемирный день писателя Поздравляем всех наших коллег, которые не могут прожить «ни дня без строчки», с Всемирным днём писателя (полное
Раздел: РАРОГ » Проза
ТРОГАТЕЛЬНЫЕ РАССКАЗЫ ВАЛЕНТИНЫ ЕГОРОВОЙ Валентина ЕГОРОВА родилась в Вильнюсе. Закончила филологический факультет Вильнюсского Государственного
Раздел: РАРОГ » Проза
Литераторы Союза русских литераторов и художников Вильнюса РАРОГ Доктор гуманитарных наук Елена Петровна БАХМЕТЬЕВА СТАКАН КРЕПКОГО ЧАЯ ИЛИ
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ХУДОЖНИКИ:

ПОМНИТЕ! - ПИСЬМА С ФРОНТА
ПОМНИТЕ! - ПИСЬМА С ФРОНТА Литературно-музыкальный полдень, посвящённый наступающему Дню Победы, под названием «Письма с фронта» прошёл 20 апреля в Доме
«РУССКИЙ ВЕРНИСАЖ» В КЛАЙПЕДЕ
«РУССКИЙ ВЕРНИСАЖ» В КЛАЙПЕДЕ Приглашаем русских художников СРЛХ «РАРОГ» принять участие со своими картинами на выставке «РУССКИЙ ВЕРНИСАЖ» в Клайпеде -
«ДИАЛОГ ЖИВОПИСИ» ЗОВЁТ НА ВСТРЕЧУ...
«ДИАЛОГ ЖИВОПИСИ» ЗОВЁТ НА ВСТРЕЧУ... В художественной галереи «АРКА», расположенной в старом городе Вильнюса, 21 марта открылась международная выставка «ДИАЛОГ

Русские в истории и культуре Литвы:

Русские в истории и культуре Литвы
Copyright © 2016 CARAMOR.LT, ОО РАРОГ, | Все права защищены
Фотобанк В.Царалунга-Морара